Ссылки

Новость часа

"Не вступайте ни в какие стычки, ни в какое взаимодействие с полицией". Леонид Волков – о том, как вести себя на протестах 23 января


Сторонники Алексея Навального призвали жителей России выйти 23 января на улицы в знак протеста против ареста оппозиционного политика. В ответ МВД пообещало жесткий разгон акций и начало арестовывать и штрафовать координаторов штабов Навального и его ближайших сторонников. Также силовики угрожают административными арестами и штрафами всем, кто распространяет информацию о митинге.

Занялись митингами 23 января и другие государственные ведомства. Роскомнадзор обещает штрафовать СМИ, сайты и соцсети, если там будет размещена информация о протестах. Минпросвещения призвало родителей провести субботу с детьми и не пускать их на улицы, а государственные вузы объявили субботу 23 января учебным днем и угрожают отчислениями студентам, которые пойдут в этот день на протесты.

Безопасно ли в этих условиях выходить на митинги за Навального? Стоит ли ждать массовых задержаний? И как стоит вести себя тем, кто все-таки решится принять участие в протестах? Об этом телеканал "Настоящее Время" поговорил с ближайшим соратником Навального Леонидом Волковым, руководителем сети региональных штабов Фонда борьбы с коррупцией (ФБК).

Леонид Волков – о том, как вести себя на протестах 23 января
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:56 0:00

– Какое количество людей должно выйти на улицы, чтобы Навального отпустили?

– Разумеется, на этот вопрос нет никакого математического ответа. Это вопрос ощущений, правильный ответ: "Чем больше, тем лучше".

– К каким действиям со стороны властей готовится ФБК? Будут ли провокации, массовые задержания и новые большие процессы?

– Вы правильно сказали, что единственное действие властей, к которому стоит готовиться, называется "провокация". Когда люди собираются, выходят на улицу и мирно идут, ничего плохого не происходит. Ни разу такого не было. А вот когда появляется полиция, начинает кого-то задерживать, когда реально со стороны власти происходят какие-то провокации, то это может привести к тому, что характер происходящего меняется. Поэтому мы хотели бы предостеречь российские власти от провокаций, от незаконных действий.

23 января с 12:00 мск Настоящее Время ведет прямую трансляцию из разных российских городов, а также обсуждает в прямом эфире с экспертами и политиками перспективы протестов и самого дела против Навального:

К сожалению, видимо, на это особенно рассчитывать не приходится, судя по тому, что незаконные провокационные действия уже имели место. Вместо того, чтобы, как этого требует закон, обеспечивать безопасность участников мирного массового мероприятия, полиция уже занимается тем, что объезжает активистов по всей стране, вручает им какие-то незаконные и странные предупреждения, арестовывает наших координаторов.

У нас уже задержан координатор во Владивостоке – Екатерина Ведерникова, она получила трое суток. Была оштрафована координатор в Омске Ольга Картавцева, задержаны координатор Иван Востриков в Тюмени, Сергей Бойко в Новосибирске и его зам Елена Носковец, и в Москве у нас задержано уже несколько человек. Всех медийно известных сотрудников Фонда борьбы с коррупцией, которые были в Москве, тоже похватали.

Эти превентивные задержания являются абсолютно незаконными. Хорошая новость в том, что мы достаточно легко по ним отобьемся в ЕСПЧ и получим компенсацию через какое-то время. Но они указывают, к сожалению, на то, что власти настроены продолжать свою преступную деятельность и устраивать провокации.

Наш ответ простой: не ведитесь, не вступайте ни в какие стычки, не вступайте ни в какое взаимодействие с сотрудниками полиции. Вы, дорогие граждане России, в своем праве и имеете право гулять по улицам своих городов. Никаких массовых задержаний ожидать не стоит. Массовые задержания возможны только в том случае, если выходит мало народу, а мы завтра ожидаем, что выйдет много людей. Напомню, что во всех спецприемниках Москвы около 150 мест – вот и весь лимит массовых задержаний.

– Вы наверняка готовились к подобному сценарию, когда Алексей Навальный объявил о возвращении в Россию. Но все спланировать невозможно. Сейчас в реакции властей и общества что-то вас удивляет? Есть что-то, к чему ни вы, ни Навальный не были готовы?

– Нас удивляет уровень истерики. Кремль своими руками создал себе огромную проблему. Если бы они были хоть немножечко поумнее, они бы не стали устраивать комедию со сменой аэропорта и с задержанием Алексея Навального в Шереметьеве, безусловно, не стали бы этой ерундой заниматься. Дали бы ему спокойно доехать до дома и дальше бы уже думали, что делать со всякими уголовными делами.

Как задерживали Навального
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:00 0:00

Кремль сам выстрелил себе в ногу этой всей совершенно истеричной кампанией по якобы предотвращению завтрашних митингов. Например, они провели такую хорошую, какая нам и не снилась, кампанию по информированию родителей старшеклассников – рассылали во все родительские чаты и группы адские сообщения: "Не ходите никуда ни в коем случае. Всех отчислим, всех накажем".

Мы от них ждали, что у них все-таки будет больше головы на плечах, больше здравого смысла, меньше эскалации. Но "не ожидали" – это не значит "не готовились". Жесткий сценарий с арестами, с арестом Алексея, с превентивными арестами сотрудников мы, конечно, рассматривали как возможный. Мы к нему готовы, по нему работаем. Как вы видите, подготовка к завтрашним шествиям в 14:00 часов на центральных улицах всех российских городов идет своим ходом, и задержания координаторов, медийных людей никаким образом ее не ослабят.

– Вы готовы к тому, что акции протеста могут пройти без лидеров? Насколько такой протест эффективен?

– Самый эффективный и прекрасный протест – это протест без лидеров, когда люди идут сами, сами решают, чего они хотят, когда люди идут на своих собственных эмоциях, на своей собственной энергии. Я уверен, что превентивным арестом медийных лиц власти очень сильно разозлили людей, которые и без того, конечно, очень злы всем происходящим: попыткой убийства Алексея Навального, последующим его незаконным задержанием, лицемерием, воровством и всей этой остальной ерундой.

Поскольку наши координаторы на 99% будут задержаны еще до митинга, завтра мы увидим, как работает динамика людей такая grass-roots (низовая). Мы увидим наверняка новых лидеров, это все даст какие-то новые интересные лица. В общем, все это – очень хорошая история. В этом смысле, конечно, станешь тут конспирологом. Потому что с некоторым изумлением мы следим за тем, как Кремль шаг за шагом последовательно играет на нашей стороне, дает нам подачу за подачей.

Сколько участников акции 23 января прогнозируют социологи
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:12 0:00

– Власти могут готовить новое массовое уголовное дело на участников протестов 23 января, по примеру "московского" или "болотного" дела. И люди, выходящие в этих условиях на улицу, очень рискуют. Вы понимаете свою, в том числе персональную, ответственность перед ними?

– Готовность и способность властей устраивать незаконное уголовное преследование в отношении участников мирных протестных акций напрямую связано с реакцией людей и с их массовостью. Вы поставили через запятую "болотное дело" и "московское дело", а это сравнение неправильное.

"Болотное дело" проходило в момент действительно апатии гражданского общества, когда реально всем казалось, что мы проиграли, что Путин – навсегда. И это дало возможность Кремлю довольно беспрепятственно пересажать несколько десятков человек.

"Болотное дело". С чего все начиналось
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:40 0:00

По "московскому делу" была огромная реакция общества, была очень сильная защитная кампания. В итоге я напомню, что дело по массовым беспорядкам развалилось, большинство фигурантов было отпущено, и массовым назвать "московское дело" нельзя.

Это не значит, что гражданское общество добилось полного успеха. К сожалению, все еще люди сидят, хотя тоже уже в основном выходят на свободу. Но в целом урон людям, который Кремль смог нанести в "московском деле", оказался в разы меньше, чем в "болотном". Эта история нас учит тому, что все в наших руках и все зависит от массовости, от сплоченности, от реакции, от того, насколько получается на практике реализовывать принцип "Один за всех, и все за одного".

Студентам угрожают отчислением за участие в протестах в поддержку Навального
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:04 0:00

При этом, конечно, еще раз мы всех просим на провокации не поддаваться, ни в какие стычки с полицией не вступать, не делать никаких действий, которые могут быть дальше использованы провокаторами в погонах для фабрикации уголовных дел и так далее. Естественно, мы предупреждаем всех участников мероприятия о рисках, которые они несут, и повторяем одну и ту же вещь: чем людей больше, тем риски меньше, но, конечно, они присутствуют. И мы видим, что в Кремле сейчас довольно истеричное состояние ума. В этом истеричном состоянии Кремль может наделать глупостей, и это надо трезво принимать в расчет, оценивая тактику поведения для каждого конкретного человека или для каждой конкретной группы людей завтра.

– У вас уже есть план действий после 23-го числа?

– Там тоже есть сценарные развилки, в зависимости от того, что и как пройдет завтра. Но вообще идеи есть. Я уверен, что если шествие 23 января не приведет к немедленному результату, освобождению Алексея Навального, – то такие акции будут повторяться еще и еще.

– Пока все очень похоже на белорусский сценарий – все оппозиционеры за решеткой или за границей. Но есть ли у российского протеста такой же потенциал, как в Беларуси – чтобы люди каждую неделю десятками и сотнями тысяч выходили на улицу?

– Вот и увидим, вот и посмотрим. Я надеюсь, что потенциала у российского протеста больше.

– Вы выступали в ПАСЕ, говорили о необходимости для Запада жестко отреагировать на происходящее с Навальным, на отравление, арест. Вы все еще ждете какой-то реакции? Что может изменить тот же Байден или коллективный Брюссель в судьбе Навального и перспективах протеста?

– Заявлениями делу не поможешь. Мы слышали много заявлений, они были хорошие, прекрасные и замечательные, но одних заявлений недостаточно. Западные лидеры должны осознать, какую огромную угрозу человечеству несет опасный преступник по имени Владимир Владимирович Путин. И они должны действовать, а не только предпринимать какие-то заявления.

Одним из важнейших действий должна стать полная международная изоляция Владимира Владимировича Путина лично. Никто из западных лидеров не должен разговаривать с ним ни о чем, кроме как о том, когда Алексей Навальный будет отпущен и когда покушение на убийство Алексея Навального будет расследовано. Других тем для разговоров с Владимиром Путиным, который мнит себя великим геостратегом, просто не может быть.

Другие конкретные действия должны включать в себя наказания в адрес ближайших сторонников Путина. Нет никакого смысла включать в санкционные списки каких-то ментов и фээсбэшников, которые все равно не ездят никуда за границу и не владеют никакими активами. Бить надо по людям, на которых держится финансовая инфраструктура режима. Надо активнейшим образом отбирать активы у ключевых путинских кошельков – всяких Тимченко, Ротенбергов, Ролдугиных и Колбиных. А также у ключевых путинских олигархов, которые и представляют собой стержень построенной системы, на котором все держится. Надо наказывать и Абрамовича, и Вексельберга, Шувалова и так далее.

Это будет действительно болезненным ударом, это будет действительно действенным ударом по путинской системе. Который может привести к тому, что все люди, на которых Путин опирается, поймут, что поддержка Путина стоит им слишком дорого. Ножки из-под трона будут выдернуты, и трон зашатается. Это те действия, которые мы ждем от европейских и американских политиков, помимо заявлений поддержки. Их нам очень приятно слушать, но они, к сожалению, в Кремле воспринимаются, очевидно, лишь с улыбкой.

– Что вам последнее известно об Алексее? Как он?

– Я знаю ровно то же самое, что и вы. По этому вопросу я дополнительно ничего не могу прокомментировать. Я знаю, что вчера адвокат Ольга Михайлова смогла к нему попасть. Была у него. Кроме адвокатов, никого не пускают, введен режим тотальной информационной блокады. К нему не ходят письма, хотя, казалось бы, он имеет на это право, но система "ФСИН-письмо" не обслуживает больше весь спецблок, в котором он находится, к нему не допускают родственников, к нему не пропускают передачи. То есть вся ниточка связи с внешним миром, которая у него сейчас есть, – это редкие визиты адвоката.

Редкие, потому что туда еще пойди попади, в это СИЗО. Там огромные очереди, и попасть туда очень сложно. Это все заставляет нас еще больше беспокоиться о его судьбе. Потому что Алексей Навальный сейчас находится в заложниках у тех людей, которые его пытались убить всего пять месяцев назад.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG