Ссылки

Новость часа

"Частный объект не может стоить таких денег". Эколог – о превращении "дворца Путина" в "апарт-отель" Ротенберга


Бизнесмен и близкий друг Путина Аркадий Ротенберг назвал себя владельцем дворца в Геленджике, который приписывают президенту Владимиру Путину. Ротенберг утверждает, что планирует построить апарт-отель, поэтому там "достаточно большое количество комнат". Он сказал, что хочет превратить это в туристический бизнес. Однако в расследованиях о дворце и команды Навального, и издания "Медуза" – много фактуры, косвенно доказывающей, что если не сам Владимир Путин лично, то его президентская администрация и другие государственные службы имеют к масштабной стройке на мысе Идокопас прямое отношение.

Группа активистов-экологов еще несколько лет назад забила тревогу о том, что стройка у Геленджика ведется незаконно: в этом районе – уникальные причерноморские леса, и для геологии это важный объект. Активисты даже посещали эту территорию. Один из них – эколог Дмитрий Шевченко. Он также один из немногих, кто побывал внутри "дворца Путина" еще в 2011 году, смог сделать фото и видео.

Дмитрий Шевченко в интервью Настоящему Времени рассказал, почему дворец в Геленджике не может быть апарт-отелем.

Экоактивист Дмитрий Шевченко – о том, почему "дворец Путина" не может быть апарт-отелем Ротенберга
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:37 0:00

— Как вам версия о признании Ротенберга, что это якобы его резиденция и там будет апарт-отель?

— Это стандартный ожидаемый ход. Я примерно чего-то подобного и ожидал – что они придумают, что это какой-то частный объект. Формально-то он действительно является частным объектом. Такой ход совершенно тривиальный. Надо было взять не просто богатого человека, а очень богатого. Найти такого, наверное, не очень просто из числа тех людей, которые не имеют никакого отношения ни к Владимиру Путину, ни к этому объекту, ни вообще к этим всем схемам финансирования. Ну, нашли такое "правдоподобное" объяснение.

— А почему оно вам кажется неправдоподобным?

— Потому что мы все прекрасно знаем, что это никакой не частный объект, потому что частные объекты у нас не охраняет ФСО, ради частного объекта не перекрывают береговую полосу – она до сих пор перекрыта. Там уже успели побывать журналисты и лично увидеть, что берег действительно закрыт. Ради какой частной гостиницы и где у нас закрывают берег? Это совершенный нонсенс. Частный объект не может стоить таких денег. Любой бизнесмен, когда он вкладывает деньги, прежде всего думает о том, как он их будет возвращать, как будет отбивать. А в данном случае проект абсолютно неокупаемый.

— Когда вы были там в 2011 году и вам удалось что-то снять, я слушала сегодня ваше интервью, вы рассказывали, к вам подошел сотрудник Федеральной службы охраны – вы это поняли по шеврону. То есть вы – тот человек, который конкретно видел там ФСО. А вообще в России возможно, чтобы Федеральная служба охраны охраняла стройку апарт-отеля?

— Нет, это невозможно. Это просто невозможно по действующему законодательству. Но дело в том, что поначалу, когда они нас задерживали, они представились сотрудниками ФСО. Более того, один из этих сотрудников даже показал нам удостоверение, мы даже узнали его фамилию, имя, отчество. Но потом они стали отрицать, что они находились на том объекте. Вообще Федеральная служба охраны сказала, что их сотрудников там нет, что означает, что это сотрудники частного охранного предприятия просто надели на себя форму с шевронами ФСО, а эту форму они купили в военторге.

Мой коллега Сурен Газарян подавал на Федеральную службу охраны в суд для того, чтобы оспорить их действия по нашему задержанию в этом дворце. И прямо в решении суда есть показания одного из тех людей, который участвовал в нашем задержании. Начальник службы охраны дворца сказал, что на самом деле никакого ФСО там нет, что это просто ЧОПовцы, которые купили в военторге форму.

— То, что вы видели на месте своими глазами, можно переделать под апарт-отель? Например, это была резиденция, потом она не понравилась, и ее выкупил Ротенберг, чтобы сделать там апарт-отель.

— Теоретически что угодно можно перестроить во что угодно – были бы деньги. Опять же, судя по конструктивным особенностям этого объекта, переоборудовать его в гостиницу, которая бы еще и окупалась, – это задача, конечно, весьма нетривиальная. Вы видели: это высоченные потолки, это огромные коридоры, какие-то переходы. То есть там неэффективная непроизводительная площадь, ее там достаточно много.

Фото Дмитрия Шевченко
Фото Дмитрия Шевченко

— А, по расследованию "Медузы", еще и 16 этажей вниз.

— Еще и вниз, да. Даже если не учитывать те расходы, которые были затрачены на этот "метрострой", просто текущее содержание этих подземных помещений – вентиляция, освещение, поддержание температуры, микроклимат – все это огромные затраты энергии. Плюс еще и сам этот наземный комплекс, который тоже немаленький, который тоже надо отапливать, в который тоже надо подводить воду, а в Геленджике с водой вообще большие проблемы – там весь город без воды сидит. А на все эти бассейны и аквадискотеки нужно подводить немало воды.

Понятное дело, что теоретически можно, еще вложив какое-то количество миллиардов, это переоборудовать в гостиницу. Но, понятное дело, ни к какому бизнесу такой проект отношения иметь не будет.

— Когда вы были там в 2011 году, на каком этапе было это строительство? Мы видели две картинки: фотографии строителей оттуда и то, что показывали федеральные российские телеканалы. Вы каким увидели этот объект?

— На самом деле, десять лет назад практически все, что показано в фильме Навального, уже стояло. Стоял этот дворцовый комплекс, я лично его обошел вокруг, сфотографировал даже через большое панорамное окно бассейн, из которого как раз выход на эту самую аквадискотеку. И там, надо сказать, вся отделка уже была завершена, уже был действующий бассейн, там была налита вода. Собственно, все эти фотографии есть.

И то, что сейчас показывают по российскому государственному телевидению, конечно, смешно. Этот объект уже был в готовом виде. Более того, то, что мы сейчас увидели в этих сюжетах телеканала Mash и канала "Россия 24", причем что меня удивило: когда мы там были, там вся прилегающая ко дворцу территория уже была полностью выполнена, там был разбит декоративный парк, там были высажены магнолии, кипарисы – все это же было, и это тоже есть на фотографиях. А сейчас смотрю сюжет и удивляюсь – там просто все перекопано вплоть до того, что просто выкорчеваны все эти растения, которые там были. Значит, что-то там переделывают. Это, конечно, удивительно.

Фото Дмитрия Шевченко
Фото Дмитрия Шевченко

На самом деле, удивляться особо нечему, потому что у нас есть пример другой резиденции – неофициальной резиденции Владимира Путина, которая неофициально называется "Лунная поляна". Этот объект находится на территории Республики Адыгея, строили его за деньги компании "Роснефть". Этот горнолыжный комплекс "Лунная поляна" для президента Путина перестраивали полностью два или три раза.

Бесконечный процесс переделки этих VIP-объектов – это тоже один из способов зарабатывания денег теми людьми, которые обретаются вокруг этих строек. Это бесконечный процесс выжимания денег и бесконечный процесс их разворовывания. Только ради этого все и делается. Может быть, это даже не первая перестройка.

— Какими были ваши личные ощущения от увиденного, просто по-человечески?

— Личные впечатления у меня не сильно расходятся с мнением авторов фильма, который сделал ФБК. Это действительно какой-то странный микс роскоши, дороговизны и при этом какой-то чудовищной безвкусицы. Если бы стояла задача сделать просто элитный объект, элитную гостиницу, пусть даже для одного человека, наверное, ее стоило бы сделать как-то по-другому, применить какие-то более рациональные решения.

А строить огромный комплекс, еще и с подземной частью, и все это содержать – это как-то очень нерационально. Плюс, сам этот комплекс не вписывается в местный ландшафт, сами примененные решения не соответствуют местным климатическим особенностям, поэтому я не удивляюсь, что он протекал, что там завелась плесень. Я вполне допускаю, что так оно на самом деле и было.

— Вы видели эту решетку с двуглавым орлом?

— Конечно, видел. Не только видел, но и фотографировал. Есть фотографии: стоят ворота с этим странным орлом, возле ворот стоят строительные леса.

— Там какой герб?

— Двуглавый. Более того, есть даже видео. Когда нас задерживали во дворце, наша активистка успела снять изнутри машины то, что происходило там. Эти ворота с орлом попали даже на это видео.

— А сейчас не пробовали заехать, когда разгорелся этот скандал после фильма?

— Сейчас не пробовали. Насколько я знаю, коллеги и журналисты, которые там были, [говорят, что] в окрестностях дворца жуткое усиление охраны этого объекта – там сотрудники ФСО, ФСБ. Чуть ли уже не в Прасковеевке на подступах всех отлавливают. Понятно, что туда сейчас просто невозможно попасть.

Фото Дмитрия Шевченко
Фото Дмитрия Шевченко

— Расскажите, что там в округе? Чьи там еще есть резиденции?

— Самый ближний VIP-объект – это дача патриарха Кирилла, она расположена буквально в 10 километрах. Этот объект известен как духовно-культовый центр Московской патриархии, но на самом деле все знают, что этот объект связан с отдыхом лично патриарха Кирилла – это его черноморская такая дача. Это из самых ближайших объектов. С другой стороны от дворца расположены всевозможные дачи региональных начальников и так далее. Там вообще такой уголок непуганых идиотов, как мы называем. Там все уже захвачено-перезахвачено.

— Вы же экоактивист. Объясните, чем важна эта территория для экологии?

— Во-первых, то место, где построен дворец, – мыс Идокопас – это была единственная незастроенная территория на черноморском побережье, достаточно крупная. У нас таких территорий уже не осталось. Есть у нас, например, территория Утриш, но это особо охраняемая природная территория – понятно, что там нельзя строить. А на Идокопасе не было никакой особо охраняемой природной территории – это был лесной массив, смешанный лес. Там росла сосна пицундская – вид, занесенный в Красную книгу. Ее уничтожили в огромном количестве при строительстве этого дворца. Изуродовали сам берег, пляжную зону изуродовали до неузнаваемости – там произвели отсыпку пляжа. Это все делалось прямо в море, отсыпали привезенным камнем – гравием. Ландшафт нарушили достаточно сильно. Нас в первую очередь, конечно, возмутило это обстоятельство.

И надо понимать, что сама история с дворцом началась не со строительства дворца, не с этих схем финансирования, а с того, что каким-то секретным постановлением правительства земельный участок площадью 68 гектаров был непонятным образом выведен из состава земель лесного фонда и переведен в частную собственность. Это самый загадочный эпизод во всей этой истории.

— Это еще в начале 2000-х?

— Это где-то была середина 2000-х – где-то в промежутке между 2005 и 2008 годами.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG