Ссылки

Новость часа

"Не думаю, что выборы будут честными, я не наивный человек". Интервью оппозиционного кандидата в президенты Казахстана


"Не думаю, что выборы будут честными, я не наивный человек". Интервью Амиржана Косанова
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:05 0:00

"Не думаю, что выборы будут честными, я не наивный человек". Интервью Амиржана Косанова

9 июня 2019 года в Казахстане пройдут выборы президента. Впервые в них не будет участвовать первый президент Нурсултан Назарбаев, который в апреле внезапно ушел в отставку. Ему на замену правящая партия выдвинула бывшего спикера сената Касым-Жомарта Токаева, он с апреля исполняет президентские обязанности. Назарбаев продолжает возглавлять Совбез Казахстана, который де-факто может руководить ключевыми сферами жизни в стране.

Помимо Токаева в выборах примут участие еще шесть кандидатов:

  • Жамбыл Ахметбеков от Коммунистической народной партии (КНПК);
  • Дания Еспаева – от партии "Ак жол";
  • Толеутай Рахимбеков – от партии "Ауыл";
  • Амангельды Таспихов – от Федерации профсоюзов Казахстана;
  • Садыбек Тугел – от республиканского движения "Ұлы дала қырандары";
  • Амиржан Косанов – от движения "Улт тагдыры".

Косанов из всех перечисленных занимает наиболее оппозиционную позицию по отношению к действующей власти. На какой результат он рассчитывает на выборах 9 июня? Как предлагает решать стоящие перед Казахстаном социальные проблемы и почему его, оппозиционера, до сих пор не сняли с выборов, учитывая его критику власти? Обо всем этом политика расспросила корреспондент Настоящего Времени Жазгуль Эгембердиева.

"Если бы я не пошел на выборы, Аблязов бы критиковал меня"

— В местных СМИ вас называют "псевдооппозиционером от власти": говорят, что якобы вы участвуете в выборах, чтобы создать видимость конкуренции. Это так?

— Критика понятна. Вся загвоздка в том, что меня зарегистрировали как кандидата. Если бы не зарегистрировали – таких разговоров бы не было. Я был бы тогда "хорошим" оппозиционером.

Я не знаю, почему власть меня зарегистрировала кандидатом, какие у них были мысли на этот счет. Может быть, пришло понимание того, что "кукольные", декоративные выборы смешны. Может быть, у них действительно есть какое-то желание считаться с протестным электоратом. Я не знаю, они мне этого не говорили.

Но если меня зарегистрировали – почему мне как политику не использовать этот шанс? Если для меня открывается дверь в электоральную кампанию, если мне дают возможность провести избирательную кампанию, возможность встречаться, разъяснить свою программу, дают доступ на общенациональные СМИ, на прямые эфиры на телевидении – почему бы мне это не использовать?

Когда говорят, что власти допуском меня хотят легитимизировать выборы в Казахстане, – извините, но они могут и без Косанова их легитимизировать. В стране очень много общественных деятелей, которые могли бы прийти на мое место. Со мной никто переговоров не вел.

Насколько я могу, я участвую в этой кампании. Конечно, мне сложно. Потому что часть оппозиции меня очерняет, часть оппозиции объявила мне бойкот, а часть заняла выжидательную позицию. Я остался один в поле с горсткой моих соратников. Но ничего, двигаемся. Протестный электорат достаточно большой, поддержка есть, я чувствую эту поддержку. А критики всегда найдутся. Тот же Аблязов, например, критиковал бы меня, если бы я не пошел на выборы. Он бы сказал: "Косанов испугался, ему заткнули рот! Почему он себя не выдвигает?" Невозможно всем понравиться.

"Я не думаю, что власть сейчас будет проводить абсолютно честные выборы"

— Предвыборный опрос, который разрешил провести ЦИК Казахстана, говорит, что более 70% избирателей намерены проголосовать за Токаева. Эта цифра, по вашему мнению, соответствует истинным настроениям народа?

— Нет. Я думаю, что если будет реальный подсчет голосов, то при существующем раскладе, без участия Нурсултана Назарбаева и при нынешних сильных протестных настроениях, в Казахстане должен быть второй тур.

— А насколько нынешние выборы будут честными?

— В этом у меня есть большие сомнения. Я не думаю, что власть сейчас будет проводить абсолютно честные выборы, я не наивный человек. Но есть институт наблюдателей, и я знаю, что многие уважаемые организации будут наблюдать за выборами. Будем выявлять нарушения. Посмотрим. Все зависит от результатов наблюдения. Если мы увидим фальсификации и конкретные факты – конечно, мы молчать не будем.

— То есть вы уже заранее знаете, что не победите?

— Нет, я об этом не говорю. Потому что это выборы без Назарбаева, с сильным протестным электоратом, и нельзя сказать, что власть полностью контролирует ситуацию на местах. Сейчас будут очень интересные выборы, выборы транзитного периода. И я не думаю, что даже правящая элита сейчас монолитна в отношении властного кандидата. Все может быть. Если бы я думал, что выборы президента предрешены – я бы не участвовал в них.

— А что вы можете сказать о других кандидатах? Вы верите в то, что они провластны?

— Они никогда не критикуют власть, не задевают ее политические основы. Их критика мягкая, неопасная, я не могу их называть оппозиционно настроенными.

Да, как граждане, как представители политических организаций они имеют право выдвигаться. Пусть делают. Но они просто создают фон. Сейчас все понимают, что идет борьба между кандидатом от власти и кандидатом от оппозиции.

— Власти создавали вам препоны в ходе предвыборной кампании?

— Как таковых препонов не было. Конечно, власти не нравится то, что я говорю, не нравится, чем я занимаюсь. Но они терпят. Почему – не знаю. Может быть, мир меняется? Может, они меняются? А может, я просто веду себя в правовых рамках, не допуская провокаций и снятия меня с дистанции. Я достаточно умудренный политик, чтобы не делать того, за что меня могут снять с выборов.

"У нас система все время работала только на укрепление личной власти"

— Какие вопросы, с вашей точки зрения, должен будет в первую очередь решать новый избранный президент Казахстана?

— Вопросов очень много. Первые два самых важных – это назревшие в Казахстане политические реформы. Куда ни глянь – везде проблемы: экономика, социалка, правовая сфера. И все это упирается в вопросы политических свобод. Я думаю, что определяющим в деятельности нового президента должны быть именно политические свободы. Это то, что у нас не делалось десятилетиями.

У нас система все время работала только на ужесточение, на укрепление личной власти, на подавление прав и свобод граждан. У нас все законы шли только в этом направлении. Я думаю, что нужно в корне это менять, и новый президент просто обязан заняться политическими свободами.

Он должен изменить Конституцию. Последний раз она менялась в 1995 году. Она определила контуры суперпрезидентского государства, а сейчас Казахстану надо переходить к парламентской республике, к разделению ветвей власти, к созданию системы сдержек и противовесов. К свободе слова, к созданию независимой судебной системы. Это весь набор стандартных демократических реформ, которые должны быть осуществлены в Казахстане в ближайшее время.

— Это реально при существующей системе и кадрах?

— Это очень сложный вопрос. Потому что Токаев говорит о преемственности курса Назарбаева. Но у политической элиты должна быть своя часть ответственности. Одно дело – смотреть на Елбасы как председателя Совета безопасности, который фактически контролирует все ветви власти. И другое дело – иметь свою часть ответственности за будущее страны. Потому что чем больше подавляются в Казахстане права и свободы граждан – тем мощнее протестный настрой.

И завтра этот протестный настрой может просто смести любой режим, если он не будет идти на либерализацию.

В этом смысле мне кажется, что власть обречена идти на политические реформы. Но насколько они будут скорыми и эффективными – покажет поведение [элит]. Но они обречены на проведение реформ, вне зависимости от того, хотят они этого или не хотят. Они должны это сделать просто из чувства самосохранения.

— Если вы станете президентом – ​останется Совет безопасности?

— Политически нужно смотреть. Нужно отдавать должное заслугам Назарбаева в становлении Казахстана как республики и государства. Но мы должны исторически понимать, что все-таки Совет безопасности – это временный орган. Он создан под одного человека. А если мы будем думать о стратегии, о перспективах, то, конечно, институт президентства должен быть на первом месте. И даже Назарбаев об этом говорит, что "у нас должен быть один президент". Но надо от слов переходить к делу.

"Меняется система ценностей, растет продвинутая образованная молодежь"

— Если вы станете президентом, как вы намерены решать существующие социальные проблемы в Казахстане?

— Я нашел золотой ключик к решению всех имеющихся в Казахстане социальных, экономических и правовых проблем. Это политические реформы. Поэтому политические реформы – это первый, самый главный раздел моей программы.

Несмотря на то, что долгие годы власть вбивала в голову казахстанцам, что им не нужно заниматься политикой, что им нужно решать насущные проблемы, все больше и больше казахстанцев приходят к тому, что камнем преткновения на пути решения их личных проблем, начиная с трудоустройства и заканчивая получением квартир, земли и так далее, являются политические свободы. Это основная часть моей программы, то, что меня отличает от других кандидатов, от кандидата от власти и его спарринг-партнеров.

Я говорю о необходимости конституционной реформы в Казахстане, о политических свободах. Это то универсальное средство, которое позволит Казахстану обрести новое дыхание в XXI веке. Нельзя жить в XXI веке с Конституцией, написанной в конце 90-х, где закреплены суперполномочия одного человека. Общество уже меняется, мир, окружение меняются. Меняется система ценностей, растет продвинутая образованная молодежь, которая видит, как в других странах меняются президенты, канцлеры и премьер-министры, и никто из этого трагедии не делает.

Поэтому я думаю, что назрело время реформ. Потому что через это мы будем решать и другие экономические, социальные и правовые проблемы.

— Одна из острых социальных проблем, которые стоят сегодня, – это обеспечение жильем многодетных матерей. Что бы вы сделали, чтобы ее решить?

— Не только многодетные семьи лишены социальных перспектив. Решать надо не проблемы отдельных социальных групп, которые обделены государственной помощью. Все проблемы зиждутся на том, что власть в Казахстане неподконтрольна народу. Те же министры и чиновники не зависят от простых казахстанцев, у них нет четкой ответственности за ту или иную сферу.

Поэтому можно, конечно, дать квартиры всем многодетных матерям, но тогда завтра появится другая социальная группа, которой что-то будет нужно. Поэтому в социальной политике нужны системный подход и ресурсы государства. Ресурсы должны направляться не только на решение насущных проблем, но и на то, чтобы впредь этих проблем не было, чтобы они не возникали.

Дети будут рождаться, многодетных матерей будет все больше и больше. Но жить все время только тем, что постоянно реагировать на форс-мажор, – это неправильно. Нужно принимать превентивные меры. А превентивные меры – это ответственность, профессионализм и компетентность государства. Чего у нас в Казахстане нет.

XS
SM
MD
LG