Ссылки

Новость часа

"Было очень страшно. "Резать" – самое безобидное, что нам писали". Рассказ ЛГБТ-семьи из рекламы "ВкусВилла" об отъезде из России


Семья Юмы (справа – дочь Мила, посередине – Алина и ее девушка Ксюша)

ЛГБТ-семья из Москвы, которая недавно снялась в рекламе супермаркета "ВкусВилл", была вынуждена эмигрировать в Испанию – после угроз и травли, которая в отношении них развернулась в России. Три поколения семьи, психолог Юма, ее дочь Алина и ее девушка Ксюша, а также дочь Алины пока живут в Барселоне. Они рассказали Сибирь.Реалиям об угрозах и оскорблениях, которые получали, и подчеркнули, что в ближайшее время ехать в Россию не планируют.

Реклама появилась на сайте и в соцсетях "ВкусВилла" 30 июня, в рамках очередной серии историй о покупателях магазина. Представители "ВкусВилла" прокомментировали статью так: "Такие семьи тоже есть, они тоже ходят в наш магазин, и поскольку мы решили, что все это соответствует нашим ценностям, мы с удовольствием включили их в публикацию: и на сайте, и в соцсетях".

В соответствии с российским законодательством, статья имела возрастную маркировку 18+. Однако спустя несколько дней компания удалила статью и написала сообщение с извинениями, пояснив, что статья "больно задела чувства большого числа покупателей".

– Вы сейчас в безопасности?

– Да, сейчас мы в безопасности. Здесь можно не прятать наше счастье быть семьей, Ксюша и Алина могут не скрывать свои отношения, а наша младшая (8-летняя дочь Алины, моя внучка) – не врать в школе про свою семью.

Мы пока не приняли окончательное решение – на сколько остаемся в Испании, будем ли возвращаться в Россию. Но в ближайшее время в Россию ехать не планируем.

– Вы ведь человек закаленный и уже сталкивались с хейтерами. В этот раз все было намного страшнее?

– Было очень страшно. Это был не просто обычный хейт с оскорблениями, это были реальные угрозы. Самое страшное, угрожали насилием даже нашей малышке! Наш адрес и все контакты слили экстремистским организациям. Те угрожали физическим насилием. "Резать" – это самое безобидное, что нам писали. Подробнее не хочу говорить об этом, пока слишком больно.

Семья Юмы в Барселоне
Семья Юмы в Барселоне

Учитывая мой большой активистский опыт, я понимала, что это уже не тролли и боты. И что нам в России не избежать насилия. Ведь комментарии в интернете – это лишь малая часть прессинга. К сожалению, избить и изнасиловать в нашей стране и остаться безнаказанным – ничего не стоит. Мы очень быстро собрали чемоданы и в тот день, когда узнали, что нас слили (опубликовали в открытый доступ наши личные данные, адреса и телефоны), уехали в безопасное место.

К тому же на нас написали заявления "о пропаганде" и "о причинении вреда ребенку". Это уже уголовная ответственность. Я даже не стала выяснять детали этих заявлений – мне хватило того, что несколько человек об этом написали, и гомофобные паблики призывали писать заявления других. В общем, приглашения в полицию я ждать не стала.


– Сложно было решиться на эмиграцию?

– Нам это уже не впервой, к сожалению. Когда я помогала ребятам из Чечни, нам также пришлось быстро собрать чемоданы и лететь в Грузию – мы там восстанавливались два года.

Сейчас то же самое: каждая собрала по чемодану, вышла из квартиры – и в аэропорт. Решиться мне было не сложно – я защищаю свою семью. Больно, страшно, но не сложно, я не сомневалась в том, что делаю.

– Почему вы выбрали Испанию? Насколько сильно в Барселоне отличается отношение людей друг к другу, к ЛГБТ от Москвы?

– Нам до этого очень много людей говорили, что Испания – лучшее место для семьи. И многие оттуда стали нас приглашать в Испанию, когда начался скандал. Вот мы и поехали.

– Как удалось так быстро переехать?

– Не быстро! Мы почти месяц в Москве у друзей жили, пока смогли выехать. Нам пришлось просто собрать по чемодану и выйти из квартиры. А уже спустя месяц мы уехали из страны. Конечно, помогали друзья и просто отдаленно знакомые люди.

– Как устроились, чем планируете в Испании заниматься?

– Совсем не устроились еще. Но собираемся жить так же, как и в Москве: работать, дружить, любить и помогать другим. Только теперь без постоянной боевой готовности. У нас много планов. Эта история еще далека от завершения. Главное мы сделали: мы показали нормальную, добрую, любящую семью. Я уверена, что есть люди, для которых это много значит. Так что стоило!

Я за время активизма видела слишком много сломленных, жутко одиноких, избитых, затравленных людей. С которыми это сделали их же семьи! Это ужасно, так не должно быть. В нашей семье все с этим согласны и все добровольно вложились в эту историю с рекламой "ВкусВилла", никто не сожалеет о том, чем пришлось пожертвовать из-за переезда.

– Но вам пришлось срочно бросить работу, девочкам – школу...

– Больше не было работы, на Алину тоже написали заявления из-за того, что она работает с детьми. Это полный абсурд! Она помогает малышам с тяжелыми формами аутизма, какая там может быть пропаганда?! Она их учит элементарно в туалет попроситься, начать говорить. А в личных отношениях мы стали только ближе с теми, кого любим.

– Проявлялся ли после этого "ВкусВилл"? Может быть, представители компании извинились перед вами?

– Нет. Но Рома (управляющий фабрикой контента сети "ВкусВилл" Роман Поляков – НВ) извинялся. Мы благодарны ему за возможность сделать это доброе дело, показать, что все имеют право на добрую, поддерживающую семью. Сниматься для рекламы нам понравилось, и статья, которая получилась, тоже понравилась. Мы рассказали про веганство, сортировку мусора, про то, как для нас важна личная ответственность. Была надежда, что люди увидят нашу любовь, доброту, семейственность. Почему мы должны ее защищать? Чем наша любовь хуже?

Для нас все изменилось, когда статью вынесли в более широкое пространство, сообщили на "Эхо Москвы". Следом "Мужское государство" в своем телеграме запостило ссылки на инстаграмы Милы и Юмы – туда пошел поток угроз. Такой большой, что даже нам с нашим опытом стало не по себе.


– Как вы для себя оценили пост "ВкусВилла" с "извинениями" и сообщением, мол, это была "ошибка" –​ публиковать историю с вашей семьей? Обидно было? Или уже привыкли?

– Мне было никак. Мы посмеялись над тем, насколько нелепо и трусливо это было. Понятно было, что так и будет, ничего неожиданного. Я нисколько не обольщалась по поводу того, что сейчас происходит в большом бизнесе. Он все еще античеловечен.

– Что бы сказали "ВкусВиллу" сейчас? А тем, кто вас травил? И остальным, кто наблюдал за всей этой ситуацией?

– Ничего нового. Мы обычная любящая семья. И будет здорово, если все будут иметь это право. Право на семью. Оно базовое, и мы не отступимся.

– Может быть, какие-то новые выводы сделали для себя после этой истории?

– Эта история еще далека от выводов. Но самое важное уже произошло, и этого теперь не изменить. Нас показали такими, какие мы есть, вместе с другими семьями. Мы говорили о том, что любим есть, кто готовит, как мы выбираем продукты. Мы просто семья. Глупо все сводить к гениталиям. Мы любим так же, как другие любят. Наша любовь такая же ценная. Это все услышали. И мы получили огромную волну поддержки от очень разных людей! Люди у нас прекрасные, просвещенные, разумные, поддерживающие. Мы не делимся на ЛГБТ и других, мы все целиком – люди.

А то мракобесие, которое насильственно провоцируется разными политтехнологиями, закончится, когда закончится нынешняя порочная в целом система в стране. Но в любом случае благодаря той рекламе все вдохнули тот запах любви с общей, дружной семейной кухни. Это уже необратимо нас всех изменило.

Полностью интервью опубликовано на сайте Сибирь.Реалий

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG