Ссылки

Новость часа

"Не думаешь о том, кого ты там дубинкой ударил". Бывший сотрудник МВД – о работе на митингах


"Не думаешь о том, кого ты там дубинкой ударил". Бывший сотрудник ОМОНа – о работе на митингах
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:49 0:00

Дмитрий Котельников – бывший сотрудник МВД, который неоднократно стоял в оцеплении во время митингов и принимал участие в разгоне акций протеста в России. 9 сентября бывшие коллеги Котельникова жестко разогнали акции против пенсионной реформы, по всей России были задержаны более 1000 человек.

Слезоточивый газ и дубинки – как задерживали протестующих против пенсионной реформы по всей России
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:41 0:00

Телеканал "Настоящее Время" спросил у бывшего полицейского, не страшно ли ему было стоять в оцеплении и не мучает ли его совесть за то, что ему приходилось бить протестующих.

На второй вопрос Дмитрий ответил, что просто выполнял приказ:

– Ты просыпаешься, ведешь ребенка в школу. Потом идешь на работу, надеваешь форму. После наряда, если тебя туда послали, едешь на митинг. Ты особо не задумываешься насчет настроений, волнений каких-то людей. И не думаешь о том, кого ты там дубинкой ударил. Работа сотрудника милиции простая: хватать и не пущать. Не думать о том, что там в головах у людей. Была дана команда, допустим, задержать – человек задерживает.

Каждое утро для вас – наша рассылка.

– Сейчас в силовых ведомствах в России идут реформы, появилась, например, Росгвардия, была введена "палочная система". Как это обсуждается, что говорят ваши бывшие коллеги?

– Получают они там больше, конечно. В Росгвардии им доплачивают, так скажем, за каждый чих.

– Каждый "чих" – это что имеется в виду?

– Ну, например, если возникает какая-то переработка, 15 минут лишних – она оплачивается. Выход на митинги – оплачивается, за это плюс к зарплате какой-то идет.

– Вот сотрудники оказываются на митинге, например, в агрессивно настроенной толпе, может, ты сам себе это представишь. Неважно, хотят их ударить или они чувствуют, что к ним неприятно относятся. Какие срабатывают инстинкты у человека в этот момент?

– Давай с тобой вместе оденем каски, бронежилеты и в толпу сходим. Страшно, конечно. Когда особо буйный на тебя идет и микрофоном в лицо тычет – я уверен, что и у тебя, и у меня будет одинаковая реакция, такая же, какая у тех ребят, которые вынуждены отмахиваться дубинками. И никакого рвения, я уверен, кого-то там именно целенаправленно избить – ни у кого таких мыслей не возникает. Страшно.

– А есть службы среди силовиков, которые, в отличие от обычных полицейских, специально обучают "иметь рвение"? Такие есть? Это как раз Росгвардия или кто это?

– Это, я думаю, Росгвардия.

– Или ты не веришь вообще в рвение?

– Я не верю в рвение. В то, что человек идет на работу, и ему там сказали, что Навальный – "петух", и эти все "навальнята" – их надо гасить, и они дальше идут с мыслью, какой Навальный нехороший и какие эти "навальнята" плохие, что эту оппозицию надо разгонять.

Я не верю в это: нет ни у кого в голове таких мыслей. Человек идет тупо выполнять свою работу. Инструктаж, конечно, проводится с ними. Но у человека в одно ухо влетело, в другое вылетело, ему совершенно неинтересна эта политика. Ему бы отстоять свои три часа и домой пойти – вот что его интересует в первую очередь. Его интересует, как к ребенку на утренник попасть.

– Люди сейчас рассуждают о сотрудниках полиции и о себе как о людях, стоящих принципиально по разные стороны баррикад.

– Это такие же люди, как и те, которые стоят по другую сторону баррикад. Ничем они не отличаются.

КОММЕНТАРИИ

Рекомендуем

XS
SM
MD
LG