Ссылки

Новость часа

"Начинал всегда ОМОН". Правозащитник – о столкновениях протестующих с силовиками в Беларуси


После протестов в городах Беларуси в день выборов президента 9 августа Следственный комитет возбудил 21 уголовное дело. Дела возбуждены в 12 городах Беларуси, по ним проходят более 80 человек. Некоторые из статей предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет.

В ночь на 10 августа протесты переросли в столкновение с милицией и ОМОНом. Силовики применяли водометы, резиновые пули и светошумовые гранаты, на одного из протестующих наехал автозак. Правозащитники сообщили о десятках пострадавших в результате задержаний, есть также сведения об одном погибшем, которые до сих пор официально не подтверждены.

О том, что происходит сейчас в Беларуси, мы поговорили с руководителем правозащитного центра "Весна" Алесем Беляцким.

Правозащитник – о столкновениях протестующих с силовиками в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:53 0:00

— Я надеюсь, что у вас есть больше информации о пострадавших во время вчерашних событий, после того как закрылись избирательные участки. Что знаете – расскажите нам, пожалуйста.

— Что касается человека, который погиб, эту информацию получили мы, она неформальная и на самом деле требует более детальной проверки. Но пока что нет никаких аргументов, чтобы отрицать это. Поэтому мы будем проверять в ближайшие дни, на самом деле это так или нет. Это первое.

Что касается раненых людей, то их количество, только которые попали в больницы, их развезли по четырем больницам, плюс военный госпиталь, куда повезли омоновцев, как будто бы потерпевших, их более 50 человек. В основном это ранения от светошумовых гранат и от резиновых пуль. Причем это ранения, к нам уже сегодня обращались раненые люди, которые нашли возможность добиться, потому что на самом деле соцсети лежат и связаться очень сложно, это ранения и шеи, и лица, и конечностей. Причем реально некоторые из них очень тяжелые. Мы считаем это вопиющим несоответствием тому, что происходило, и непропорциональным применением сил со стороны ОМОНа по отношению к мирным демонстрантам.

— Вы возлагаете ответственность за произошедшее на ОМОН, я правильно понимаю?

— Абсолютно. Если смотреть по тому, как развивались события, у нас было более десяти наблюдателей в разных точках этих событий. Собрав эту информацию, мы свидетельствуем, что начинал ОМОН всегда. Даже если они получали какой-то отпор, то это был результат их активных непропорциональных действий. Кроме этого, те же резиновые пули, светошумовые гранаты или водометы впервые у нас были применены как спецсредства. И тут ОМОН, наверное, как-то не понял, с чем имеет дело, что можно принести очень тяжелые увечья.

— На кадрах, которые я видел, сотрудники ОМОНа бросали светошумовые гранаты прямо в толпу. Ваши наблюдатели подтверждают эти мои наблюдения?

— Да, наши наблюдатели тоже получили осколки от этих гранат. Они не только это видели, а также были побиты этими гранатами.

— Среди наблюдателей есть пострадавшие?

— Нельзя это назвать пострадавшими, они не обращались за медицинской помощью, потому что удары все были в одежду, осколки полетели. Но на самом деле они были очень близки от того, чтобы попасть в еще более неприятную ситуацию.

— Приходит информация, что на подступах к стеле "Город-герой – Минск" начинаются задержания, полиция обыскивает у людей сумки, некоторых уводят в автозаки. Пока трудно говорить о масштабе этих задержаний, но они есть, их фиксируют наши корреспонденты. Что вы ожидаете от сегодняшнего вечера?

— Мы сегодня получили официальные цифры по Минску от Министерства внутренних дел. Это примерно тысяча задержанных, их них несколько десятков человек – это наблюдатели, которых взяли на участках, еще несколько десятков человек – это были просто выборщики, которые стояли, ждали протоколов. Это вообще ни в какие ворота не лезет. Там стояли люди со своих кварталов, знакомые, с детьми, много пенсионеров. И просто приезжал ОМОН, хватал тех, кто им почему-то понравился или не понравился, и увозил.

Часть из них – журналисты, про которых вы уже говорили и знаете. И часть – задержанных во время этих акций. Поэтому люди очень разные, никакой информации, где их держат, нет. Но в основном – в РОВД, что нам доходит, в районных отделениях милиции держали, какую-то часть везли в Жодино, это недалеко от Минска, там есть СИЗО. Пока суды еще не начинались. По нашему законодательству милиция имеет право держать трое суток людей до судов. И, наверное, они будут использовать это время, чтобы разобраться, составить какие-то формальные бумаги, в чем-то их обвинить.

Сегодня начались уже новые задержания. Это связано с тем, что, опять же, возмущение людей пока что еще властями не удалось погасить, люди продолжают [митинговать]. Сейчас в интернете публикуются разные часы начала этой акции, но я думаю, что под вечер все прояснится. Опять же, я думаю, будут массовые задержания.

Вчера, по информации МВД, акции прошли в 33 городах Беларуси, где были, естественно, задержания. Далеко не везде они прошли мирно, почти везде были задержанные. Потому что еще две тысячи человек – кроме тысячи задержанных в Минске – были задержаны в региональных городах Беларуси. В этом плане это уникальная акция.

— Я видел, что вчера люди пытались отбивать задержанных у ОМОНа, есть информация из официальных структур о том, что сотрудники ОМОНа тоже пострадали. Что вам об этом известно?

— Об этом нам известно только количество пострадавших милиционеров. В какой степени они пострадали – непонятно. МВД дает 35 человек, которые как будто бы пострадали. Эта цифра из их уст. Можно еще сказать, что возбуждено уголовное дело Следственным комитетом по массовым беспорядкам, и там сроки от 5 до 15 лет. И мы, конечно, очень тревожимся, что какая-то часть из этих 3000 задержанных граждан в Беларуси может пойти по этому уголовному делу.

— А есть признаки массовых беспорядков в том, что вчера происходило, на ваш взгляд?

— Нет. Мы обсудили это с нашими юристами, которые не первый год наблюдают за массовыми акциями и возможными задержаниями, протестами, и однозначно мы относим это не к массовым беспорядкам. Поэтому мы не согласны с этой квалификацией однозначно и очень решительно.

— Люди, пострадавшие от рук ОМОНа, в случае, если решатся написать заявление в милицию, рискуют стать фигурантами уголовного дела о массовых беспорядках? Или они могут смело требовать справедливости в свой адрес?

— Тяжело сказать. Обычно эти дела ничем не кончаются, особенно если касается политических дел. Тут даже я не знаю, чем это может окончиться и есть ли смысл писать эти жалобы.

— Вчера приходили разные сообщения, противоречивые довольно, о том, что в каких-то городах ОМОН решил не бить людей, где-то сложили щиты. Что-нибудь из этого подтверждается? Или сейчас ничего об этом говорить нельзя?

— Я ничего не могу сказать насчет этого, в какой степени было это перемирие со стороны ОМОНа по отношению к демонстрантам. Но такие случаи фиксировались, но насколько они были значительные – тяжело сказать. Или они сложили щиты, или им приказали опустить щиты – тут непонятно.

XS
SM
MD
LG