Ссылки

Новость часа

Погиб основатель томского кукольного театра Владимир Захаров: он пытался вытащить кукол из огня


Погиб основатель кукольного театра Владимир Захаров: он пытался вытащить кукол из огня
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:12 0:00

В Томске в ночь на 2 февраля погиб Владимир Захаров, основатель уникального Театра живых кукол "2+Ку". По словам очевидцев, он пытался потушить пожар в кукольной мастерской и спасти кукол, которых делал в течение многих лет, но так и не смог выбраться из здания.

Захаров основал свой театр 25 лет назад и сделал его одной из главных достопримечательностей Томска. Многие жители искренне говорили, что если вы не видели кукольных спектаклей Захарова – вы не видели города. Несколько лет назад кукольник своими руками построил для театра на окраине Томска деревянный дом-теремок, куда каждую неделю приходили тысячи человек. С них Захаров никогда не брал денег: зрители сами оставляли в "кассе" (холщовом мешке, висящем на стене) столько, сколько считали нужным.

Кукольный театр Захарова в Томске
Кукольный театр Захарова в Томске

"Я ездил на фестиваль кукольников, который ежегодно проходит в Москве, в театре Образцова. Посетил семинар для режиссеров. Они там все плакались – как им тяжело живется, – рассказывал Захаров в интервью Радио Свобода в 2018 году. – Жаловались, что государство их недостаточно финансирует, поэтому они никак не могут раскрутиться и жалуются на проблему "заполняемости зала". Я этого не понимаю. У меня другая проблема: куда бы усадить всех желающих, потому что зрителей слишком много. Мы играем по пять спектаклей в день, и все равно людей приходит в два раза больше, чем может вместить зал. Иногда, по воскресеньям, приходится давать семь-восемь представлений".

Захаров сам делал кукол и сам "оживлял" их на сцене: кроме него в театре больше не было ни единого живого работника. Он часто говорил, что многие современные режиссеры "сами не делают кукол, поэтому их не чувствуют": "Идите в цех, поработайте ручками, не ждите, когда вам принесут готовую куклу, – советовал он коллегам. – Тогда и театр у вас будет живым".

Захаров пришел в театр с завода, где с 1980 по 1987 год собирал роботов в сборочном цехе:

"Я управлял тремя роботами, сошедшими с одного конвейера. Их звали одинаково – РЕМ-104, но у каждого был свой характер, а общим у них было только то, что все трое работали страшно медленно", – вспоминал он. – Я долго с ними мучился. Одного удалось заставить двигаться в нужном темпе. Второй на все мои попытки его ускорить сопротивлялся всеми своими электронными компонентами. Третий вообще был странным: забывал команды, которые я ему давал, и совершал неожиданные действия, делал только то, что ему интересно".

Навыки управления роботами Захаров позже использовал в работе с куклами.

"Кукла переворачивает пьесу, придавая действию магический характер. Театральная кукла – это часть тебя. В твоем мозгу формируется область, отвечающая за ее действия. Но напрямую ты куклу не контролируешь, ее текст – это не твои слова. У каждого персонажа своя логика", – объяснял Захаров.

Захаров в своей мастерской
Захаров в своей мастерской

"Но и я сам учусь у своих кукол. Меня спрашивают: где вы учились актерскому мастерству? Вот у них и учусь, – объяснял он. – Когда спрашивают об управлении куклой, я всегда объясняю на мастер-классах: не думайте, как повернуть ей голову. Просто посмотрите в нужную сторону, мозг сам догадается, что с этим делать. Я не могу технически объяснить движение персонажа. Но знаю, что нужно дать себе свободу, и тогда она появится у куклы".

Идея собственного театра появилась у Захарова в конце девяностых, когда он решил поставить "Улитку на склоне" Стругацких. Тогда же он начал строить деревянный теремок для театра. Хотя с тех пор прошло более четверти века, театр за все это время не получил ни копейки государственного финансирования. Как пояснял сам режиссер: помощь ему никто не предлагал, а сам он никогда не просил. Но такое пренебрежение со стороны государства имело и положительные стороны: чиновники готовы были закрывать глаза на то, что театр работал без сертификатов:

"Иногда у меня бывают проверяющие комиссии. Тут всё запрещенное. В буфете нет никакой лицензии. В зрительном зале с камином, где собирается куча народу, не пахнет никакой пожарной безопасностью, – признавался Захаров. – Но, как правило, мне везет на чиновников: они говорили: "Я вас знаю, у меня дети ходят на ваши спектакли. Какие-то проблемы? Не беспокойтесь – всё решим".

Полностью материал о Владимире Захарове читайте на сайте Сибирь-Реалии.

КОММЕНТАРИИ

ПО ТЕМЕ

XS
SM
MD
LG