Ссылки

Новость часа

"Удерживали меня буквально силой". Первое интервью Любови Соболь после выхода из отдела МВД по Донскому району


Юрист Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Любовь Соболь вышла из отдела МВД по Донскому району Москвы в прямом эфире Настоящего Времени. Соратница Навального выразила опасение, что домой ей может не удаться доехать.​

Первое интервью Любови Соболь после выхода из отдела МВД по Донскому району
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:57 0:00

– Любовь, расскажите, какой протокол на вас составили, что происходит?

– Сейчас не совсем понятно, что происходит. Только что сотрудник уголовного розыска (он не представился, не назвал фамилию, но сказал, что он работает в уголовном розыске) долгое время меня не выпускал. Сотрудники полиции, которые работают здесь, в УВД по Донскому району, тоже стояли, препятствовали просто на лестнице, на первом этаже, потому что находилась на втором этаже, не давали мне выйти. И сейчас, после составления основных протоколов, также удерживали меня буквально силой, не давали мне выйти, хотя не имели на это никакого права.

Они звонили начальнику, пытались каким-то образом выяснить, что со мной дальше делать. Я не уверена, что сейчас я дойду до дома. Поэтому посмотрим, что дальше будет. Они могут меня задержать в рамках еще чего-нибудь. Абсолютно непонятно, полнейший беспредел. Они не имеют права меня держать с момента доставления больше трех часов. При этом протокол доставления оформлен пятью часами. С пяти три часа – это восемь вечера. Сейчас мы смотрим на часы – почти одиннадцать вечера. То есть они нарушили все что можно.

Они не допускали ко мне больше четырех часов адвоката. Они врали постоянно. Говорили: "Вы знаете, ваш адвокат отошел". "Он сейчас подойдет, подождите пять минут". Через пять минут опять: "Подождите еще пять минут". А через пять минут еще: "Подождите еще, еще, еще…" И это было постоянно, они не давали доступ.

Я постоянно просила – дайте мне, пожалуйста, воду или горячее питание. Потому что должны выдавать сухой паек тем, кого задерживают. Они мне это не давали. У меня был с собой небольшой запас еды, но он быстро кончился. У меня был небольшой глазированный сырок и чай, я это быстро выпила. И потом просто сидела на одном месте. Они могли оформить все гораздо быстрее, но, видимо, была задача меня подержать.

Я думаю, это произошло именно сегодня, потому что они очень не хотели, чтобы я или мои коллеги могли провести прямой эфир в канале "Навальный Life", где мы традиционный четверговый эфир ведем большой. И сейчас понятно, что его посмотрело бы очень много людей. Они очень боялись, что я там, наверное, призову или сделаю еще какие-то действия. Поэтому именно сегодня, в четверг, это все и случилось.

Я не думаю, что на этом история закончится. Завтра меня вызвали в суд к 11 утра. Возможно, сейчас, когда я пойду домой, они придут. Могут завтра с утра прийти ко мне с обыском.

– Завтра по какой статье?

– Непонятно. Их действия невозможно просчитать. Они не поддаются логике. Паническая атака у Кремля случилась, и они дают указания всех задерживать. Зачем, для чего – абсолютно непонятно. Фильм про дворец Путина посмотрели более сорока миллионов раз. Понятно, что всех они задержать не могут. Но им, видимо, нужно отчитаться своему начальству и Путину, что особо опасного преступника, особо опасную Соболь они ликвидировали и продержали совершенно незаконно много часов в УВД.

Любовь Соболь – о задержаниях, действиях полиции и расследовании Навального
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:39 0:00

– Были ли вы готовы к тому, что перед субботой, перед 23 января будут массово задерживать сотрудников Фонда борьбы с коррупцией под любыми предлогами?

– Знаете, я же юрист, я всегда смотрю на законы. Понимаю, что по закону все, что они творят, это абсолютный беспредел. Не допускают адвокатов в УВД, не допускают членов ОНК, общественно-независимых комиссий в здание УВД абсолютно незаконно. Я всегда рассчитываю, что будет соблюдаться закон, и каждый раз ошибаюсь в этом.

23 января с 12:00 мск Настоящее Время ведет прямую трансляцию из разных российских городов, а также обсуждает в прямом эфире с экспертами и политиками перспективы протестов и самого дела против Навального:

– А что происходит с вашим делом по поводу якобы проникновения в квартиру Константина Кудрявцева? Там есть какие-то процессуальные действия? По нему могут вас задержать сейчас?

Там идет постоянная имитация бурной деятельности. Меня по нему уже задерживали на срок до сорока восьми часов и держали максимально длительный срок в изоляторе временного содержания. Это не спецприемник, это именно изолятор. Они свою возможность продержать меня сорок восемь часов там уже реализовали. Сейчас они не могут меня запихнуть снова в изолятор.

Я сейчас откланяюсь, потому что у меня маленький ребенок и я бы хотела его уложить спать. Я думаю, что он переживает за меня, и мой муж переживает. Поэтому я бы сейчас хотела дойти до дома и уложить ребенка спать перед завтрашней школой.

– Последний вопрос вам задам. Могут ли все задержания, и Киры Ярмыш, и вас, и Георгия Албурова, повлиять на планы провести акцию протеста в субботу за освобождение Алексея Навального?

– Мне кажется, такое большое количество людей собирается выходить, что на эти планы уже ничего не повлияет в сторону их уменьшения. Я думаю, вся эта беспредельная история с нашими задержаниями только еще больше злит людей и убеждает их в готовности отстаивать свои права и дальше. Мне кажется, этот беспредел невозможно терпеть, и я думаю, что у людей примерно такое же мнение. Я, конечно, за всех не скажу, но посмотрим в субботу.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG