Ссылки

Новость часа

"Власти 25 лет сражались с независимой прессой". Как в Беларуси преследуют журналистов и что рассказывают своим зрителям госканалы


Марш пенсионеров и медиков в Минске, 23 ноября 2020 года

По данным Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ), в Беларуси во время президентских выборов и прошедших после них протестов от преследований пострадали 390 журналистов. 363 репортера прошли через задержания, 77 получили административные аресты. На семерых журналистов завели уголовные дела, прямо сейчас они сидят в СИЗО.

У государственных телеканалов – альтернативная повестка дня. Канал ОНТ показывает, как Александр Лукашенко встречается с послами разных стран и жалуется им на помогающий оппозиции Запад. СТВ ("Столичное телевидение") говорит о деле погибшего Романа Бондаренко: задержанный по обвинению в разглашении медицинской тайны врач якобы рассказывает о том, что был вынужден дать эту информацию из медицинских документов под давлением журналистки.

В эфире Настоящего Времени мы поговорили с заместителем председателя БАЖ Борисом Горецким о работе журналистов в Беларуси, о роли государственной пропаганды и о том, кем заменили сотрудников телеканалов, которые массово увольнялись после начала протестов.

Как в Беларуси преследуют журналистов и что рассказывают своим зрителям госканалы
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:20 0:00

— Как вы оцениваете работу государственных СМИ в Беларуси?

— Все, что звучит на государственных медиа последние 25 лет, – это абсолютная пропаганда и вранье. С начала этой избирательной кампании градус пропаганды, конечно, увеличился, и сейчас там идет просто накручивание ситуации, рассказы абсолютно неправдивых фактов.

Например, в этом последнем фильме Григорий Азаренок (ведущий СТВ – НВ) рассказывает, что в крови Романа Бондаренко найден алкоголь, и он утверждает, что это факт. Хотя, наверное, большинство белорусских граждан уверены, что никакого алкоголя в крови не было. На государственном телевидении все что угодно можно назвать фактами.

Дело в том, что телевидение не имеет фидбэка, не имеет возможности людям оставить комментарий во время эфира. Можно называть журналистов преступниками, активистов преступниками, тех людей, которые пришли почтить память Романа Бондаренко, там тоже называют преступниками. Так выглядит работа так называемого государственного телевидения.

Специфика этой работы именно в том, что с телевидением невозможно поспорить. С другой стороны, надо не забывать, что сегодня очень невелико влияние телеканалов, таких классических телеканалов, которые показывают по проводу. Да и доверие к этим каналам очень серьезно упало с началом президентских выборов.

— Какова конструкция СМИ в Беларуси?

— Конструкция СМИ очень простая. Власти все 25 лет сражались с независимой прессой, давили на газеты, давили на разные другие издания, на самих журналистов. Но в Беларуси очень интересная ситуация, потому что во время этого давления независимые медиа захватили интернет. Пока государственная пресса занималась принудительной подпиской на печатные издания и пропагандой по телевидению, независимые медиа в Беларуси полностью захватили интернет. И тут абсолютная прерогатива, абсолютное влияние независимой информации в интернете, очень тяжело распространять пропаганду в интернете, очень тяжело работать, когда каждое слово тебе нужно согласовывать с кем-то наверху.

Поэтому интернет за независимые медиа. С 9 августа в Беларуси снова выстрелил телеграм, потому что был заблокирован полностью интернет и все другие медиа не работали. А в телеграм-каналах произошел настоящий бум, и люди сейчас во многом получают информацию из телеграма. И тут, конечно, независимые издания имеют полный карт-бланш, наши коллеги стараются максимально быстро, максимально оперативно сообщать обо всем, что происходит.

— Объясните нашим зрителям, зачем власти давить на журналистику? Почему нельзя сосуществовать мирно?

— Это хороший вопрос, ответ на него мы сами пытаемся найти более трех месяцев. И я думаю, что в эфире Настоящего Времени не раз звучали эти цифры, что у нас за три месяца более 360 задержаний журналистов мы зафиксировали. Наверное, у власти есть видение такое, что журналисты выводят людей на протесты. Наверное, кто-то в кабинетах идеологии считает, что Катерина Борисевич или Екатерина Андреева собирают людей на массовые акции.

— А на самом деле?

— Абсолютно же понятно, что медиа – как зеркало, они показывают просто реальную картину. Екатерина Андреева, например, вела трансляцию с "Площади перемен". Она же не виновата в том, что там летели светошумовые гранаты, велась стрельба резиновыми пулями, что людей жестко задерживали и тянули в автозаки. Она ничего не придумала, она просто показывала эту картину. Не журналисты выводят людей на какие-то протесты, журналисты просто рассказывают о настоящих событиях, которые на самом деле происходят в нашей стране.

За что преследуют журналистов в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:13 0:00

— Одно время были сообщения о забастовках на государственных телеканалах. Бастовал там, правда, в основном технический состав. Что происходит там сейчас?

— Очень изменился состав людей. Очень большое количество людей ушло или было уволено с государственного телевидения в первые недели после выборов, когда часть персонала на самом деле заявила о забастовке. То, что я знаю точно: во-первых, был прислан большой десант из России, об этом сам Лукашенко заявил, что он попросил своих российских братьев приехать и помочь. И мы видели эти спутниковые машины Russia Today, которые работали на белорусских улицах.

Также в Минск была массовая переброска государственных журналистов из региональных редакций. Мои коллеги, друзья, которые тоже работали на каких-то должностях на Белорусском телевидении, они изнутри рассказывали, как это происходило. Те, кто был уволен, многие из них сейчас работают в негосударственной прессе, некоторые даже находятся в тюрьмах.

Например, один из коллег, Никита Дементьев, дал большое интервью и рассказал о тех событиях, которые происходили на государственном телевидении. В прошлую среду он получил 13 суток ареста и сейчас находится в тюрьме.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG