Ссылки

Новость часа

"Эта пестрая Мосгордума выгодна москвичам". Любовь Соболь объясняет, кто выиграл от "умного голосования"


В России 8 сентября прошел единый день голосования, по предварительным результатам которого в Мосгордуму проходят 20 кандидатов от системной оппозиции – партий КПРФ, "Яблоко" и "Справедливой России". Оставшиеся 25 мест получают провластные кандидаты.

Оппозиция считает такой итог победой, которая стала возможна благодаря "умному голосованию" – проекту, продвигаемому политиком Алексеем Навальным. Цель проекта – поддержать кандидатов от парламентской оппозиции, чтобы нарушить монополию "Единой России" в Мосгордуме.

Недопущенная к выборам кандидат, юрист ФБК Любовь Соболь в интервью Настоящему Времени рассказала, почему считает итоги выборов в Мосгордуму победой оппозиции и как сработала стратегия "умного голосования".

Любовь Соболь объясняет, кто выиграл от "умного голосования"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:00 0:00

— Любовь, как вы оцениваете нынешние выборы?

— Смотря какие выборы вы имеете в виду.

— Имею в виду в Мосгордуму.

— Я считаю, что это серьезная победа. Это протестное голосование. Да, не допустили нас, независимых кандидатов – меня, Илью Яшина, Ивана Жданова, Дмитрия Гудкова, Елену Русакову и других сильных независимых кандидатов. Но москвичи показали, что они готовы голосовать протестно, они не хотят мириться с беспределом, который был устроен мэрией Москвы на этих выборах, они не готовы терпеть "Единую Россию", ее депутатов в Московской городской думе еще пять лет.

Поэтому проиграли на этих выборах лица "Единой России", известные кандидаты, которых поддерживала активно мэрия. Я имею в виду Валерию Касамару, я имею в виду видных единороссов Шапошникова и Метельского. То, что они потерпели поражение, это является большой заслугой тех москвичей, которые боролись за свое право на выбор в последние месяцы.

— В целом стратегия "умного голосования" успешна?

— Я считаю, что да, это стратегия рационального выбора, и она, конечно, успешна. Это единственный самый разумный вариант, как можно было действовать сейчас на этих выборах, другого варианта у нас просто не было. Из того списка, который был после 20 июля, который мы подписывали, требуя допуска всех кандидатов, допустили только Сергея Митрохина на эти выборы, не допустили всех остальных. Поэтому я считаю, что в нынешних условиях, естественно, нужно было голосовать протестно и показывать, что все равно "Единой России" не место в региональном парламенте. Другого выбора у нас не было.

Любая другая стратегия в виде порчи бюллетеней, неприход на избирательные участки, приход на избирательные участки и унесение бюллетеня с собой – все это означало победу "Единой России". Поэтому сейчас мы видим, что большинство мест все равно осталось за партией власти. Но это можно было бы изменить, если бы общество, конечно, консолидировалось и призывало голосовать за самого сильного кандидата на этих выборах против единоросса.

К сожалению, этого не случилось. Были разные настроения, кто-то говорил, что нужно не участвовать в этих выборах. Но мы понимаем, что единственной рациональной стратегией было – это голосовать за самого сильного кандидата, который мог победить "Единую Россию", и мы видим, что эта стратегия реально работает.

— С теми, кто подпадал под эту стратегию, вы заручились какими-то обязательствами, что они в итоге не примкнут, условно, к партии власти?

— Нет, каких-то обязательств, естественно, быть не может. Мне кажется, достаточно наивно полагать, что-то кто-то из кандидатов может дать какие-то обязательства, что он будет в течение пяти лет действовать только теми способами, которые будут согласованы с Алексеем Навальным или членами нашей команды.

— Что же будете делать, если они перейдут на сторону власти?

— Очень важно понимать, что будет дальше. У вас какие-то очень странные и безапелляционные представления о том, как действуют люди: либо они перейдут на сторону власти, либо нет. Понятно, что все реализуют какие-то свои интересы, в том числе политические интересы. Они есть, безусловно, у коммунистов, которые, конечно же, являются системной оппозицией, это не независимые кандидаты, которым была я, Илья Яшин и Дмитрий Гудков. И понятно, что они могут проводить какие-то маневры.

Но надо понимать, что сейчас даже эта пестрая Московская городская дума выгодна москвичам. Да, там нет кандидатов, которые, безусловно, отстаивали бы интересы демократической общественности. Но при этом эта пестрая Московская городская дума подразумевает под собой дискуссию, которой не было в последний созыв Московской городской думы, – в течение пяти лет там не возникали дискуссии по тем вопросам, которые волновали москвичей до той степени, что они выходили на многотысячные митинги.

Я имею в виду, например, проблему "реновации", проблему введения платы за капитальный ремонт, проблему расширения зоны платной парковки, по которой пытались провести референдум. Это не удалось, он был запрещен мэрией Москвы фактически. Массовые отравления детей в детских садах города Москвы – этот вопрос обсуждался в том числе не только на московском уровне, но и на федеральном, высказывался даже пресс-секретарь президента Песков, высказывался сам Путин по проблеме школьного питания. Но все эти проблемы даже не поднимались на уровень дискуссии и обсуждения в Московской городской думе.

Поэтому сейчас эта дискуссия, конечно, возникнет. Я рассчитываю, что те депутаты, которые сейчас избрались, в том числе при поддержке "умного голосования", они будут вносить полезные для москвичей инициативы и законопроекты, естественным образом общество будет оказывать какое-то свое давление на то, чтобы эти кандидаты работали в интересах людей, которые их избрали.

Даже дискуссия, даже не столько внесение законопроекта, сколько дискуссия, которая может там возникнуть, – это уже лучше, чем закостенелый орган, состоящий только из "Единой России", которая не работает в интересах москвичей. Это пример для всей страны, как можно побеждать, голосовать, не сидеть дома, а прийти на избирательный участок и уволить, просто снять Метельского, главного единоросса Москвы. Как можно убрать из Московской городской думы Шапошникова, который является членом "Единой России" с каких-то стародавних времен, который был председателем Московской городской думы в течение пяти лет. Он обладает семикомнатным пентхаусом, который не заслуживает иметь, – об этом я делала расследование, публиковал на ютуб-канале Алексей Навальный.

Поэтому сейчас я хочу сказать, что все в наших руках. Это, конечно, победа, которая показывает, что все зависит от нас, что мы власть, мы, люди, народ – источник власти. От нас все зависит. Не нужно сидеть дома, не нужно переживать, не нужно иметь какие-то апатичные настроения. Нужно действовать, нужно не бояться, нужно бороться дальше.

И это сейчас один из этапов. Вчерашний день был очень важный. Мы понимаем, что за один день демократические перемены в нашем обществе не произойдут. И сейчас мы не смогли добиться допуска на выборы, например, нас, независимых кандидатов. Но мы все равно протестно проголосовали, показали власти, что общество требует перемен. Мы не собираемся мириться с тем беспределом, который был устроен. Это очень важный был день, и конечно, я его оцениваю позитивно.

— Если ваши ожидания не оправдаются, если той самой дискуссии, о которой вы говорите, не выйдет, если вам придется делать новые расследования уже о тех кандидатах, которые были избраны в том числе благодаря вашей поддержке, что будете делать?

— Вы так говорите, заглядывая вперед: если бы да кабы. Мне кажется, что как будет работать действующая Московская городская дума, пока не знает никто. Потому что, как я сказала, она отличается очень сильно по своему составу от предыдущих созывов Московской городской думы.

Сейчас каких-то сценариев развития событий нет ни у кого. Понятно, что власть будет пытаться разделить и властвовать, понятно, что кого-то будет запугивать, кого-то подкупать, на кого-то будут давить, с кем-то будут пытаться подружиться. Понятно, что все это будет.

Но я думаю, что сейчас москвичи показали, что они – большая сила, с которой стоит считаться власти города, мэрии Москвы, Сергею Собянину. Что москвичи избрали этих депутатов, они избрали их потому, что хотят, чтобы были люди, которые уважают их интересы. И я думаю, что именно от москвичей будет зависеть то, как будет работать этот орган дальше.

Именно общество должно проявить свой интерес к работе Московской городской думы и показать, что этот орган, который сейчас обладает спящими полномочиями, в котором нет ни дискуссий, ни полезных законодательных инициатив, который не выдвигает законодательные инициативы на федеральный уровень, хотя имеет на это право (Москва как субъект законодательной инициативы в Государственной Думе), что все равно эти полномочия сейчас нужно реализовывать.

Я думаю, что москвичи будут это делать дальше. Потому что общество изменилось, оно готово отстаивать свои права дальше. Поэтому как будет оно действовать – мы все вместе посмотрим дальше. Со своей стороны я призываю не опускать руки. Сейчас был один из этапов нашей борьбы, ну а дальше нужно продолжать действовать.

— У вас есть какая-то тактика, стратегия, как вытаскивать из тюрем тех, кто уже осужден, или как не допустить реальных сроков другим людям, которые проходят [по уголовным делам] после протестов?

— Я считаю, что нужно действовать так же, как мы действовали до этого: привлекать максимальное общественное внимание к тому беспределу, который устроила мэрия Москвы в виде того, что сейчас арестованные получили реальные сроки лишения свободы, совершенно невиновные люди. Мы видим, что Константин Котов осужден на 4 года колонии за выход на мирные акции протеста, когда в его деле есть эпизод, когда он просто выходит из метро, его задерживают сотрудники полиции. И на основании череды таких эпизодов он получает 4 года колонии. Конечно, это беспредел.

И власть очень боится максимальной огласки всего этого беспредела. Именно поэтому они запрещают выход на мирные акции солидарности с политзаключенными. Мы видим, что уже запрет получили заявители на следующую акцию протеста 14 сентября. Мы видим сейчас, что по социальным опросам большинство даже россиян, не то что москвичей, не верят, что полиция адекватно применяла силу, что эти митинги в защиту политзаключенных, в том числе которые проходили в последнее время, они проплачены Западом.

И вот этой публичной огласки среди не только политических активистов, но и среди людей, которые не вовлечены в политическое пространство, власть сильно боится. Поэтому мы видим сейчас, что часть людей была выпущена на свободу, части людей переквалифицировали на другие статьи, часть людей удерживают до сих пор в СИЗО, как тренера моих сборщиков подписей Алексея Миняйло. Дело о так называемых "массовых беспорядках" разваливается, но до сих пор продолжают по этому делу, по которому очевидно, что не было никаких массовых беспорядков 27 июля, сидеть невиновные люди в СИЗО.

Я буквально за полчаса до телемоста получила письмо от Алексея Миняйло, я на контакте с его адвокатом. Я попросила адвоката подать ходатайство – и это было сделано – о прекращении уголовного преследования в отношении Алексея Миняйло со ссылками ровно на те же формулировки, которые были в постановлении о прекращении дел по Даниилу Конону и другим людям, которые были отпущены сейчас на свободу. Дела идентичные, все эти претензии высосаны из пальца, дела сфабрикованы. Я требую закрытия дел о так называемых "массовых беспорядках", потому что 27 июля их не было.

Мы будем распространять об этом информацию, я готовила листовки, я организовывала общественную кампанию по тому, чтобы собирать поручительства за этих людей, чтобы рассказывать информацию о беспределе. [Приготовили] самодельные листовки – печатайте [и развешивайте] у себя в подъезде, писали письма политзаключенным, организовывали сбор – и собирают деньги до сих пор – на помощь их семьям и близким и будем это делать дальше. Я считаю, что самое эффективное, как можно было бы показать, – это, конечно, участвовать в "умном голосовании" и протестно голосовать. Потому что таким способом мы показываем власти, что нет, общество не мирится с этим беспределом, и вы сажаете нас, потому что мы выходим за свое право на выбор. Но у вас все равно не получится протащить Метельского и Шапошникова в Московскую городскую думу. И у них не получилось это сделать.

Это сильный сигнал власти, который дало общество, что оно не будет мириться с этим беспределом по недопуску независимых кандидатам и посадкам невиновных людей. Поэтому сейчас нужно, конечно, продолжать борьбу, в том числе за права политзаключенных, за их скорейшее освобождение, за то, чтобы дело о так называемых "массовых беспорядках" было закрыто.

И когда нам говорят о том, что сейчас переквалифицируют дела на 318-ю, о том, что сейчас люди получают уже обвинения в оказании какого-то сопротивления и силы в отношении представителей власти, сотрудников полиции, я призывала и призываю, я записываю об этом видео на нашем ютуб-канале и распространяю информацию всеми возможными способами. О том, на что сейчас я обращаю внимание общественности: даже не названо имя нападавшего полицейского на Дарью Сосновскую, при том, что этим вопиющим беспределом применения силы возмущались в том числе известные люди, у которых миллионы поклонников.

В связи с этим резонансом сейчас не названо дело, не то что не возбуждены дела в отношении людей, которые сломали ногу дизайнеру, который бежал на пробежке перед мэрией Москвы за три часа до протестной акции.

Сейчас мы требуем, конечно, справедливого рассмотрения дел, которые были возбуждены по 318-й статье, и, конечно же, возбуждения уголовных дел и вообще проверок в отношении неадекватного, жесткого применения силы в отношении мирных участников демонстрации. Потому что, как мы видим сейчас, ни одно уголовное дело в отношении сотрудников полиции, неадекватно, жестко применяющих силу, не было возбуждено.

Я неслучайно упомянула несколько раз свои ответы мэрии Москвы. Потому что очень важно понимать, что уголовное дело о так называемых "массовых беспорядках" было возбуждено спустя буквально несколько часов после выступления мэра Москвы Сергея Собянина по российскому телевидению, где он похвалил и поблагодарил сотрудников полиции за применение силы при разгоне мирных демонстраций. Я считаю, что ответственность за эти политические репрессии лежит в первую очередь на Сергее Семеновиче Собянине.

Я считаю, что участвовали в проведении этих обысков, ночных арестов, этого беспредела и заключения невиновных людей в тюрьму разные силовые ведомства, в том числе и Росгвардия, и ФСБ. СМИ писали, что и сотрудники ФСБ участвуют в этих мероприятиях по полноценной атаке на общество. Но началось все это с заявления мэра Москвы Сергея Собянина. И именно к нему сейчас должны быть, конечно, выставлены требования со стороны московского общества, для того чтобы прекратить эти политические репрессии, которые он же и начал.

Рекомендуем

XS
SM
MD
LG