Ссылки

Новость часа

"У Путина съехала крыша". Глава штабов Навального о том, что изменится в России после "самого большого митинга в постсоветской истории"


Глава штабов Навального Леонид Волков о "самом большом митинге в постсоветской истории"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:05 0:00

Глава штабов Навального Леонид Волков о "самом большом митинге в постсоветской истории"

В России 21 апреля проходят митинги в поддержку Алексея Навального, голодающего в колонии с требованием допустить к нему гражданских врачей. В этот же день Владимир Путин выступил с посланием Федеральному собранию. Генпрокуратура России и МВД предостерегли от участия в митингах, пригрозив уголовной статьей о массовых беспорядках.

Утром в разных городах полиция пришла к активистам и журналистам перед всероссийской акцией протеста.

О том, как изменится ситуация в России после "самого большого митинга в постсоветской истории России", мы спросили у главы cети региональных штабов Навального Леонида Волкова.

— Вы ожидаете, что на сегодняшнюю акцию протеста выйдет больше людей, чем это было 23 января, 31 января, 2 февраля?

— Я никогда не делаю таких прогнозов, я считаю их совершенно бессмысленными. "Единая Россия" раздает деньги по ведомости за участие в своих мероприятиях и может точно сказать, сколько людей придет. Наша задача – сделать все, чтобы пришло как можно больше. Мы над этой задачей работаем, прогнозами мы не занимаемся.

Пятьсот тысяч людей на улице – это десятки миллионов сочувствующих протестному движению

— Вы в кампании "Свободу Навальному" хотели призвать на улицу 500 тысяч человек. Предположим, что сегодня эти 500 тысяч человек выйдут на улицу. Это что-то поменяет?

— Это многое поменяет. Это будет самый большой митинг в постсоветской истории России. С 1991 года таких больших не было, это будет выходом протеста на определенный новый уровень. Понимаете, каждый человек, который выходит на улицу в наших реальных условиях, когда выход на улицу связан с риском арестов, задержаний, огромных штрафов, полицейского насилия, каждый человек, который все-таки, побеждая свой страх и несмотря на все индивидуальные риски, на улицу выходит – это такая вершина айсберга, он репрезентирует 10 или даже 100 других людей. Он рассказывает об этом 10 или 100 другим людям. Пятьсот тысяч людей на улице – это миллионы или десятки миллионов сочувствующих протестному движению. Это значит, что такой есть протестный потенциал, и это значит, что следующие митинги могут быть более многочисленными.

— В каком случае Алексей Навальный будет освобожден?

— Алексей Навальный будет освобожден после долгой и тяжелой кампании, которая будет сочетать и массовые митинги в России, и серьезное давление из-за ее пределов на Владимира Путина. Это очень тяжелая дорога, по которой мы только начали идти и по которой мы просто обязаны пройти до конца.

От Путина можно ожидать всего чего угодно

— Вы в своем обращении пару месяцев назад говорили, что перед тем, как Навальный приехал в Россию, вы рассматривали несколько вариантов того, что может с ним случиться. Вы ожидали, что будет то, что происходит сейчас?

— Вариант, связанный с тем, что его задержат в аэропорту, посадят и постараются от нас изолировать, мы рассматривали, он рассматривался как достаточно вероятный. То, что его начнут на глазах у всего мира убивать в тюрьме, – нет, честно говоря, такой степени отмороженности – после отравления "Новичком", конечно, смешно говорить, что мы не ожидали такой степени отмороженности, от Путина можно ожидать всего чего угодно. Но как-то все-таки мы думали, что будут работать какие-то сдержки, что он немножко побоится. Нет, Путин показал, что он не видит никаких лимитов, никаких красных флажков, что у него полностью съехала крыша. И, собственно, сейчас, организуя протесты в России и организуя кампанию международного давления, мы пытаемся все-таки какие-то красные флажки расставить.

У нас есть понятные цели. Тридцать пять олигархов из окружения Путина, которые должны быть наказаны финансово

— Как вы оцениваете кампанию международного давления, о которой вы только что сказали, учитывая все заявления ваших партнеров из ЕС, из Соединенных Штатов Америки? Заявлений было много на самом деле за последние дни, особенно после того, как Навальный начал свою голодовку.

— Бюрократическая машина всего мира – это не очень простая штука для раскачки, тем не менее нам многого удалось добиться. Помимо заявлений, были впервые приняты персональные санкции по нарушению прав человека в отношении всяких ключевых путинских людей – и это очень важная штука. Помимо этого, например, было совершенно потрясающее обращение самых известных деятелей культуры со всего мира, включая шесть нобелевских лауреатов, и там еще продолжают подписи собираться.

Тема Навального и взаимоотношений Путина и Навального, их политической борьбы, их противостояния является главной темой для всех ведущих мировых СМИ на протяжении последних трех месяцев и важнейшей темой для европейских политиков. Весь мир смотрит на эту ситуацию, и это влияет, это оказывает давление.

Хотим ли мы большего? Да, мы хотим большего. Конечно, у нас есть понятные цели. Тридцать пять олигархов из окружения Путина, которые должны быть наказаны финансово, это создаст реальный рычаг давления на Путина со стороны цивилизованного мира.

— Все структуры Алексея Навального – Фонд борьбы с коррупцией, региональные штабы, которые вы возглавляете, – хотят признать экстремистскими.

— И признают.

Мы гибкие, мы умные, мы придумаем что-то еще

— Ожидали ли вы, что это может произойти? И если да, то как это скажется на вашей работе, насколько это усложнит ее?

— Цитируя незабываемого классика: "Я знал, что будет плохо, но не знал, что так скоро", – мы понимали, что будет новая волна атаки на наши штабы, мы все-таки уже пережили в 2019 году огромную волну атак, когда вся техника была украдена, все счета были заморожены и так далее. Они думали, что мы не оправимся – мы оправились, нашли способ продолжить свою работу. Новая волна выглядит, не буду этого скрывать, еще более страшной. И все-таки мы верим, что мы найдем формат, в котором тоже сможем продолжить работать.

Понятно, что так, как было, это больше не будет функционировать, потому что такая большая централизованная структура станет, естественно, просто мишенью для уголовных дел, и будут огромные риски в первую очередь для сотрудников этой структуры. Но мы гибкие, мы умные, мы придумаем что-то еще. У нас есть уже некоторые идеи относительно того, как мы организуем нашу деятельность в этом чудесном мире, когда антикоррупционные расследования будут признаваться актами экстремизма.

— Иван Жданов, вы, сейчас еще и Милов, уже за границей. Сегодня задержали в очередной раз Любовь Соболь, Киру Ярмыш, остальные члены команды Навального стали фигурантами уголовных дел. Вы ожидаете, что через некоторое время почти все руководство разных структур Навального будет вынуждено уехать из России?

— Или сесть. Слушайте, это та штука, которую они очевидно делают. Я же не возвращаюсь в Россию не потому, что не хочу, а потому что меня там ждет уголовное дело, я заочно арестован и так далее. И то же самое с моими коллегами. Понятно, что они хотят нас выдавить и хотят уничтожить, при этом они меряют по себе. У них система строго вертикальная: прилетели марсиане, забрали Путина – скорее бы – и у них все развалилось к чертовой матери, ничего не работает. Они думают, что у нас будет так же, что изоляцией, арестом, изгнанием каких-то лидеров и публичных лиц они сделают нашу структуру неработоспособной. Это не так, у нас все работает по-другому, у нас гораздо более демократичная горизонтальная структура, и такими методами они ничего не добьются.

Путин полностью испортил отношения со всем миром и реально ходит по краешку

— Буквально через 40 минут будет послание Владимира Путина Федеральному собранию. Что вы ожидаете от этого послания? Как вы думаете, о чем он расскажет?

— Я не ожидаю ничего особенного, честно говоря. Я видел какие-то алармистские заявления, что Беларусь аннексируем, Донбасс аннексируем. Я не думаю, что Путин решится сейчас набирать на себя еще такие дополнительные риски, в том числе потому, что внешнеполитическая реакция будет совершенно ужасной. Он полностью испортил отношения со всем миром и реально ходит по краешку, с которого сорвется.

Я уверен, что там будет совершенно традиционная фигня, типа: "Раздадим всем денег побольше". У него предвыборная кампания, у нас пять месяцев до выборов в Госдуму – его только это на самом деле волнует. С экстремистами и внешними врагами поборемся, населению каких-то подачек кинем, а также у нас самые замечательные ракеты, которые летают дальше всего, и покажем мультики про наши ракеты. Я уверен, что его послание не выйдет за традиционные рамки очень унылые этого жанра, который он нам демонстрировал в последние годы. Он не будет делать ничего такого, что радикально шатает баланс. Поэтому мне кажется это послание совершенно неинтересным.

В то же время политолог из меня никакой, мои прогнозы, к сожалению, то в ту, то в другую сторону часто не оправдывались, поэтому что загадывать, давайте подождем и услышим.

Протесты в прямом эфире – смотрите 21 апреля с 18.00 по московскому времени:

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG