Ссылки

Новость часа

"Убежище получил легко и быстро": казак, экс-полицейский и волонтер Навального бежал в США и начал новую жизнь


Алексей Мужецкий у своего дома в Нью-Йорке

Алексей Мужецкий, волонтер штаба Навального в Ставрополе, казак и бывший милиционер, уехал из России в США после выборов президента 2018 года. По его словам, причиной бегства стали угрозы со стороны силовиков, когда Мужецкий пытался привлечь внимание к нарушениям избирательного законодательства.

Сейчас 42-летний мужчина вместе с семьей живет в Нью-Йорке. Он получил политическое убежище, работает охранником, учит английский и говорит, что больше "не готов жертвовать собой и своей семьей ради идеалов демократии". "Теперь я хочу использовать шанс построить хорошую жизнь для себя и своей семьи в США", – рассказал бывший оппозиционер в интервью Радио Свобода.

*****

Об отъезде Мужецкий, по его словам, задумался в конце марта 2018 года. Тогда на мужчину во время утренней пробежки напали трое неизвестных. Они заковали волонтера в наручники, увезли в лес и избили.

“Сказали, что мне нужно прекратить подавать жалобы по поводу нарушений на выборах. Угрожали расправой моей семье. Говорили: "У тебя есть родители, дети. Подумай, а вдруг с ними что-то произойдет". Мне обещали голову оторвать, если я не перестану оспаривать результаты выборов", – рассказывал Мужецкий Радио Свобода в апреле.

Справка, которую Мужецкий получил после нападения
Справка, которую Мужецкий получил после нападения

Активист подал заявление в полицию, но напавших на него так и не нашли:

"Следователь почти никаких мер не предпринял. Меня не вызвали на осмотр места происшествия. Не были своевременно сделаны запросы об изъятии материала с камер наблюдения, – рассказал Мужецкий. – А после того как я рассказал о нападении журналистам, ко мне в магазине подошел человек, который работает в силовых структурах. Он дал мне понять, что обо мне помнят, и попросил забрать все заявления. Я понял, что от меня не отстанут, и даже огласка не поможет. Мне и так было страшно, а стало еще страшнее".

По его словам, ему лично не угрожали уголовным преследованием. "Но был бы человек, а дело найдется. Все это время мы жили в большом напряжении", – замечает мужчина.

"Я никогда не планировал эмигрировать, потому что я всю жизнь был патриотом России. И я не понимал людей, которые хотят уехать из России, просто чтобы уехать, – признался Мужецкий уже после того, как вместе с семьей улетел в Нью-Йорк. – У меня две несовершеннолетние дочери, и я хотел, чтобы они росли на российской земле. В селе Александровское Ставропольского края у меня был свой дом, в который я вложил много сил и времени. Незадолго до отъезда мы купили квартиру в ипотеку. Но пришлось все бросить и бежать в незнакомую страну, потому, что угрожали мне и моим детям".

У Мужецкого была туристическая виза в США, и семья решила уехать в эту страну.

"Мы, наконец, выдохнули, только когда сели в самолет в Нью-Йорк. Мы поняли, что теперь можем не опасаться за свою жизнь, – признается бывший активист. – Мы не выбирали страну для эмиграции. Улетели туда, куда была возможность".

Несмотря на миграционную реформу Трампа, политическое убежище, по словам Мужецкого, семья получила в США "легко и очень быстро". Он не исключает, что это произошло благодаря месту жительства: "В Нью-Йорке легче получить политическое убежище".

"В июне мы подали документы, а в августе уже получили убежище, – рассказывает активист. – Из документов у меня были копия заявления в СК, заключения судмедэксперта, который снимал побои, и подтверждение того, что я был наблюдателем на выборах президента. Адвокат сказал, что вероятность получить убежище с моей историей весьма велика. Но мне кажется, нам еще и повезло. Некоторые беженцы не один год ждут решения".

Получив документы, семья решила осесть именно в Нью-Йорке:

"В Нью-Йорке много людей, эмигрировавших из разных стран, в том числе по политическим причинам. Но никто на этом внимание не заостряет. У жителей Нью-Йорка не принято спрашивать об иммиграционном статусе: там дружелюбное отношение к людям из разных стран, – объясняет бывший оппозиционер. – Сейчас мы снимаем жилье в маленьком районе Бруклина под названием Сигейт недалеко от океана. У нас замечательные соседи. Особенно хорошие отношения сложились с семьей из Украины, которая снимает квартиру рядом с нами. Мы часто ходим друг к другу в гости. Конечно, в Нью-Йорке есть непривычные для меня законы и правила приличия, которые надо соблюдать. Но они не вызывают у меня отторжения. Мне по душе, что тут уважают личное пространство".

Первое время Мужецкий и его родные получали финансовую помощь от властей США, но потом нашли работу:

"Теперь мы оба работаем и чувствуем себя комфортно в финансовом плане, несмотря на то что у нас маленькая зарплата по меркам этого города. Найти работу легко, особенно если знаешь язык. Человек, который готов работать, учиться и уважать закон, в Нью-Йорке не пропадет, – рассказывает бывший оппозиционер. – Сейчас я работаю охранником. Жена тоже получила работу. Конечно, мы пока работаем не по специальности (у меня юридическое образование). Но меня никакой труд не пугает. В России я и таксовал, и на мебельной фабрике работал".

Денег, по его словам, семье хватает, и самое главное: появилось чувство спокойствия, которого не было в России:

"Мы можем пойти несколько раз в месяц в ресторан, детям покупаем все, что нужно. В России я тщательно планировал свой бюджет. Здесь у нас нет необходимости экономить на еде или одежде, – замечает Мужецкий. – Весной собираюсь поступать в колледж, чтобы в будущем найти более интересное и хорошо оплачиваемое дело. Но самое главное – у меня есть ощущение спокойствия и уверенности".

По его словам, пока он не разочарован в американской жизни и очень хочет как можно быстрее интегрироваться в американское общество:

"Я не ожидал от США молочных рек и кисельных берегов и не считал, что другая страна мне что-то должна. Приятным сюрпризом было то, что государство готово эмигрантам помогать, например, нам предоставили бесплатную медицинскую страховку, – рассказывает он. – Но я знаю, что никто мои проблемы, кроме меня, решать не будет. Пока я плохо говорю на английском: сейчас я могу на этом языке обсудить только бытовые вопросы. Очень расстраивает, когда не получается поддержать разговор с американцами на интересные темы. Но этот вопрос я решаю: мы с женой два раза в неделю ходим на курсы английского".

Мужецкий отдельно отмечает, что "грустит" и скучает по родным, которые не одобрили его отъезд:

"Конечно, я скучаю по родителям, друзьям и своему дому. Я прекрасно понимаю, что не увижу близких в ближайшее время: отец, военный, не одобрил мою эмиграцию и не поедет никогда в Америку, – признается бывший полицейский. – А я смогу приехать в Россию, только когда и если получу гражданство США. Мне грустно от этого, но больше всего я сожалею о том, что Родина меня выдавила. Но переживать бессмысленно, да и некогда. Мне надо создавать будущее, а прошлое осталось в прошлом".

По словам Мужецкого, он продолжает оставаться сторонником Навального, но больше "не готов жертвовать собой":

"Я остаюсь сторонником Алексея Навального: общаюсь по интернету с активистами, которые живут в России, у многих из них чемоданные настроения. Оппозиционеров так прессуют, что оставаться в России становится опасно. Я не думал, что путинский режим начнет гнобить свой народ, ​– признается он. – Я сомневаюсь, что сейчас в России активными действиями можно изменить хоть что-то. Правительство пойдет на любые меры, чтобы не допустить массовых волнений. Я не считаю себя героем. Я не Че Гевара и не готов жертвовать собой и своей семьей ради идеалов демократии. Я лишь хотел нормальной жизни для себя и своих дочерей. Я пытался, как мог, этому противостоять, а теперь я хочу использовать шанс построить хорошую жизнь для себя и своей семьи в США".

Полный текст читайте на сайте Радио Свобода.

КОММЕНТАРИИ

ПО ТЕМЕ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG