Ссылки

Новость часа

"В России арестовывают, в Азербайджане – расстреливают на месте". Большое интервью правозащитницы Лейлы Юнус


"За июль-август арестовано 66 человек, застрелено 6". Интервью Лейлы Юнус
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:17 0:00

"За июль-август арестовано 66 человек, застрелено шесть". Интервью Лейлы Юнус

Сегодня в Азербайджане нет независимых НКО, нет институтов гражданского общества, нет независимых СМИ, а тем, кто выражает недовольство в соцсетях, полиция подбрасывает наркотики и арестовывает. Лейла Юнус более 30 лет занимается защитой прав человека. Это ее описание ситуации в Азербайджане

Лейла Юнус более 30 лет занимается защитой прав человека. В 2014 году она и ее муж, политолог Ариф Юнус, были арестованы и получили 8,5 лет и 7 лет тюремного заключения с конфискацией имущества по обвинениям в экономических преступлениях. Также в отношении них были выдвинуты обвинения в измене родине (следователи утверждали, что Лейла Юнус "завербовала" журналиста "Кавказского узла" Рауфа Миркадырова работать на разведку Армении). Сами супруги считали приговор политическим и объясняли, что их преследуют за оппозиционную деятельность.

Вскоре бакинский апелляционный суд выпустил на свободу правозащитницу, заменив ей приговор в 8,5 лет тюремного заключения на условный срок в пять лет, а позже муж и жена уехали из страны. Но преследовать женщину власти Азербайджана не прекратили. Она связывает это с тем, что уже много лет является последовательным критиком нынешнего президента Ильхама Алиева и его соратников во власти.

По словам Юнус, сегодня в Азербайджане нет независимых НКО, нет институтов гражданского общества, нет независимых СМИ, а тем, кто выражает недовольство в соцсетях, полиция подбрасывает наркотики и арестовывает. Также нередки случаи, когда силовики просто убивают недовольных властями, обвиняя их в вооруженном сопротивлении. Все это, по словам Юнус, – прямое следствие политики, которую в стране проводит Алиев при попустительстве международных структур и иностранных партнеров Азербайджана.

Телеканал "Настоящее Время" встретился с Лейлой Юнус во время "Форума 2000" в Праге – международной конференции по продвижению демократии и защите прав человека в недемократических странах.

******

— Лейла, вы говорили, что на Западе совершенно не понимают ситуацию в Азербайджане...

— Абсолютно. Полчаса назад я в этом убедилась: меня атаковал агент КГБ Азербайджана (Юнус имеет в виду СГБ, Службу государственной безопасности Азербайджана – НВ) прямо здесь, на первом этаже. Я ее знаю прекрасно, она давала против нас показания в суде. Это женщина, которая утверждала, что мы – армянские шпионы.

Я шла по коридору и вдруг увидела ее. Я сразу отвернулась, пошла обратно: думала, что она меня не увидела. Она за мной побежала. Я увидела охранника, вцепилась в него, прижалась к нему. Она налетела на охранника, он меня отодвинул. Подошел другой охранник и ее увел.

(Версия Матанат Азизовой о том, что произошло на "Форуме 2000", изложена в посте ниже. Она утверждает, что не нападала на Лейлу Юнус, и называет ее "актрисой" – НВ):

У меня случилась истерика, я никак не ожидала, что это произойдет. Мы живем с 2016 года в Нидерландах под особым присмотром полиции, зная, что нас до сих пор преследуют. Но я не ожидала, что я приду на "Форум 2000" в Праге и столкнусь с такой атакой в этом здании.

Я подошла к начальнику службы безопасности, и мне сказали: "Это открытый форум. Мы всех регистрируем, мы не можем ее вывести из зала". Я говорю: "Я пережила в 60 лет пытки: то, что моего мужа пытали на моих глазах, а ему говорили, что меня изнасилуют на его глазах, и это было с помощью этих агентов. И я должна была испытать сегодня этот шок здесь?"

Ее не выводили из здания более 40 минут. Мне говорили, что: "Мы не имеем права, она зарегистрирована". А я спрашивала: "Когда вы регистрируете людей, вы не смотрите, кого вы регистрируете? Вы не гарантируете мне мою безопасность?"

— Как вы думаете, что она хотела сделать?

— Может, просто напугать, я не знаю. До моего ареста в 2014 году мне сообщили: "Они хотят тебя просто убить, не арестовать".

Я собрала пресс-конференцию в Баку и об этом рассказала. И после этого бывшие политзаключенные, которых я защищала и среди которых были военнослужащие, сами встретились и организовали мою охрану в Баку. Утром они приезжали ко мне домой на разных машинах, отвозили в офис, а из офиса – домой. Я никуда без них не ходила. Так прошло более двух месяцев. Потом, когда власти поняли, что ничего не получится, нас арестовали. После этого мы знаем, что они все время на нас охотятся. Просто знаем.

Лейла Юнус читает стихи Тютчева после выхода из тюрьмы
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:15 0:00

К сожалению, европейские политики не имеют представления, что в отличие от Армении, Грузии, Украины, у которых есть два пути развития – в Россию или на Запад, к европейскому сообществу, у Азербайджана есть третий путь, как у всех бывших советских мусульманских республик – в ислам.

— Насколько он реален?

— В 1979 году, когда была революция в Иране, я работала в Академии наук. Все были счастливы, что наконец свергли шаха Реза Пехлеви. Никто не ожидал прихода к власти Хомейни, который установил жутчайшую диктатуру. Сейчас в Азербайджане Ильхам Алиев, имея нефть, огромные деньги, покупает европейских политиков, покупает совершенно открыто.

В 2011 году я выступила с докладом о том, что купили докладчиков Парламентской ассамблеи Совета Европы по Азербайджану Педро Аграмунта из Испании и Дебано Греха из Мальты. Они в сентябре 2011 года давали пресс-конференцию в Баку, и я пришла туда, и когда они закончили свои выступления о том, какой замечательный Ильхам Алиев, я задала вопрос. Я сказала: "У меня только вопрос: how much you received from Ilham Aliyev? How much money? And exactly what's your price?"

В июле этого года Ильхам Алиев был в Брюсселе и подписал с Федерикой Могерини, руководителем по внешней политике Евросоюза, соглашение о приоритетах партнерства. Приоритетах. Там нет ни слова о правах человека в Азербайджане. Это было 11 июля. А уже 10 июля в Азербайджане начались аресты (Юнус имеет в виду аресты протестующих в Гяндже, втором по величине городе страны – НВ). За два месяца, июль-август этого года было арестовано 66 человек и застрелено, просто застрелено, шесть человек.

— Вам кажется, что западные страны просто не видят в этом проблемы, в том, что в Азербайджане нарушаются права человека?

— Они это игнорируют, не хотят видеть. Не "не видят", а именно не хотят видеть. Абсолютно. Они полностью поддерживают самый жестокий диктаторский режим. Ильхам Алиев ездит в Париж, (президент Франции) Макрон приезжает в Брюссель и подписывает договор о "Восточном партнерстве" и так далее. А перед нашим арестом приезжал Олланд.

Единственные, кому в Европе действительно можно быть благодарной, – это ваши коллеги-журналисты. Le Monde опубликовала две наши статьи, а французское телевидение сделало замечательный фильм в период пребывания Олланда в мае 2014 года в Баку. Так наш диктатор подал в суд на французское телевидение, что они его назвали диктатором.

Мы выступали свидетелями в суде во Франции, в Париже. Суд выиграли французские журналисты. Так что независимость судебной системы во Франции есть.

— Это из-за нефти, условно говоря, и торговых связей?

— Из-за нефти, много можно перечислить пунктов. Но очень хорошо написала французская газета Libération: я давала им интервью как раз накануне визита Ильхама Алиева в Париж. Они написали: "Евросоюз и Азербайджан: бизнес важнее прав человека".

— Расскажите нам, пожалуйста, о ситуации с правами человека в Азербайджане. Она так же устроена, как в России, или есть какие-то специфические вещи, которых в России нет?

— Давайте посмотрим и сравним Россию, Белоруссию и Азербайджан. Сегодня в Белоруссии двое политзаключенных. А какое население в России?

— 146 миллионов.

— Там тоже не больше 20. А у нас на 10 миллионов сейчас 150 политзаключенных, 80 из них – это мирные верующие мусульмане. Гораздо больше. То есть в процентах гораздо больше. И сколько людей ежегодно, ежемесячно умирают от пыток в заключении в России и, например, в Белоруссии или даже в Туркменистане?

В прошлом году мы делали специальное исследование. Были аресты в провинции Тертерский район на границе с Карабахом. С апреля по июль семь человек замучено под пытками, всего за два месяца. Но я уверена, что они замучили больше, порядка 20. Но я смогла собрать полную информацию лишь о семи: когда арестовали, когда похоронили, говорила со всеми родственниками по скайпу. Там есть мальчики 1995 года рождения. Такие лица. Один – полковник, двое детишек у него осталось, 5 и 7 лет.

Когда нас арестовали – да, была реакция. Мы известные правозащитники, за нас вступалось международное сообщество. Но вот за этих малоизвестных граждан никто не вступается, их убивают просто так.

— Это система просто перемалывает все то, что в нее попадает?

— Смысл этой системы – установить жесткую авторитарную диктатуру, такую схему власти, чтобы нигде ничего. Алиев начал самую жестокую мясорубку в 2013 году. В январе 2013 года на сессии ПАСЕ 125 депутатов Парламентской ассамблеи Совета Европы проголосовали против резолюции "Политические заключенные в Азербайджане", резолюции, подготовленной немецким депутатом Кристофером Штрассером, которому даже не дали приехать в Азербайджан, ему не дали визы. Ему не дали визы, докладчику – Совет Европы промолчал. Мы помогли составить эту резолюцию, я лично очень много материалов для нее предоставила.

Когда они эту резолюцию провалили, я поняла, что (заплатили) деньги. Сейчас мы уже знаем, что он (Алиев) заплатил: была комиссия, которая сделала отчет, – 3 млрд евро. И аресты начались уже 4 января. Ильгар Мамедов, Тофиг Ягублу, активисты оппозиции, были арестованы уже 4 февраля 2013 года. Совет Европы зажег зеленый свет самым жестоким репрессиям. Мы все были арестованы – правозащитники, журналисты – в 2013-2014 годы.

Сегодня в Азербайджане нет независимых НКО, нет институтов гражданского общества, нет ни одного независимого средства массовой информации. Где люди сегодня встречаются, чтобы поговорить о ситуации? В мечети. Поэтому число арестованных верующих увеличилось, их стало намного больше. Как я сказала: 80 человек из 150 – это мирные верующие.

— С независимой прессой в Азербайджане все ужасно?

— Вообще нет ничего. Вы знаете, у нас есть специальная группа "Журналисты, блогеры" в списке политзаключенных. Всех, кто был, посадили.

Есть группа "Узники фейсбука". Молодой студент, 18 лет, пишет в фейсбуке, что-то ему не понравилось – например, вчерашнее выступление президента. На следующий день его забирают. Ему кладут в карман наркотик и сажают по статье "Наркотики".

— Каким вы видите выход из этой ситуации? Алиев находится у власти достаточно долго, учитывая, что это второй Алиев.

— Они еще третьего приготовят.

— С одной стороны, несменяемость власти, с другой стороны – преемственность власти и абсолютно очевидный вектор, о котором вы говорите.

— Султанат Средних веков.

— Есть ли из этого какой-то выход?

— На сегодняшний день Азербайджан также полностью игнорирует все решения Европейского суда по правам человека. И Запад молчит. Выход: необходимо серьезно относиться к этой маленькой стране, Азербайджану. Необходимо, чтобы в отношении него были введены санкции, чтобы задействован был механизм комитета министров Совета Европы против страны, которая игнорирует решения Европейского суда по правам человека. Необходимы санкции.

— На примере России видно, что это работает не лучшим образом.

— Ну сравнили. У России есть ее атомное оружие и все-все-все. Если бы Ильхаму Алиеву не нужна была Европа, он бы так с европейцами не общался.

Азербайджан – не Россия. Нужен Global Magnitsky Act. Если хотя бы в отношении пяти-десяти преступников во власти (информация о них полностью выложена на нашем сайте Института мира и демократии на русском и английском, там есть имена прокуроров, следователей, судей, которые пытали, забивали насмерть, вместе со всем полным банком данных: когда бил, кого бил и так далее), если их внести в список и хотя бы шенгенскую визу не давать...

— Эффект будет гораздо больший?

— Конечно. Необходимы санкции, необходимо прекратить это подписание "Восточного партнерства" с Евросоюзом, необходимо внимание к тоталитарному режиму.

И еще об исламе: Азербайджан – не Иран. В Иране только шииты, и там установилась эта жесткая диктатура. А в Азербайджане есть и шииты, и сунниты. И там может быть война как в Сирии между суннитами, теми из них, которые ездили в Сирию, воевали на стороне ИГИЛ, а сейчас вернулись и снова ездят, и большой группой шиитов. Вот это очень страшно.

В Европе совершенно игнорируют это. Мы проводим исследования по ситуации с насильственной радикализацией мирных верующих в Азербайджане. Но внимания со стороны европейского сообщества к этому исследованию я не видела.

— Как вам кажется, люди могут как-то на эту ситуацию повлиять, возможны ли какие-то изменения снизу в Азербайджане?

— У нас были неоднократные выступления граждан. В том-то и дело, что каждое выступление заканчивается очень жестокими репрессиями. И есть отличие наших репрессий от репрессий в той же России. В России арестовывают – дают административный арест или уголовное дело открывают. А у нас расстреливают, расстреливают на месте. И говорят: он оказал вооруженное сопротивление.

Мы провели исследования после одного из таких случаев, посмотрели на фотографии. На фотографии на полу лежит расстрелянный мужчина, и у него в руках пистолет. Он с такой высоты падает на пол и он пистолет не уронил?

Когда мы распространили в социальных сетях фотографии замученного под пытками молодого парня Юниса Сафарова, международная пресса об этом написала: Libération, Le Monde. И они спросили депутата Европарламента Норику Николай, которая ответственна за подготовку соглашения с Азербайджаном: "Прокомментируйте, пожалуйста, пытки в Азербайджане". Депутат Норика Николай сказала: "Государственное агентство Азербайджана APA заявляет, что никаких пыток в отношении Юниса Сафарова не было". При этом его пытали, фотографии есть.

— Но она решила поверить государственному агентству.

— Она решила поверить государственному агентству, и это еще одно свидетельство того, что Ильхам Алиев очень активно работает не только в Совете Европы, но и в Евросоюзе.

— После того, как вы переехали в Нидерланды, чем вы занимаетесь, как устроена ваша жизнь?

— Я правозащитник уже более 30 лет, в Советском Союзе я была членом подпольного движения национальных меньшинств против большевистского режима. Мне Черновил дал туда рекомендацию. Когда развалился Союз, у нас были большие надежды, что мы будем жить в независимом демократическом Азербайджане. В 1995 году мы основали Институт мира и демократии, который занимался правозащитной деятельностью на протяжении всех этих лет.

После ареста, после пыток в 2016 году, когда мы приехали в Нидерланды, мы восстановили работу института уже в Нидерландах. Мы без проблем зарегистрировали институт как неправительственную организацию и сейчас продолжаем работать по нескольким направлениям. Мы собираем список политзаключенных, всю информацию: мне сейчас часто звонят прямо из бакинских колоний на мой голландский номер, чтобы рассказать о ситуации. Звонят все время родственники тех замученных и подробно все рассказывают. Поэтому у нас информация из первых уст.

И другую большую работу, которую мы проделали: мы с мужем написали книгу, которая называется "Из советского лагеря в азербайджанскую тюрьму". Книга издана уже на русском языке в Польше и на немецком языке в Вене. Ее презентация будет в Германии 8 ноября, мы будем открывать книжный фестиваль.

Для нас очень важно в этой книге показать, опять-таки, европейскому читателю, что такое маленькая страна Азербайджан, и как страшно будет развитие в этой стране сирийского сценария. Книга состоит из двух частей. Первую написал муж – это о пребывании в тюрьме, в которой он содержался, это СИЗО Министерства национальной безопасности, это закрытая тюрьма, ничего о ней нигде неизвестно. А я написала книгу о нашей жизни на фоне всей этой истории Азербайджана после распада Советского Союза до сегодняшнего дня.

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG