Ссылки

Новость часа

Люди на "Уралах" без номеров. Кто приезжает разгонять протесты на Кавказ


Перед обысками утром 3 апреля, которые прошли у лидеров протестного движения Ингушетии, в столицу республики Магас стянули тяжелую технику и военных. Никто из жителей не знает, откуда эти силовики, которым приказывают разгонять, а теперь и задерживать недовольных ингушей. Адвокат Калой Ахильгов рассказал журналисту Настоящего Времени, что "Уралы" с росгвардейцами приехали в Ингушетию без номеров, так что понять, откуда они, стало значительно труднее.

На прошлой неделе в разгар беспорядков, когда протестующие перекрыли федеральную трассу "Кавказ", местный батальон патрульной полиции встал на сторону ингушей, а после был фактически упразднен властями в полном составе.

Александр Черкасов, член правления правозащитного общества "Мемориал", в эфире "Вечера с Тимуром Олевским" рассказал, что думает о тех, кто приезжает разгонять протесты на Кавказ.

Правозащитник Александр Черкасов о том, кто приезжает разгонять протесты на Кавказ
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:48 0:00

— Откуда приехали люди на "Уралах"? Из-за пределов Ингушетии. Это важно.

— Почему?

— Знаете ли, местные в таких случаях не используются, потому что они имеют связи какие-то и могут быть нелояльны. Как правило, приглашают из других регионов. Но важнее тут не росгвардейцы. Важно то, что, например, следователи, которые ведут дела задержанных лидеров протеста, не из Ингушетии и настроены серьезно, просто-таки по-московски.

— Сотрудники ФСБ, которые работают сейчас в Ингушетии, – это те люди, которые живут в ФСБшном поселке, как его называют в Магасе, на заднем дворе здания главы республики? Или это люди, которых прикомандировывают сейчас, перебросили из других регионов, как вы думаете?

— Эти ведомства все-таки имеют свой ротируемый штат. Однако они есть все время. И мы их не видим, не слышим, а если мы что-то видим и слышим сейчас, то это действия, во-первых, собственно, людей в форме на площадях и действия тех следователей, которые пытаются заниматься протестом. И тут, я боюсь, как-то все слишком серьезно и не напоминает попытку урегулировать ситуацию.

— Люди без опознавательных знаков – примета нулевых в Чечне и Ингушетии. Казалось, что сейчас в этом нет необходимости. Зачем люди без опознавательных знаков сейчас в Ингушетии, чего боятся эти люди?

— Знаете ли, в разное время в разных местах [были] люди без опознавательных знаков. Например, в свое время, после 2009 года, после отмены режима контртеррористической операции в Чечне, большая часть временной оперативной группировки МВД была выведена из Чечни в Дагестан. И все завертелось. Те самые машины без номеров.

— Тогда – понятно. Но они сейчас боятся, что ингуши приедут к ним домой и попытаются отомстить? Какая логика у этих людей? Или это способ уйти от ответственности, потому что они что-то задумали?

— Прежде всего они что-то делают вместо местных. Местные могли бы, наверное, попытаться урегулировать ситуацию, не меняя ее контекст. Одно дело, когда ингуши выступают против ингушского же руководства. Другое дело – когда это против ингушей. Не ингушские следователи, а люди из центра. И это уже меняет контекст. Это может превратить ситуацию в противостояние.

— Это сейчас может превратить ситуацию в противостояние? Или сейчас трех человек посадят на серьезные сроки, и люди все-таки поостерегутся выходить дальше на улицы, как вы думаете?

— Ингуши – люди очень серьезные и склонные к организованным действиям. Они более традиционные, чем чеченцы. Я помню такую поговорку: где чеченцы еще говорят, ингуши уже сели и поехали.

Они очень организованы, у них лучше сохранилась тейповая структура. Поэтому рескриптами выводка следователей, переброшенных из Ставропольского края, тут ничего не унять. Нужно действовать осторожно, понимая местные обычаи, умея говорить с людьми. А четкие и дерзкие действия ничего не уймут, скорее, вызовут обратную реакцию. Действие рождает противодействие.

— Мне казалось, что Матовников, полпред президента в Северо-Кавказском федеральном округе, это понимал в октябре. А сейчас ситуация, видимо, зашла дальше.

— Мы не понимаем, кто это делает. Вряд ли местные кадры, вряд ли руководство республики. Боюсь, это делается руками, но без применения головы.

Кто такой Александр Матовников

Глава Северо-Кавказского федерального округа – Александр Матовников. На этом посту он меньше года, но на Кавказе не впервые.

Генерал-лейтенант и Герой России Матовников первый раз попал в объективы камер два года назад, когда ему и вручали награду. До этого он учился в Московском пограничном институте ФСБ, а служить пошел сразу в группу "Альфа".

Прошел обе чеченские войны, участвовал в нескольких спецоперациях на Северном Кавказе, руководил в том числе штурмом больницы в Буденновске. Позже Матовников участвовал в операциях по освобождению заложников в театральном центре на Дубровке и в школе №1 в Беслане.

Из "Альфы" ушел в секретное подразделение Минобороны – возглавил Силы специальных операций Главного управления Генштаба, то есть стал заместителем главы ГРУ. Участвовал в российской операции в Сирии, за что и получил Героя России, а через полгода стал полпредом президента в Северо-Кавказском федеральном округе.

Кто такой глава Северо-Кавказского федерального округа Александр Матовников
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:50 0:00

Кто служит в Росгвардии на Северном Кавказе

"Личный состав Росгвардии совместно с представителями других специальных служб ежедневно участвует в пресечении деятельности террористических групп и бандформирований", – говорил директор Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации Виктор Золотов. Он приглашал сомневающихся представителей интернет-сообщества посетить с ним Северный Кавказ, где бойцы именно этим и занимаются. Случилось это после того, как пользователи соцсетей назвали постановочной съемку, где Золотов прямо на Красной площади усмиряет предпринимателя, приехавшего поговорить на бронированной машине и с рюкзаком взрывчатки.

Действительно, Росгвардия в Северо-Кавказском Федеральном округе регулярно отчитывается о том, как защищается от боевиков.

В 2018 году, например, окружное ведомство сообщило о ликвидации 50 участников незаконных вооруженных формирований. В конце января, по информации силовиков, на их передвижной пост в Чечне напал житель Ингушетии – и был убит. В конце марта 2019 года ОМОН, который теперь относится к Росгвардии, помогал полиции и ФСБ ловить грабителей.

​​Кто служит в Росгвардии на Северном Кавказе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:57 0:00

Силовые ведомства регулярно сотрудничают, а также вместе обеспечивают порядок на протестных митингах. Например, 1 апреля Следственный комитет возбудил дело о применении насилия к 10 сотрудникам Росгвардии и полиции во время протестов в Магасе. За это грозит тюремный срок до 10 лет.

30 марта в Сети появилось видео рейдов силовиков в Ингушетии: росгвардейцы ходили по частным домам и изымали огнестрельное оружие. Организаторы митинга в Магасе связали рейд с протестами, однако Росгвардия на своей странице вконтакте и назвала сообщения провокационными: "Ведомство проводит в республике плановые мероприятия по проверке условий хранения оружия так же, как и в других регионах России".

У Росгвардии есть аккаунты не только вконтакте: каждое региональное подразделение ведет свой инстаграм. В Ингушетии постят фотографии детей из подведомственной школы, а в Дагестане – бойцов за работой.

Командует Северо-Кавказским округом войск Росгвардии генерал-лейтенант Игорь Гетманов, назначенный на должность 25 февраля. Судя по его официальной биографии на сайте ведомства, всю свою карьеру он строил во внутренних войсках МВД, которые три года назад и превратились в Росгвардию. Непосредственно на эту должность Гетманов приехал из Центрального округа, родился в Новочеркасске, учился во Владикавказе. На сайте Декларатор.орг есть декларация Гетманова за 2017 год. По этим данным его доход составил 2,5 млн рублей – около $40 тысяч. Помогает Гетманову его первый заместитель – генерал-майор Владимир Майстренко. До 2017 года он был замом командующего 5-й армией в Уссурийске.

В Северо-Кавказский округ входят шесть республик – Дагестан, Чечня, Ингушетия, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и еще Ставропольский край. Численность войск в регионах ведомство не афиширует, откуда приезжают служить бойцы, тоже неизвестно. На фотографиях их лица замазаны, а фамилии не называются. Известно, что всего в Росгвардии служат более 340 тысяч человек.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG