Ссылки

Новость часа

"Это всегда было в Москве, а сейчас это у нас". Как в Казани реагируют на избиения протестующих


Что происходило с задержанными на митингах в Казани
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:14 0:00

Что происходило с задержанными на митингах в Казани

Больше всего на акции протеста в поддержку Алексея Навального 23 и 31 января людей выходило в Москве и Санкт-Петербурге, там же было и самое большое число задержанных, по полторы тысячи человек за каждую акцию в каждом городе.

Однако характерная черта протестов этого года – активная поддержка в российских регионах, в поддержку Навального выходили люди в десятках российских городов.

Казань оказалась одним из лидеров по числу задержанных среди российских городов. Так, после акции 31 января полиция задержала по крайней мере 113 человек, сообщил "ОВД-Инфо". Сама акция была быстро прекращена силовиками: так, в Сети распространилось видео, где полицейские заставили сидеть на корточках около ста человек прямо на снегу у Академии наук Республики Татарстан.

А накануне акции неизвестные выложили в Сеть личные данные участников акции 23 января.

Правозащитница из Татарстана Эльза Нисанбекова рассказала Настоящему Времени, кто и зачем мог опубликовать личные данные протестующих и чем январские протесты отличаются от того, что жители Татарстана видели раньше.

— У вас есть какие-то предположения, кто занимается публикацией личных данных митингующих?

— Если честно, я предполагаю, что это могут быть сотрудники полиции, потому что они в своем телеграм-канале указывают, что пользуются программой "Безопасный город". Насколько мне известно, ей могут пользоваться только сотрудники правоохранительных органов.

— Можно ли предположить, какая цель того, что выкладывают личные данные митингующих?

— Мне кажется, что цель такая же, как у жестких задержаний, – попугать. Просто чтобы человек увидел свою фамилию в каком-то списке, испугался и не стал больше выходить.

— А есть ли какое-то юридическое воздействие на телеграм-канал, который публикует личные данные? Как-то можно это пресечь, или в современных реалиях это невозможно?

— У нас есть федеральный закон о персональных данных. То, что происходит в этом телеграм-канале, – это нарушение этого федерального закона. Можно, конечно, обратиться в полицию, но мне кажется, что сотрудники полиции не станут искать, не найдут администраторов, и это все уйдет в никуда, учитывая сложившиеся современные реалии.

— Я правильно понимаю, что может быть и обратный эффект? Используя камеры видеонаблюдения, можно также распознать и тех силовиков, которые применяют насилие к мирным людям?

— Да, конечно, можно это использовать. Я, к сожалению, не обладаю техническим познанием, поэтому мне сложно сказать, как это делается. Но чисто теоретически это возможно.

— Вы можете как-то прокомментировать, как вообще в Казани отреагировали на то, что появились личные данные сразу же аж 72 людей в телеграм-канале? Это запугало людей?

— Я бы не так не сказала. Мне кажется, самая бурная реакция была от меня, потому что я попросила подписчиков жаловаться на этот телеграм-канал. От остальных каких-то каналов или лиц каких-либо мнений, которые были высказаны по этому поводу, я не слышала. Никто из тех, кого опубликовали, ко мне не обращались, поэтому, я думаю, что эта попытка запугать просто не удалась.

— К нам поступала информация из Казани о том, что некоторых задержанных девушек раздевают в полицейских участках при задержании. Вам что-либо об этом известно? Были ли какие-то жалобы?

— Да, писали девушки. Очень странная практика у нас начинается. После задержания в отделах полиции сотрудники полиции заставляют девушек либо полностью раздеваться и приседать голыми, либо заставляют просто демонстрировать нижнее белье, то есть задирать футболки, блузки, приспускать штаны. Ничего общего с законом эта практика не имеет. Это, по-моему, какие-то сексуальные девиации со стороны сотрудников полиции, потому что это ненормально, так быть не должно. Я очень надеюсь, что девушки, которые были подвергнуты такому досмотру, будут жаловаться.

— Уже поступают такие жалобы? Возможно наказать этих полицейских, которые занимаются такими делами?

— Я не думаю, что можно наказать конкретного полицейского, потому что большинство из них были без значков. Естественно, протоколы оформляли одни полицейские, а досмотр вели другие полицейские, задерживали третьи. Вряд ли их получится опознать. Но как сам факт – на само МВД необходимо написать жалобу. Мне кажется, в конце концов это будет какая-то эскалация этого извращения. Сегодня заставляют раздеваться, завтра еще что-то заставят сделать.

— Какие самые распространенные виды правонарушения осуществляют силовики на акциях протеста в Казани?

— Избиения как нарушение и сам факт задержания, потому что в КоАПе говорится о том, что протокол необходимо составлять на месте правонарушения и доставление осуществляется только в случае, если невозможно определить личность. У всех митингующих всегда с собой паспорт, соответственно, невозможность определить личность человека по паспорту – это нереально, либо говорит об интеллектуальных способностях этих сотрудников полиции. Соответственно, сам факт доставления и сам факт задержания являются нарушениями. И эти избиения – я в Казани это видела впервые. У меня шок. Я никогда не видела, чтобы полицейские били дубинками в Казани митингующих. Это всегда было где-то в Москве, где-то далеко от нас, а сейчас это происходит у нас.

— В Москве и Санкт-Петербурге силовики применили впервые ноу-хау дубинки-электрошокеры. Было ли замечено такое средство в Казани?

— Нет, в Казани не видела, не слышала. Единственное, на днях я возила девушку в травмпункт, которой сломали ребро такой дубинкой. Электрошокеров не было пока.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG