Ссылки

Новость часа

"Надо будет – и догола разденем". Задержанные 2 февраля в Петербурге сообщают о переполненных камерах и нарушениях своих прав


После того как 2 февраля судья в Москве заменила оппозиционеру Алексею Навальному условный срок по делу "Ив Роше" на реальный и отправила его в колонию на 2 года и 8 месяцев, в Москве и Петербурге тысячи человек вышли на протесты. В Москве силовики задержали вечером 2 февраля более 1100 человек, в Санкт-Петербурге – 260 (по данным "ОВД-Инфо").

В Москве многих задержанных отвезли в Центр временного содержания иностранных граждан в Сахарове, где много часов держали в автозаках на улице с отключенным отоплением. Затем их разместили в камерах в условиях скученности: по свидетельствам очевидцев, в камеру на 8 человек помещали до 30 арестованных – без матрасов и постельного белья.

Также задержанных в Москве били, угрожали им насилием и не допускали к ним адвокатов:

Об аналогичных проблемах сообщают и задержанные в Санкт-Петербурге. По их словам, они содержатся в переполненных камерах, мужчин и женщин не разделяют, не дают им еды и воды и не выпускают в туалет, сообщают Север.Реалии.

По словам самих задержанных, вечером 2 февраля силовики в основном задерживали людей на Невском проспекте, в районе от входа в метро "Гостиный двор" до арки Генерального штаба и до входа в метро "Маяковская". Многие арестованные подчеркивают, что не принимали участия в протестах, а просто шли по городу.

"У "Гостиного двора" полиция хватала всех молодых людей, стоявших на выходе из метро, – совершенно непонятно было, какие у них политические взгляды. Полицейские вчера бегали по дворам, особенно у площади Восстания, где много проходных и иногда очень запутанных дворов, – рассказывает журналист "Эха Москвы в Петербурге" Арсений Веснин. – Действительно, кто-то из протестующих туда убегал, но кто-то там просто живет. Я видел, как задерживали двух таких молодых людей. Молодой человек говорит: "Вы чего, я здесь живу, что такое, что вы делаете?!" Они его бьют дубинкой, электрошокером. Говорят: "Будешь мне рассказывать, что ты тут живешь!" – и ведут в автозак. Так они бегали по дворам около часа и хватали непонятно кого".

Кроме пеших протестующих, которых на Невском проспекте 2 февраля было не менее 100 человек, в протестах участвовали также автомобилисты: они выехали в центр города и сигналили на Невском, а несколько водителей вывесили из окон автомобилей флаг России и синие трусы – как символ отравления Навального.

Корреспондент Север.Реалии стал очевидцем двух штрафов для автовладельцев, поддержавших протестующих звуковым сигналом.

Александра Старостина оказалась среди первых задержанных в Петербурге. Она рассказала, что ее и еще 15 человек отвезли в отделение полиции №64 Кировского района. На ночь задержанных оставили в подвале, мобильные телефоны у них забрали.

"Никакой связи не было, держали в подвале, не кормили, воды не давали. Было очень холодно, в подвал капает. Нас было 16 человек, – рассказала Старостина. – Мы находились абсолютно все вместе: и мальчики, и девочки. Это не камера была, это был подвал: грязный, с клопами, холодный, несколько стульев на 16 человек. Мы никак не спали. Кто-то там на лесенке, кто-то у лесенки, облокотился на плитку и дремал".

"Утром нас повезли в здание Кировского районного суда. Мы просидели в автобусе, который никак не отапливается, три с лишним часа. Потом нас повезли обратно в 64-й отдел полиции. С нас просто взяли подписку об обязательной явке в отдел полиции", – рассказала девушка.

Еще одна жительница Петербурга, которая попросила не называть ее имени, рассказала, что попала в автозак недалеко от ТЦ "Невский пассаж". Она пыталась доказать силовикам, что живет в центре города, показывала документы с пропиской, но ее не слушали.

"Мы шли по Итальянской улице, пытались обойти Невский проспект. Когда мы поворачивали, подъехал УАЗик с ОМОНом: люди побежали, мы побежали во двор пассажа, попытались спрятаться, но нас задержали, – говорит петербурженка. – Нас не били, но разговаривали в очень грубой форме. Я пыталась объяснить, что у меня есть прописка в центре, но меня никто не слушал, отвечали грубо, жестко. Но хотя бы не били".

"Нас всемером посадили в маленький УАЗик на двух человек, оттуда нас довезли до Гостиного двора, а там посадили в большой автобус, где уже было много людей. Я все время пыталась объяснить по поводу своей прописки, но мне отвечали: потом-потом-потом. Я не видела, как кого-то били, но другие в автобусе рассказывали, что их при задержании били", – рассказала задержанная.

Данил Лысенко рассказал, что вечером 2 февраля оказался на Невском проспекте случайно, когда вышел из кафе. Его также задержали, хотя он пытался объяснить полиции, что не участвует ни в каких протестах. ​

"Я в 11 вечера вышел из кафе на Казанской, пошел пешком до "Гостиного двора", и там начали всех задерживать. Паренька, который со мной был, электрошокером задерживали. Ко мне подошли два сотрудника, заломали, завели в автобус, чуть руку не сломали, около 12 ночи привезли в 14-й отдел Фрунзенского района и до 12-13 часов продержали тут, – объяснил он. – Потом под конвоем толпой повезли в суд, а там конвейером дают приговоры без адвокатов. Десять человек получили штраф, а мы вдвоем – арест. Нам сказали, что отправят в ИВС, но отправили обратно, где мы сидим уже двое суток без сна и сутки без воды и еды. На все вопросы полицейские шутили, что нас Навальный покормит".

22-летнюю Анну (имя изменено) задержали после полуночи вместе с еще тремя гуляющими около Манежной площади. По ее словам, в автобусе для задержанных, рассчитанном на четыре сидячих места, оказалось десять задержанных.

"Полиция играла в кошки-мышки с протестующими. Кто уходил во дворы, тех вылавливали по дворам. Они патрулировали, останавливались и хватали, – рассказывает она. – Нас возили, как мешок с картошкой: резко тормозили, резко разгонялись. Был момент, что девочке чуть дверью ногу не сломали".

Примерно в 1:40 Анну доставили в ОВД №6 отдел Калининского района. Всех задержанных отправили в актовый зал. Выходить курить им запретили, в туалет разрешали выходить только с сопровождением. Из актового зала задержанных по очереди вызывали на дачу объяснений, собирали данные и номера телефонов.


"В шесть утра нас начали вызывать, требовали подписать какие-то странные бумаги, где говорилось, что мы даем согласие на то, что суд вынесет нам постановление без нашего участия, а еще мы якобы обязаны пройти дактилоскопию, – рассказывает Анна. – Пугали дополнительными сутками задержания: то 10, то 48 часов до суда".

Анна отказалась проходить дактилоскопию, после чего ее отправили на досмотр, а затем в КПЗ.

"Полицейские сказали мне: "Надо будет – и догола разденем". Я спрашивала, на каком основании меня досматривали, почему без понятых, без описи. Ответ: "Потому что надо, ничего я тебе не обязан", – рассказывает петербурженка. – С меня сняли верхнюю одежду, рюкзак, украшения. Их потом вернули. Угрожали срезать с капюшона кофты шнурки. Я ее сняла. Они достаточно грубо потом досмотрели: задирали водолазку, срезали браслет. Вытащили даже из маленького кармана монетки. И отправили меня в КПЗ на шесть часов вместе с другой девочкой, которая тоже там отказалась".

"В КПЗ было очень душно, воняло канализацией, не было ни подушки, ничего, была одна скамья. Мы спали на кофте. Я спала, потому что у меня была температура. Вторая девочка в итоге не выдержала и согласилась на все процедуры, сказала, что она устала, – рассказывает Анна. – Потом ко мне пришла женщина-следователь, и только в час дня мне показали мой протокол, предоставили копии".

По словам Анны, полностью копию протокола ей не дали, хотя расписаться за его получение "заставили". Как и Александру Старостину, Анну тоже обвинили в организации массового одновременного пребывания людей.

Жители Петербурга пытались помочь задержанным, которым пришлось ночевать в отделениях полиции: привозили им продукты, предметы гигиены и теплые вещи и передавали их в отделения полиции и спецприемник на Захарьевской улице.

Уполномоченный по правам человека в Петербурге Александр Шишлов рассказал Север.Реалии, что к нему поступило несколько жалоб от задержанных на Невском проспекте вечером 2 февраля. Среди них – жалобы на необоснованные задержания и на процессуальные нарушения в отделе полиции.

Шишлов подчеркивает, что помещение изолятора временного содержания в Управлении внутренних дел просто не предназначено для временных задержаний

"Количество задержанных гораздо больше, чем количество мест в спецприемнике. Проблема в том, что эти люди не могут быть обеспечены условиями содержания, предусмотренными законом, потому что эти помещения не предназначены для такого числа арестованных на небольшие сроки, – говорит омбудсмен. – Нам кажется, что в качестве меры для решения этой проблемы можно применить отсрочку ареста. Мы уже обратились в прокуратуру с просьбой проверить условия содержания людей. Помещение изолятора временного содержания в Управлении внутренних дел просто не предназначено для временных задержаний".

Оппозиционные депутаты Законодательного собрания города раскритиковали действия властей Петербурга и полиции на протестах 23-го и 31 января и 2 февраля. Они назвали Петербург "зоной бесправия" из-за жестких действий полиции, применения спецсредств и электрошокеров, а также перекрытия улиц. В ответ на критику спикер парламента, депутат от "Единой России" Вячеслав Макаров заявил, что сотрудникам Росгвардии и сотрудникам полиции нужно "поставить памятник за работу".

Полностью текст с рассказами задержанных в Петербурге опубликован на сайте Север.Реалии

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG