Ссылки

Новость часа

"Сцена большая, места хватит всем". Мария Колесникова – о том, будет ли она новым лидером протеста в Беларуси


Вечером 31 августа штаб бывшего главы "Белгазпромбанка" Виктора Бабарико распространил его видеообращение. В нем кандидат, который не был допущен к выборам президента Беларуси и уже более двух месяцев находится в тюрьме, объявляет о создании движения "Вместе" и говорит о продолжении политической борьбы. Вслед за этим с видеообращением выступила представитель избирательного штаба Бабарико Мария Колесникова, которая сейчас входит в Координационный совет белорусской оппозиции. Она также сообщила, что подаст в ближайшее время документы на регистрацию новой партии.

Когда было записано видео и неужели Бабарико еще до ареста предполагал возможность создания нового политического движения в Беларуси? Настоящее Время спросило об этом саму Марию Колесникову. Она подтвердила, что видео с банкиром было записано еще 14 июня, за несколько дней до его ареста.

Мария Колесникова – о том, будет ли она новым лидером протеста в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:13 0:00

— Многих волнует вопрос, как Виктор Бабарико мог, находясь в СИЗО, сделать заявление по поводу партии "Вместе"?

— Виктор Бабарико – математик, он очень успешный кризис-менеджер и в принципе очень успешный менеджер. Он построил один из самых успешных банков в Беларуси. И он в том числе известен тем, что умеет просчитывать ходы и разные варианты развития событий.

Видео, которое все вчера видели, было записано 14 июня, а задержан он был 18 июня. То есть надо понимать, у него не было иллюзий относительно действий власти, и один из вариантов – что его могут задержать – тоже был заранее просчитан. Видео было написано на момент после выборов на тот случай, если его не регистрируют либо если мы на выборах не одержим явную победу.

Штаб Бабарико объявил о создании движения "Вместе" и выпустил видео, записанное еще до ареста банкира
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:40 0:00

Здесь нужно уточнить, что, конечно же, наше объединение со Светланой и Вероникой привело к тому, что большинство белорусов проголосовало за Светлану, и Светлана – действительно человек, которого выбрали белорусы. Но, к сожалению, сейчас выборы фальсифицированы, их не признают легитимными и в Европе, и в Беларуси.

Поэтому ситуация такая, какая она есть. Но мы прекрасно понимаем, что есть запрос от общества на новую политическую силу. И мы решили, что сейчас подходящий момент для того, чтобы с этой инициативой выступить.

— То есть задумка о партии до выборов сейчас пригодилась? Кстати, для чего? Создается впечатление, что многие силы, которые вовлечены в процесс принятия решений, что будет дальше с властью в Беларуси, хотят, чтобы была какая-то легитимная сила для транзита. И эта партия может стать таким способом транзита. Можно сказать, что транзит уже начался, что переход власти от Лукашенко, в том числе благодаря этой партии, может состояться? Или нет?

— Я бы чуть-чуть уточнила. Если мы говорим о самом механизме транзита власти, то, конечно же, Координационный совет, создание которого инициировалось Светланой, как раз отвечает этим возможным пунктам.

С политической партией ситуация чуть-чуть другая. В Беларуси практически 26 лет отсутствует политика как таковая. И сейчас мы услышали этот запрос от общества и видим большой интерес: граждане Беларуси активно участвуют в политической жизни. И поэтому мы создаем партию. Наверняка наши коллеги тоже будут создавать партию, возможно, кто-то еще возьмет с нас пример и тоже будет создавать партию. И таким образом мы сможем начать эту здоровую политическую жизнь в Беларуси.

Как Боровляны голосовали за Тихановскую, протестовали и общались с милицией
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:59 0:00

Пока с этим очень сложно. Три месяца назад было сложно со всем остальным, но мы смогли пройти этот путь и сформировать гражданское общество. Поэтому у нас нет иллюзий. Будет тяжело, но, опять-таки, у нас есть надежда и много оптимизма, что мы будем продолжать это делать.

— Москва много раз говорила, что ей надо с кем-то говорить, Запад много раз говорил: им надо с кем-то говорить. Вы – это тот человек? Именно вы лично, Мария, и, возможно, партия "Вместе". Или только партия "Вместе" или Координационный совет? С кем сейчас им говорить? Можно сказать: надо говорить с Марией Колесниковой?

— Я отвечу чуть-чуть по-другому. Есть требования, которые выдвигает сейчас все белорусское общество: прекращение репрессий, начало расследования преступлений, которые были совершены в Беларуси во время мирных акций, свобода всем политическим заключенным и последнее: новые, честные выборы. Если я буду видеть, что есть хотя бы один шанс, 1% того, что эта встреча может помочь развитию событий и выполнению этих требований, конечно же, я буду готова вести переговоры.

— Если вас вынесет сейчас политическая реальность, поставит перед необходимостью стать лидером или назвать себя лидером, вы готовы это сделать?

— Я готова это сделать.

— Теперь важный вопрос. Мне показалось, что ваши соратники и соратницы сейчас пока обескуражены теми заявлениями, которые за последние сутки были сделаны, и переживают из-за того, что роли могут перераспределиться после выборов иначе. Смотрю заявление Светланы Тихановской о том, что партия несвоевременная, это размывает цели протеста. Возможно, появятся и другие. Ощущение создается, что есть некие опасения у них. Или нет?

— Я прекрасно могу понять, почему есть такие опасения. Но надо понимать, что у нас нет и культуры ведения политической жизни, и какого-то общения друг с другом. На самом деле мы показываем своим примером, что мы работаем на консолидацию. Естественно, мы будем пояснять наш шаг, почему мы сделали именно так, а не иначе, мы будем разъяснять свою позицию. Мы как раз призываем все активные силы, которые есть, либо присоединяться к нам, либо таким же образом создавать свои движения и партии. Это очень важно.

Очень важно, чтобы люди чувствовали ответственность за принятие решений, могли каким-то образом политически в этом тоже участвовать. То есть цель вот эта – формирование гражданского общества, предъявление политических требований через партии, через какие-то другие инструменты. Понятно, что сейчас просто такой момент, когда требуется время для принятия и для пояснения каких-то проблем. Но, конечно же, мы будем это продолжать делать, с нашими коллегами и партнерами общаться на эту тему.

— Место Светланы Тихановской в вашей жизни сейчас какое?

— Светлана Тихановская – это человек, за которого проголосовало большинство белорусского народа. Она в какой-то момент совершила очень важный шаг, несмотря на страх, она его переборола. Она смогла поверить нам, и мы смогли объединиться. И только благодаря этому факту, ее личному мужеству смогли пройти выборы, и большинство людей за нее проголосовало.

Также большинство людей увидело весь цинизм власти и неспособность власти принять свое поражение. Конечно же, это абсолютно геройский поступок, она очень большая молодец. Я лично очень благодарна ей за ее мужество.

Сейчас мы входим в новую фазу, и здесь очень важно понимать, что только вместе, поддерживая друг друга, даже если у нас разные взгляды, мы должны дальше работать на будущее Беларуси.

— Правильно было бы сказать, что с точки зрения Марии Колесниковой, поскольку вы остались в Беларуси, а две ваши коллеги остались за пределами страны, было бы правильно сейчас переформатироваться и собраться вокруг вас?

— Нет, вы знаете, я так не считаю. У музыкантов есть такая поговорка: "Зачем волноваться? Сцена большая, места хватит всем". Я думаю, что это, наверное, лучший комментарий, который я могу дать.

Потому что мы все очень разные. Вообще очень прекрасно, что мы сейчас учимся друг с другом разговаривать и решать какие-то важные проблемы вместе. Нам надо показывать пример друг другу и пример вообще всему белорусскому обществу, потому что надо понимать: 26 лет этим никто не занимался, и мы должны учиться общаться друг с другом.

— У вас есть хоть один сигнал откуда-нибудь, что все это может получиться? Или вы просто идете по некому сценарию напролом?

— У меня есть сигналы и ощущение невероятной поддержки от белорусского народа. И именно это придает силы, и я уверена, что у нас все получится.

— Александр Лукашенко, возможно, в ближайшее время, согласно данным российских СМИ, которые поговорили с источниками в администрациях президентов, поедет на встречу с Путиным. Там много чего будет обсуждаться, в том числе, предположительно, будет обсуждаться подписание дорожных карт об интеграции с Россией, и, возможно, его политическая судьба. Мы этого не знаем, но можем предположить. Что бы вы ему посоветовали в этой поездке?

— Если я правильно понимаю, это еще через две недели. За две недели может очень многое измениться. И, возможно, повестка этой встречи тоже изменится.

— Сергей Лавров, российский глава Министерства иностранных дел, сегодня тоже сказал, что он видит конституционную реформу как способ решения политического кризиса в Беларуси. И глядя со стороны, кажется, что у больших игроков политических есть консенсус, что должна быть эта политическая реформа, и дальше все пойдет по какому-то сценарию, с которым все готовы согласиться. Как он может быть реализован, как вы видите этот сценарий конституционной реформы, в том смысле чтобы народ Беларуси не прогадал?

— Я думаю, что я, как и большинство белорусов, понятия не имею, о какой конституционной реформе идет речь, потому что ни проекта, ни идей каких-то – никто с нами не делился. Мы не знаем, о чем идет речь.

Я вам могу сказать, о чем именно мы ведем речь, когда говорим о конституционной реформе и о референдуме. Опять-таки, это была инициатива Виктора Бабарико, которую мы озвучивали еще в июне: к нам в инициативную группу записалось порядка 15 тысяч человек для инициирования этого референдума по конституционной реформе. У нас там два абсолютно конкретных пункта. Один – это сокращение сроков президента до двух, второй пункт – это разделение властей, при котором автоматически роль парламента увеличивается. Эти два пункта – те, на которые согласны большинство белорусов. И это, то, что сейчас может вообще каким-то образом людей примирить, то, что мы видим продуктивным.

— Общенациональная забастовка, день солидарности состоялся, как вам кажется? Или вообще неважно, состоялся он или нет, с точки зрения того, что сейчас происходит в обществе?

— Та информация, которая у меня есть: я, конечно, вижу, что очень много происходит акций протеста и забастовок. Очень интересно за этим наблюдать, потому что мы видим, что протест приобретает очень разнообразные формы, и никогда в начале дня невозможно предугадать, чем этот день закончится, в каком виде будут эти протесты.

Сегодня еще целый день это будет длиться. И на самом деле нам самим очень интересно за этим наблюдать. Надо сказать, время очень напряженное, но очень интересное.

— Появляются стихийно люди, которые фактически выдвигаются людьми вперед, представляют их интересы, такие, знаете, лидеры на местах появляются. Вы видите их вокруг себя в будущем? Вы вообще, кстати, с ними знакомы?

— Может быть, уточните, про кого вы говорите?

— Главы стачкомов – как один из примеров такой самоорганизации людей на местах. Возможно, среди студентов появится какой-то один человек, который будет представлять университет или группу людей. Типа координационных советов, только на местах.

— Это очень классная инициатива, действительно с некоторыми из них я знакома. Кстати, Сергей Дылевский – один из организаторов, он сейчас находится в тюрьме в Жодино – это тоже член президиума Координационного совета. И нам удалось с несколькими из них встретиться, у меня даже есть передача, если можно так сказать, на ютубе у нас была запись с двумя представителями вот этих рабочих коллективов.

Надо сказать, что это тоже такая стихийная акция, и это очень важно, что люди самоорганизуются, они не ждут, что им кто-то придет, поможет и подскажет. Они начинают сами решать свои проблемы, они начинают сами искать, к кому можно обратиться за помощью, как объединяться друг с другом. Это один из очень важных моментов – формирование гражданского общества и общества людей, которые берут на себя ответственность за то, в каком месте они работают, какие требования должны выполняться, как к ним должно относиться руководство, какие у них отношения должны быть с профсоюзом.

То есть эти все вещи – это на самом деле такие маленькие шаги к большой победе. Мы, конечно же, это очень приветствуем и поддерживаем.

— Виктор Бабарико, когда выйдет на свободу, правильно я понимаю, что это вероятный кандидат на будущих президентских выборах? Как вы думаете?

— Я думаю, что да. И очень много людей, конечно, будут его поддерживать. Потому что до сих пор, несмотря на то, что он практически два с половиной месяца отсутствует в медийном пространстве, у него колоссальная поддержка. Очень много людей о нем хорошо говорят и видят его своим кандидатом.

— А когда это случится, как вы думаете?

— Я хочу, чтобы это случилось как можно раньше.

— А есть у вас ощущение, что у вас впереди год работы – протестной и политической? Полгода, две недели? Или вы не загадываете?

— Я не загадываю, но я точно знаю, что эти изменения не происходят в один день, это марафон, и к этому марафону мы готовы.

— У вас есть возможность физическая позвонить Светлане Тихановской и с ней поговорить по телефону?

— Да, я с ней сегодня разговаривала.

— Это секретный разговор? Не поделитесь?

— Нет, не поделюсь.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG