Ссылки

Новость часа

"Это повод для парламентского расследования". Антикоррупционный эксперт Илья Шуманов – о "секретном дворце" Путина


Кому принадлежит дворец в Геленджике, о котором рассказал Алексей Навальный? Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков уверен, что не Владимиру Путину. "Надо просто себя спрашивать – а почему Путин, почему? Нет никакого ответа на этот вопрос, почему это приписывается Путину", – заявил Песков журналистам.

"Ничего из того, что там указано в качестве моей собственности, ни мне, ни моим близким родственникам не принадлежит и никогда не принадлежало. Ни-ко-гда", – заявил сам президент.

Навальный в своем расследовании "Дворец для Путина. История самой большой взятки" показал, что в строительстве объекта участвовали близкие друзья Владимира Путина, а его охраной занимаются Федеральная служба безопасности и Федеральная служба охраны. Достаточно ли этих связей, чтобы обвинять Путина в коррупции, и как на это должны реагировать контролирующие органы, Настоящему Времени рассказал заместитель гендиректора "Трансперенси Интернешнл – Россия" Илья Шуманов.

Доказана ли взятка? Разбираем спор о "секретном дворце" Путина с антикоррупционным экспертом Ильей Шумановым
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:11 0:00

– Юридические акценты в этом расследовании расставлены не до конца, – считает Шуманов. – Есть некая балансирующая точка, на которой играют Путин и Песков относительно того, что свидетельства [из расследования] неочевидны, каких-то юридических аргументов в самом расследовании было не очень много. При этом есть достаточно большой набор свидетельств о том, президент России владеет дворцом или использует его через компании своих друзей, дальних родственников и целого пула людей из его ближнего круга. Неважно, как это интерпретировать – является ли это подарком или формой подкупа президента, либо его имуществом, которое не было задекларировано, – разумеется, это повод для начала расследования.

Вопрос расследования и президентского иммунитета на самом деле стоит остро. Не в каждой стране отрегулировано таким образом, что президент может лишиться поста через просто расследование правоохранительных и надзорных органов. Собственно, для этого существуют специальные процедуры, которые мы знаем как импичмент. Когда парламентское большинство пытается проголосовать или поддерживает эти обвинения с тем, чтобы лишить президента этой неприкосновенности, чтобы президент потерял должность. Очевидно, что этому должно предшествовать некое парламентское расследование.

– Насколько состоятельны объяснения Путина и Пескова о том, что дворец Путину не принадлежит?

– Мне кажется, что аргументированных объяснений не последовало. Попытка отстраниться не удалась – это вызвало еще больше вопросов у общества. Такая неустойчивая позиция у президента, попытка откреститься от расследования по каким-то формальным признакам, разумеется, не вселит уверенность в том, что это [дворец] не принадлежит ему или его окружению. Большое количество свидетельств этому мы видим в социальных сетях, в медиа: такие комментарии еще больше раззадоривают людей.

– Песков, когда его спрашивают: "Почему объект в Геленджике охраняет ФСО?" – отвечает: "Обращайтесь в Федеральную службу охраны с этим вопросом.". Может ли это ведомство вообще заниматься охраной кого-то еще, кроме высших должностных лиц государства?

– Действительно может, по крайней мере здесь Песков не ошибся. У нас с недавнего времени полномочия Федеральной службы охраны вышли далеко за пределы охраны того перечня фигур, которым положена государственная охрана и государственная защита. Полный перечень людей, которых охраняет Федеральная служба охраны, мы не знаем. Теоретически глава "Транснефти" может быть отнесен к этому списку и ему тоже может быть положена такая государственная охрана как руководителю крупной государственной компании. Это только мое предположение, но в целом оно, наверное, подтверждает общий тренд на закрытие информации, и одновременно была масса примеров, когда мы видели, что высшие должностные лица субъектов Российской Федерации также находятся, например, под государственной охраной. И патриарх Кирилл, например, находится под государственной охраной, хотя формально не попадает в этот перечень государственных служащих.

– Может ли ФСО нанимать неких бизнесменов, которых Кремль потом назовет "реальными собственниками" этого дворца?

– Я сформулирую именно так, что президент определяет своим собственным нормативным актом перечень лиц, которым положена такая государственная охрана. Если он определит, что бизнесмен, о котором вы говорите, попадает в число лиц, которым необходима такая государственная охрана, то он ее получит.

  • Фильм-расследование Алексея Навального про "секретный дворец" президента России Владимира Путина под Геленджиком побил рекорды по просмотрам. За неделю его посмотрели более 90 млн раз. Двухчасовое видео по-прежнему в лидерах рейтинга YouTube в России, а также входит в первую десятку еще в 22 странах.
  • Сам Алексей Навальный находится в СИЗО "Матросская Тишина". Химкинский суд провел выездное заседание в отделе полиции, куда оппозиционера доставили из аэропорта сразу после возвращения из Берлина 17 января. Задержание и заключение Навального под стражу связано с требованием Федеральной службы исполнения наказаний заменить ему условный срок на реальный по делу "Ив Роше".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG