Ссылки

Новость часа

"Любой инакомыслящий в Беларуси может попасть под уголовную статью". Родные задержанных журналистов – о преследовании независимых медиа


Минск, 3 сентября 2020 года

В офисе белорусского независимого информационного агентства БелаПАН в Минске прошли обыски – в рамках уголовного дела, заведенного на бывшего заместителя директора агентства, журналиста Андрея Александрова. Его вместе с девушкой Ириной Злобиной задержали еще 12 января. Сейчас они – подозреваемые по делу о нарушении общественного порядка в Минске, оба находятся в СИЗО на Окрестина.

Негосударственной газете "Новы час" отказали в распространении через киоски "Белсоюзпечати" – это государственная и крупнейшая в стране сеть распространения прессы. Независимый общеполитический еженедельник "Новы час" выходит в Беларуси с 2002 года на белорусском языке. О том, что "Белсоюзпечать" расторгла договор с изданием, сотрудники газеты узнали случайно. Причин расторжения им не сообщили.

Все это – продолжение репрессий в отношении независимых белорусских медиа.

В 2020 году, в основном с начала президентской избирательной кампании, в стране 477 раз задерживали журналистов, 97 раз они получали административные аресты, 15 человек находятся под уголовным преследованием. Всего журналисты провели в изоляторах 1200 суток – за то, что профессионально выполняли свою работу. К 50 сайтам медиа заблокирован доступ, четыре газеты перестали выходить. Сейчас девять журналистов находятся в СИЗО.

Журналисты независимых медиа записали видеообращение, в котором требуют немедленно освободить своих коллег из изоляторов, прекратить их преследование и наказать виновных.

О преследовании журналистов и о давлении, которое оказывают на них власти, в эфире Настоящего Времени рассказали Дарья Лосик – ее муж, основатель телеграм-канала "Беларусь головного мозга" Игорь Лосик уже месяц держит голодовку в СИЗО, а также Игорь Ильяш – политический обозреватель, журналист телеканала "Белсат": он сам подвергался преследованию, кроме того, его супруга Екатерина Андреева задержана по уголовному делу.

Супруги журналистов, оказавшихся за решеткой, – о преследовании независимых медиа в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:40 0:00

— Дарья, что вам известно о расследовании дела Игоря?

— Игорю вменяют статью 293, часть 2, лишение свободы на срок от трех до восьми лет. Насколько я знаю, никаких следственных действий сейчас не ведется, и когда дело приблизится к суду, мне тоже неизвестно.

— Игорь, следствие по делу Катерины закончено, как я понимаю. Известно ли вам, когда начнется суд и что конкретно ей вменяют? Какие ее действия следствие расценивает как организацию беспорядков?

— Да, следствие завершилось еще в конце минувшего года. На этой неделе материалы дела были переданы в суд. Пока не назначена ни дата суда, ни даже судья не определен. Но суд, по нормам УПК, должен состояться в течение месяца после поступления материалов в суд. Мы, в принципе, имеем представление о том, какие действия квалифицирует следствие как грубое нарушение общественного порядка, как звучит ее статья.

Как раз вчера вышел на государственном белорусском телевидении клеветнический материал в отношении моей супруги Катерины Андреевой, где она называется чуть ли не лидером мятежников, организатором беспорядков. И там указывается на те фразы из стрима (она была задержана за ведение стрима с "Площади Перемен"), которые якобы квалифицируют следствие как организацию беспорядков.

Это просто журналистский репортаж, где она описывает то, что происходит на ее глазах, то, о чем в этот момент пишут СМИ, телеграм-каналы. То есть это совершенно обычная журналистская работа. И это квалифицируют, как в каком-то совершенно абсурдном оруэлловском мире, как уголовное преступление – то, что она выполняла свои профессиональные обязанности.

В том числе ей вменяют в вину то, что она, ведя репортаж, ступила на проезжую часть. В Беларуси теперь это то, что сразу влечет за собой уголовное преследование. Если во время акции протеста человек просто ступает на проезжую часть, это практически сразу уголовное преследование. И это абсурдное, чудовищное, совершенно немыслимое обвинение только на основании того, что она вела свой репортаж.

— Дарья, ваш муж Игорь уже месяц держит голодовку. Это означает, что он не ест, а только пьет воду. Это не только урон его здоровью, а уже вопрос жизни и смерти. Вы не пытались его отговорить?

— Ну, конечно же, я пыталась. Пытаюсь каждый раз передавать свои уговоры через адвоката, пишу ему письма. Также я призывала всех, кому только можно, писать ему письма, уговорить его прекратить голодовку. Но он никого не слушает. И сегодня адвокат передал, что ему до сих пор передали только пару писем. Почему письма до сих пор не передают, мне понять сложно. Мне кажется, это было бы плюсом для жодинской тюрьмы, если бы он прекратил голодовку. Но, видимо, там решили как-то по-другому.

— Игорь, а ваша жена Катя в каком состоянии? Моральном, физическом?

— Сегодня ее посещал адвокат. По последним данным, удовлетворительное состояние и физическое, и моральное. Она не жалуется на состояние здоровья. К счастью, те аллергические приступы, которые имели место в начале ее пребывания в Жодино, не повторялись. Психологическое состояние хорошее. У нее настрой боевой, бодрый. Она активно готовится к суду, продумывает свою тактику поведения в суде. Так что в этом плане грех жаловаться, Катя держится очень хорошо.

— Игорь, Дарья, вы понимаете, почему власть сажает ваших супругов, какой мотив? Дарья, что думаете?

— Какой мотив? Потому что власти очень не любят, когда говорят правду и вообще любую информацию, которая противоречит мнению властей. Поэтому любой инакомыслящий человек, находящийся в Республике Беларусь, может попасть под любую уголовную статью. Открывается, наверное, Уголовный кодекс и листается – и смотря какая статья подойдет этому человеку. Какого-то логического объяснения всему происходящему я, например, найти не могу.

— Может быть, власть, преследуя ваших супругов, пытается показать другим журналистам, что попробуйте, пойдите против нас. Игорь?

— Да, это, безусловно, показательный такой момент. На примере моей супруги и Дарьи Чульцовой, которая была задержана вместе с ней за репортаж, за стрим с "Площади перемен", это такой яркий месседж спецслужб всем журналистам, что ваша работа на акциях протеста, особенно, попытка вести живой эфир, стрим – это то, что будет сразу же жестко преследоваться. И, конечно же, в данном случае это не только персональная месть моей супруге, но и показательный месседж для всех журналистов, всех представителей СМИ.

— Дарья, какой исход этого всего вы ожидаете? Я понимаю, хотелось бы, чтобы он вышел поскорее и все забылось. Но тем не менее, учитывая, что делает власть, как вам кажется, все закончится?

— Для меня сейчас главная цель – это то, чтобы мой муж остановил голодовку. Чем это может закончиться, я, если честно, сказать не могу. Потому что каждый день непредсказуем и полон каких-то неприятных событий. Но мне все же хочется верить в хороший конец этой всей страшной истории.

— Игорь, а вы?

— Мы, безусловно, будем настаивать на полном оправдании Екатерины, потому что она не совершала никаких противоправных действий. И в правовом государстве суд бы ее на сто процентов оправдал. А люди, которым вздумалось возбудить уголовное дело на основании журналистского стрима, были бы просто уволены за профнепригодность из правоохранительных органов. Однако мы живем в условиях диктатуры, и все не так однозначно в этой ситуации. И я бы не хотел делать прогноз именно на суд. Все-таки я лицо заинтересованное, как родственнику, мне тяжело делать такие прогнозы. Но если говорить в дальней перспективе, то я уверен, что все у нас, у меня и у Екатерины, у наших близких, будет хорошо. Мы все равно победим и будем вместе.

***

К журналистам государственных СМИ в Беларуси отношение другое. 11 января Александр Лукашенко раздавал им государственные награды. Среди этих людей, например, Григорий Азаренок – 25-летний журналист телеканала СТВ награжден медалью "За отвагу". Традиционно ее вручают военнослужащим за мужество, проявленное в боевой обстановке при защите Отечества, защите конституционных прав граждан, при спасении людей во время чрезвычайных обстоятельств.

На СТВ Азаренок ведет программу "Тайные пружины политики" и известен своими пропагандистскими сюжетами. В апреле 2020 года в одном из них он рассказывал, что COVID-19 – это "биологическое оружие Запада против своих врагов". Позже этот ролик закрыли для показа за пределами Беларуси.

Азаренок в том числе и автор "расследования" гибели Романа Бондаренко. 11 ноября 31-летнего минчанина во дворе его дома похитили и избили неизвестные в штатском, в больницу он попал из РУВД в состоянии комы и через сутки умер. В МВД назвали происшествие "дворовым конфликтом" и "конфронтацией взглядов". Уголовное дело по причине гибели Бондаренко до сих пор не возбуждено. Тысячи белорусов после смерти Романа выходят на "Площадь перемен" – во двор, где он был похищен, – чтобы почтить его память. Силовики патрулируют этот район и периодически задерживают мирных граждан. Азаренок в своем фильме утверждает, что Роман получил травму в дворовой драке и якобы был пьян.

Журналист телеканала ОНТ Игорь Тур получил медаль Франциска Скорины. Ею в Беларуси награждают работников науки, образования и культуры. На телеканале Тур ведет рубрику "Будет дополнено" с монологами об оппозиции.

Еще в июле, когда Тихановская, Колесникова и Цепкало провели пресс-конференцию объединенных штабов и позировали перед камерами с жестами "сила", "виктория" и "любовь", Тур в эфире ОНТ расшифровал эти символы по-своему: "Симпатичные девушки, каждые по-своему. Наверняка талантливые. Но речь о методологии. Дамы вместо разработки политической программы запустили в интернет альтернативное толкование голливудского жеста "сойки-пересмешницы". И толком не пояснили смысл. Такое ощущение, что предлагается "любить", "бить" и "резать".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG