Ссылки

Новость часа

"Чтобы бороться с нами, государство отключало интернет на три дня". Как платформа "Голос" помогла белорусам узнать реальные итоги выборов


Павел Либер

На каждом третьем избирательном участке в Беларуси обнаружены фальсификации, озвученные ЦИК итоговые данные значительно расходятся с официальными данными из участковых протоколов, на участках зафиксировано более 6700 нарушений, утверждают авторы исследования, подготовленного онлайн-платформой "Голос" при помощи сообщества "Честные люди" и платформы "Зубр".

"Голос" был создан накануне президентских выборов для точного учета голосов на участке. Избиратель в день голосования должен был сделать фото обеих сторон бюллетеня и отправить в чат-бот "Голоса". Таким образом стало возможным подсчитать голоса и понять реальную картину голосования на президентских выборах.

Семеро участников "Голоса" сейчас находятся в СИЗО. Один из главных разработчиков платформы, известный белорусский айтишник Павел Либер ехал в Киев еще до выборов – в целях безопасности.

Корреспондент Настоящего Времени поговорила с Павлом о масштабах фальсификаций на выборах, на которых, по официальным данным, Александр Лукашенко набрал 80% голосов избирателей.

Разработчик "Голоса" Павел Либер – об альтернативном подсчете голосов и фальсификациях на выборах в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:30 0:00

"Все, кто не выехал за границу, либо задержаны, либо оштрафованы"

— До недавнего времени все, что мы знали о платформе "Голос", – что это общественная инициатива. Кто стоит за ней – было непонятно. И тут вдруг в день итоговых отчетов вы пишете пост в фейсбуке о том, что один из разработчиков – это вы. Почему вы решили выйти из тени?

— Мы очень много времени инвестировали в эту платформу и все равно встречали какой-то элемент недоверия в обществе, что наверняка абсолютно анонимной платформе очень сложно доверять. И поскольку ходило очень много слухов, что это зарубежная разработка, происки "иностранных агентов", как только государственные СМИ на нас ни нападали, мы решили, что финальный отчет – это очень важная веха в жизни этой платформы. Поэтому стоит все-таки выходить уже с настоящим лицом, показав всем, что то, что делали в Беларуси белорусские айтишники, вся эта анонимность была исключительно для безопасности проекта и для нашей собственной физической безопасности.

Все, кто не смог выехать за границу, были либо задержаны, либо оштрафованы. То есть внимания к этой платформе было очень много, именно негативного внимания, со стороны государства.

— Давление какое-то вы ощущали?

— Пока нас еще не воспринимали всерьез, когда нас было полмиллиона, то, по сути, давления не было. Но где-то за неделю перед выборами, когда счетчик уже подходил к миллиону, нас начали обвинять в том, что мы преступный проект, что мы – "теневой Центризбирком", что мы разжигаем массовые беспорядки, а это уголовная ответственность в Беларуси. И, собственно, ребят, которые остались в Минске, задержали и вменили им эту же самую статью с уголовной ответственностью, что еще раз говорит о том, что мы сделали правильное решение, сохраняя анонимность по максимуму.

— Людей из вашего проекта, которые были задержаны, их освободили?

— Нет, они задержаны. Причем это люди, которые даже не участвовали в разработке платформы. Это люди, которые помогали нам администрировать соцсети, чаты. Именно поэтому они не выезжали, потому что не занимались ничем нелегальным. Но "Голос" получил огромное внимание перед выборами, и нас старались закрыть, облить грязью. Мы выходили на первых полосах газет государственных СМИ, которые писали, что это все для того, чтобы раскачать общество. То есть нападки были очень сильные.

— Хакерские атаки ощущали?

— Это интересная история. В сам день выборов белорусские власти попытались нашу платформу подменить. Мы просили присылать нам фотографии бюллетеней. Жители и избиратели должны были делать это через чат-боты, с которыми они работали до этого. Но при этом внутри Беларуси на уровне нашего государственного телеком-оператора сделали так, что жители Беларуси, открывая нашу платформу, попадали на фальшивый сайт, сайт-заглушку, который предлагал им закачать свои бюллетени туда.

Мы достаточно быстро это определили и закрыли. Но сам факт очень интересный, поскольку получается, что любой житель Беларуси, заходя на любой сайт из Беларуси, не может быть уверен, что он заходит на настоящий сайт. Поскольку государство владеет всем трафиком и телеком-провайдером, соответственно, на уровне государства это можно подменить.

"Масштабы фальсификаций абсолютно драматичны"

— Один из главных ваших отчетов – о том, что выборы были сфальсифицированы. Оцените масштабы фальсификаций.

— Масштабы абсолютно, я бы сказал, драматичны. Наверное, основной вывод нашего отчета – результаты нашего ЦИКа не сходятся даже с официальными протоколами, которые заполнялись официальными председателями избирательных комиссий. Одно несхождение было уже здесь. Самый яркий пример: ЦИК официально озвучил Светлане Тихановской в Минске порядка 126 тысяч голосов, а в тех неполных протоколах по Минску, которые у нас оказались в руках, их уже было 132 тысячи. То есть, еще даже не доходя до платформы "Голос", мы видим, что ЦИК просто нарисовал какие-то итоговые результаты.

А уже когда мы берем платформу "Голос", то мы видим, что на каждом третьем участке у нас произошли фальсификации, то есть это значит, что на конкретных участках фотографий бюллетеней было загружено больше, чем официальных голосов за этого кандидата.

— Сколько, по вашим данным, проголосовало за Светлану Тихановскую и Александра Лукашенко?

— Мы не ставили задачу подсчитать точное количество голосов. Когда выборы сфальсифицированы, это невозможно. Мы ставили задачу проконтролировать факты фальсификаций на отдельно взятых участках. По данным, которые мы сегодня видим, мы можем говорить, что у Александра Лукашенко нет электорального большинства, то есть 50%. Но в точные числа мы не можем попасть, потому что мы понимаем, что у нас есть не все протоколы, и каждый председатель комиссии дорисовывал какие-то числа сам от себя.

— Что вы собираетесь делать с этими данными дальше? Будете ли оспаривать в суде результаты выборов?

— Результаты уже передавались в Верховный суд, который дал отказ, сообщив, что если Центризбирком не признавал выборы недействительными, то Верховный суд ничего не может сделать. Поэтому сейчас мы работаем в плоскости дальнейшей консолидации общества, когда люди сами обходят своих соседей, свой район, собирают физические подписи, кто из них проголосовал, например, за Тихановскую.

У нас уже есть интересные случаи, когда мы видим, что официально на каком-то участке за нее 80 голосов, в "Голосе" – 800 бюллетеней, а люди пошли и за два дня собрали 650 человек, которые подписались, что да, я действительно голосовал на выборах за Тихановскую. Мы переводим это все из цифровой плоскости в физическую плоскость, когда граждане могут убедиться, что фальсификация действительно была, что "Голос" не врет. Вот они видят все эти подписи, они понимают, что действительно их грубо обманули. Именно поэтому у нас происходят все эти протесты, забастовки – потому что людей, по сути, обманули.

Как работал "Голос"

— Платформа работала так: человек должен был зарегистрироваться на сайте, сфотографировать свой бюллетень и отправить. Как происходила обработка всех этих данных, как проверяли, что это действительно именно этот человек? И какое количество людей приняло участие в этом всем?

— Платформа работала в двух плоскостях. Первая плоскость – просто голосование за какого-то из кандидатов, подтверждая свой номер телефона. В Беларуси нельзя купить сим-карту без паспорта, поэтому это был один из способов авторизации человека. Попадая к нам в систему, телефон шифровался, то есть, по сути, если кто-то сегодня получит базу данных "Голоса", он не сможет узнать, кто за кого голосовал.

А вторая плоскость – это день выборов. Люди фотографировали бюллетени, присылали их к нам в систему, затем эти бюллетени анализировались при помощи нейросети, компьютерного зрения. Потому что миллион бюллетеней обработать вручную было бы невозможно. Определялось, что это именно бюллетень, определялось, что это уникальный номер телефона, что это уникальное устройство. Мы просили сфотографировать бюллетень с двух сторон, на второй стороне у нас находятся подписи членов комиссии. Анализировалось также, что бюллетень не выпадает из какого-то участка, что его подписи на обратной стороне сходятся с подписями других бюллетеней, которые мы получили.

Был достаточно сложный автоматический процессинг всего этого. В тех случаях, где мы не могли 100% нейросетью определить, что это бюллетень или за кого он, там у нас было несколько сотен волонтеров, мы их набирали из разных стран, по различным чатам белорусских сообществ за границей. И порядка 15% бюллетеней в итоге попало на ручную модерацию, где люди уже отсматривали. Но при этом основное большинство было отсмотрено полностью автоматически.

— Какую погрешность вы закладываете в полученных данных?

— Достаточно небольшую – порядка 2%. Мы об этом написали. После вывода данных мы получили всего лишь несколько обращений о том, что кто-то нашел какую-то нестыковку, соответственно, мы сразу это на ходу поправляли.

— Финансируется ли кем-то платформа "Голос", или это исключительно волонтерская инициатива?

— Это исключительно волонтерская история, мы ее делали в свое свободное время. Я и другие ребята – нас почти 40 человек, даже, наверное, уже чуть больше – это люди, которые работают в разных IT-компаниях. Я, например, брал отпуск, большинство ребят тоже брало отпуск, чтобы сфокусироваться на этом проекте. При этом мы продолжаем работать в своих компаниях, весь проект целиком был сделан на таком большом энтузиазме и волонтерстве.

"Неожиданно появились очень энергичные, заряжающие кандидаты"

— Лично вам зачем это было нужно?

— Это интересный вопрос. Дело в том, что я всю жизнь был очень аполитичным человеком. Я не ходил на прошлые выборы, на позапрошлые выборы. IT у нас чувствовало себя достаточно комфортно в стране, и в принципе айтишники не так-то часто вовлекались в какую-то политическую жизнь, да и все население Беларуси не так-то часто у нас вовлекалось в политическую жизнь. У нас всегда выборы были чем-то проходным: пережить недельку – и дальше все по-старому.

И так получилось, что, во-первых, появились очень энергичные, заряжающие кандидаты неожиданно для всех. Потом, когда их всех трех реальных альтернативных кандидатов очень быстро устранили, все, включая меня, начали задавать вопросы: "А как президент уверен в своих 80%? Почему он так волнуется за не знакомых ни ему, ни нам людей?" И когда начались какие-то задержания, вот это противостояние власть – оппозиция и так далее, я понял, что у меня есть какое-то внутреннее желание помочь, вмешаться в этот процесс, применить свои инженерные навыки, чтобы, по сути, сделать что-то полезное.

И вот мы объединились с ребятами, у которых были схожи идеи, и так рождался "Голос". По сути, это классический стартап, который прошел от нескольких человек до команды в 40 человек за три недели, от миллиона пользователей до миллиона двести. Поэтому очень интересный опыт для нас, мы сейчас будем эволюционировать этот проект. По сути, он будет эволюционироваться в такой всереспубликанский референдум, потому что там уже большая база людей, они нам доверяют.

— То есть вы хотите внедрять его в другие страны на выборах?

— Сам продукт мы готовы внедрять в другие страны, а внутри Беларуси сейчас создается Координационный совет. Это не альтернативная власть, это организация, которая должна помочь совершить этот переходный период в случае все-таки смены власти. И для общения между Координационным советом и людьми мы хотим использовать и дальше "Голос", потому что эта система уже соединена с большим количеством избирателей, ей доверяют. Таким образом, мы можем проводить какие-то опросы, какое-то информирование.

Платформа не останавливает свою работу, вскрыв фальсификацию, платформа может продолжать дальше работать на этот переходный период, когда власть сменится, а я все-таки надеюсь, что она сменится.

"Общество уже не сможет жить с существующей властью"

— Как вы думаете, ваши данные помогут сменить эту власть? Вот вы сказали, что уже передали, насколько я поняла, данные в Верховный суд?

— Да.

— Насколько это можно оспорить?

— Мы понимаем, что Беларусь – это типичная автократия: вся власть там находится в руках одного человека, все СМИ в руках одного человека, армия и суд в том числе находятся в руках одного человека. Мы прекрасно понимаем, что то, что мы там передали данные и нам отказали, – это было ожидаемо. Но мы прекрасно понимаем, что это в том числе прозрачно для всего белорусского общества, что выборы сфальсифицированы: вот доказательства, вот система, где все это можно увидеть вживую, все фотографии, все фальсификации. Вот мы после этого собрали все подписи, увидели еще раз, что все это сфальсифицировано.

И дальше общество уже поднимается на забастовки, митинги, на все остальное. И мы, естественно, не верим в то, что нам поможет суд, но мы верим, что общество, настолько явно увидев весь тот обман, уже не сможет жить с существующей властью. Потому что Беларусь, какой она стала за последний месяц, – это совсем не та Беларусь, какая она была всего лишь месяц-два назад. Это совсем другая страна, и эта страна уже не хочет принимать текущую власть.

— Сколько из 40 человек в вашей команде задержано людей? И вообще вы знаете что-то о них?

— Из команды, которая у нас создавала саму платформу, почти все выехали за границу, с ними все в порядке. Те люди, которые у нас оставались, помогали нам работать в плоскости поддержки, социальных медиа и так далее, всего было задержано около семи человек, которые касались вообще хоть как-то этой платформы. Они до сих пор задержаны, они до сих пор находятся в СИЗО КГБ.

— Вы не знаете, что с ними?

— Все, что мы знаем, – это то, что им вменяют призывы к общественным протестам и беспорядкам. Собственно, больше никакой связи у нас с ними нет.

— После того как вы раскрыли свое имя, вы не боитесь за свою безопасность? Я так понимаю, вам сейчас закрыта дорога в Беларусь?

— Безусловно, я сейчас не собираюсь возвращаться в Беларусь, поскольку, несмотря на то, что "Голос" изначально был аполитичной платформой, мы не призывали за кого-то или против кого-то. Мы говорили: "Мы честно подсчитаем голоса, и в стране, где все происходит честно, эти результаты сойдутся с официальными результатами". Но наши результаты настолько не сошлись с официальными результатами, что я уверен, что наш "Голос" – это сейчас как кость в горле действующей власти, поскольку он не просто явно показывает все фальсификации, он еще и рассказывает об этом за рубежом всем.

Мы не просто вскрыли какой-то обман, мы сделали его очень публичным, и именно поэтому я в ближайшее время не планирую въезжать в Беларусь, потому что я не чувствую себя в безопасности сегодня в Беларуси.

— Платформа "Голос" сейчас заблокирована в Беларуси?

— Да, конечно. Это удивительно. У нас недавно вообще 70 сайтов, включая платформу "Голос", были заблокированы. "Голос" был заблокирован еще и до этого, с 9 числа, со дня выборов, но при этом Беларусь стала второй страной в мире по использованию VPN. Поэтому это очень интересно, что у нас население очень быстро самообучается. И вот эти факты блокировок платформ уже перестают играть какую-то решающую роль, потому что уже вся страна, включая пенсионеров и так далее, научились обходить все эти блокировки.

— Для тех, кто не читал отчет, можете три пункта главных назвать, исходя вот из ваших данных?

— Наверное, первый главный пункт – это то, что у нас результаты итоговые ЦИК не сходятся с официальными протоколами, там достаточно существенная разбежка. Это означает, что ЦИК, озвучивая финальные результаты, даже не пытался смотреть в официальные протоколы.

Второй факт – это то, что голоса Светланы Тихановской были существенно занижены. "Существенно" – это, наверное, очень мягкое слово. По нашим предварительным оценкам, в десятки раз были занижены результаты Светланы Тихановской.

И третье – это то, что каждый третий участок был с фальсификациями. То есть там фотографий бюллетеней – у нас в системе есть – больше, чем официальных голосов. И когда люди начали собираться и собирать физические подписи, то они убедились, что это правда, они действительно набрали физических подписей столько, сколько бюллетеней в "Голосе", а не столько, сколько официальных голосов. Вот три пункта, которые нам сегодня говорят, что итоговый результат 80,1% у Лукашенко не имеет вообще ничего общего с реальностью.

"Когда все эти люди начнут уезжать, произойдет очень сильная деградация страны"

— Я каждый день по долгу своей службы все больше встречаю айтишников, которые переезжают в Киев. С чем это связано и насколько это масштабно сейчас?

— Во-первых, у нас в стране сейчас в принципе не очень спокойно, и огромное количество IT-компаний временно вывезло людей в разные страны, включая Украину. Потому что все эти задержания ОМОНом, то есть ты можешь просто выйти из офиса, и, не дойдя до машины, быть схваченным и отсидеть 15 суток, быть избитым или убитым. То есть сейчас в Беларуси происходят действительно страшные вещи.

При этом в IT-среде огромное количество людей, недовольных той ситуацией, которая есть сейчас, недовольных той нестабильностью в обществе, которая есть сейчас, и очень многие IT-специалисты наверняка уедут за рубеж, если текущая власть не сменится. Потому что, как я уже сказал, у нас общество уже не готово жить дальше с этой властью, оно не готово простить все эти избиения, все эти нападки на простых людей. И я действительно думаю, что огромное количество IT-специалистов уедет, скорее всего, в том числе в Украину.

— Как это повлияет на экономику страны и в целом на IT-индустрию в Беларуси?

— Безусловно, это очень сильно отнесет страну назад, потому что IT-индустрия все-таки очень хорошо развивалась в Беларуси. У нас были созданы специальные условия для IT-компаний – у нас был принят декрет, упрощающий работу продуктовых компаний и стартапов. Но когда все эти люди начнут уезжать, я считаю, что произойдет очень сильная деградация страны, деградация отрасли в стране. Потому что даже драйверы, например, компания Viber недавно сообщила, что они перестают инвестировать в Беларусь и полностью закрывают свой офис в Беларуси. И причиной этому было то, что двух сотрудников компании Viber ни за что просто взяли и избили на улице сотрудники силовых структур. Все знают, что такое Viber, – это достаточно крупная компания, но она дальше не хочет работать с Беларусью.

Компания Yandex вывезла точно так же из Беларуси часть своих людей. Несколько компаний вообще в полном составе сейчас вывезли из Беларуси своих людей и ждут, что будет дальше. Если дальше власть не сменится, возможно, они уже не вернутся обратно. То есть это, безусловно, будет деградация, будет откат обратно в Каменный век, тем более, что даже во время выборов, чтобы бороться с нашими цифровыми платформами, государство отключало интернет на три дня, что вообще дикость для европейской страны.

— Когда не работал интернет в день выборов, как работала платформа "Голос"?

— Когда мы еще придумывали эту идею, я даже писал пост в фейсбуке еще в июне месяце о том, что можно посчитать голоса цифровым способом, мы придумали очень похожую схему. И еще в том посте я писал, что наверняка, если будет такая система, то совершенно случайно в стране не будет интернета. То есть предсказуемость этого шага была чуть более чем полностью понятна. И именно поэтому мы спроектировали всю механику системы таким образом, что можно отключить интернет и заблокировать отправку фотографий, но нельзя стереть миллионы фотографий с телефонов людей.

Поэтому мы просто переждали. Как только интернет включился, к нам обратно активизировался поток поступающих бюллетеней, и мы буквально за несколько дней все собрали и смогли собрать финальный отчет. То есть мы предугадали, что такое будет, мы не ошиблись, и поэтому интернет нам никак не помешал.

— При каких обстоятельствах вы снова вернетесь в Беларусь?

— Вы знаете, наверное, только при обстоятельствах, когда там сменится власть и сменится Конституция, дающая практически стопроцентное управление страной одному человеку. Это ненормально, когда целая страна зависит от прихоти одного человека и никакие законы больше не действуют.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG