Ссылки

"Правительство Азербайджана понимает язык санкций". Лауреат премии за расследования Хадиджа Исмаилова – о коррупции в правящей элите и настоящей журналистике


Азербайджанская журналист-расследователь Хадиджа Исмаилова получила престижную международную премию Алларда "за честность", а шведский фонд "Right Livelihood Award Foundation" наградил ее премией, которую часто называют альтернативной Нобелевской – за "мужество и стойкость при разоблачении коррупции".

Два года назад Бакинский суд признал Исмаилову виновной сразу по нескольким статьям: включая, незаконное предпринимательство и уклонение от уплаты налогов. Сама журналистка называла процесс политическим. В мае прошлого года Верховный суд Азербайджана изменил ей меру пресечения с семи лет лишения свободы на условное заключение.

В интервью Настоящему Времени Хадиджа рассказала о том, могут ли премии уберечь ее от возможного нового ареста, о своей расследовательской деятельности и о том, как долго Азербайджан сможет подкупать европейских политиков.

— Хадижа, эта награда – очередной пример международного признания вашей деятельности. Как думаете, поможет ли она уберечь вас от возможного нового ареста или даже такое внимание к вам для тех, кому вы продолжаете мешать, ничего не значит?

— Я думаю, что если захотят арестовать, то никакие награды им не помешают. Но в то же время надо отметить, что, когда я была в тюрьме, моему освобождению, конечно же, способствовало это международное движение, международная поддержка. Я думаю, что правительство Азербайджана больше понимает, конечно же, язык санкций, нежели язык позитивного общения, поэтому, думаю, все-таки эта награда, конечно же, в помощь, и не только мне. Но эта награда воодушевит многих молодых журналистов, потому что до сих пор было такое впечатление, что заниматься журналистикой – это очень рискованно, и все, кто занимается настоящей журналистикой, просто будут подвергаться гонениям, пыткам, избиению, убийствам.

— Так и есть.

— Так оно и есть, но не только это. Есть еще и международное признание, есть еще и награды. И мне очень приятно, что такие награды есть, и я надеюсь, что в дальнейшем другие журналисты тоже будут награждены, работающие в таких же тяжелых условиях, будут награждены и почувствуют международную поддержку.

— Хочу вас спросить о так называемой икорной дипломатии. Напомним, OCCRP, ведущие европейские издания опубликовали результаты расследования о том, как Баку мог покупать лояльность некоторых ведущих европейских политиков, вот готовится новый пакет расследования, там новые фамилии, схемы. Расскажите, что это будет.— Продолжается расследование OCCRP, связанное с отмыванием "грязных" денег, и часть этих денег, как уже было рассказано в предыдущих расследованиях, была потрачена на покупку услуг европейских политиков. Это расследование продолжается, и расследование продолжается журналистами, нами то есть. Но в то же время идет расследование в Совете Европы, и мы надеемся, что только работой журналистов это не закончится. Пока все, что я могу сказать о предстоящих расследованиях.

— Новый этап расследования может вызвать международные санкции в отношении Баку?

— Баку напрашивается на санкции уже много лет. Были конкретные факты преступления, которые были раскрыты и даже рассмотрены Европейским судом по правам человека.

— Но вот сейчас насколько это реально?

— Сейчас это реальнее, чем всегда, потому что уже появились конкретные законодательные инициативы в Конгрессе США, уже звучат голоса из европейского парламента. Я думаю, что сейчас это звучит намного реальнее, сейчас официальному Баку надо задуматься над тем, а не стоит ли поменять образ управления и не стоит ли действительно сделать какие-то реформы в своем менеджменте. Но пока политическая воля Баку остается прежней, незаметно, чтобы они как-то решились поменять образ управления.

— По результатам предполагаемой облавы на представителей ЛГБТ, за минувшие недели десятки человек в Азербайджане были помещены под стражу. Вообще что происходит и почему это облава именно сейчас, какова ее истинная цель, по-вашему?

— До сих пор таких массовых арестов представителей ЛГБТ в Азербайджане не было, и мы были очень удивлены такой ситуации. Более 100 человек, по разным данным, были арестованы, я лично знаю конкретно о 16-ти кейсах, когда были не только задержаны, но и приговорены к административному задержанию на несколько дней. И ни один из тех кейсов, которые я изучила, не являются работниками секс-индустрии, то есть это не облава на работников секс-индустрии.

— А что это тогда?

— Мы пытаемся понять причины, были разные слухи, что кто-то, не будем вдаваться в подробности, но якобы кто-то из детей вышестоящих чиновников был заражен ВИЧ, и это вызвало ярость. Пошли слухи в социальных сетях, но, опять же, это всего лишь слухи. А официальные заявления конфликтуют. Например, пресс-секретарь Министерства внутренних дел сначала сказал, что это была облава на работников секс-индустрии за то, что они распространяют ВИЧ. Потом из ВИЧ-центра сказали, что никого не приводили на обследование, то есть никто не был диагностирован, и даже не запрашивали информацию о том, состоят ли эти люди на учете. После этого было дано еще одно заявление, что якобы соседи жаловались на поведение этих людей. Понятно, что ничего такого, видимо, не могли все соседи сразу заявить на своих геев-соседей или транссексуалов. Это просто уму непостижимо, чтобы сразу потекло столько жалоб. Поэтому это, конечно же, какая-то организованная облава.

У меня версия такая, что она имеет политическую подоплеку. Международные организации начали давить на официальный Баку по поводу прав человека, и официальный Баку решил перевести разговор на более сенситивную тему, мы знаем, насколько сенситивны международные организации, европейские организации в вопросе прав ЛГБТ. И сейчас коммуникация между международными организациями и официальным Баку переместилась на эту тему. Раньше они говорили о политзаключенных, о правах медиа и так далее, и очень четко стояли, а сейчас очень большую часть коммуникации заняла эта тема. Я думаю, что это тоже могла бы быть какой-то причиной. И это очень криминальный подход к вопросу, вообще криминальный подход, потому что вообще представьте себе ситуацию, когда у вас крадут машину, вы подаете жалобу в полицию, после этого крадут у вас дочку, и вы забываете о машине и начинаете говорить о своей дочери. А когда освобождают вашу дочь, вы забываете о машине и говорите спасибо за то, что освободили вашу дочь. Вот примерно такая ситуация.

Ситуация с представителями ЛГБТ, которые до сих пор задержаны и сейчас отбывают свои суточные сроки в изоляторе временного задержания, ужасная, потому что изолятор переполнен, и там в камере для 6 человек, например, по рассказам некоторых, сейчас содержатся около 20-ти. И спят они по очереди, многие были подвержены пыткам и избиению, многим были острижены волосы, всех их шантажируют тем, что их имена будут преданы огласке. А для многих это серьезная проблема, потому что даже семьи не в курсе об их сексуальной ориентации. Поэтому люди перед тяжелым выбором. Были, конечно, сообщения о том, что некоторых из них были вынуждены дать имена других представителей ЛГБТ, которых они знают, и те впоследствии были арестованы, и в том числе им были предложено подписывать какие-то бумаги, в которых речь шла о политической оппозиции.

Мы не знаем, насколько достоверны эти сообщения, но есть, конечно же, история использования представителей ЛГБТ против политической оппозиции. В 2007 году журналист Агиль Халил был подвержен атаке со стороны сотрудников Министерства национальной безопасности, но потом в суд привели представителя ЛГБТ, который заявил, что это он ударил журналиста ножом, потому что они были любовниками, и он его ревновал. В Азербайджане это, конечно же, очень неприятная история, учитывая консервативный настрой населения. И журналист долго пытался объяснить, что он этого человека не знает, но так и не удалось. Этого представителя ЛГБТ осудили на несколько месяцев ареста, а потом выпустили через два месяца.

— У меня еще один вопрос, он достаточно общий – о вашей работе вообще и ваших единомышленниках. Экономика Азербайджана зависит от сырья, и если экспорт растет, средний класс укрепляется, и протестный потенциал падает – такая классическая схема. Таким образом, власти выгодно вас маргинализировать разными способами. У вас нет сейчас особенно ощущения, что ваша способность убеждать и рассказывать все больше интересует людей за рубежом, чем внутри страны?

— Нет, у меня нет такого впечатления, потому что несмотря ни на что, все попытки правительства очернить своих критиков не увенчались успехом, потому что население в большинстве случае критически настроено, просто не все могут превратить эту протестную энергию молчаливую в какие-то акции. Я понимаю, что, посмотрев видео протестных акций, мы можем усомниться в том, что людям действительно это все интересно, но, с другой стороны, надо учесть и фактор риска, и фактор страха. Потому что да, есть стадион недалеко от центра города, где можно проводить акции протеста, но вход в этот стадион всего один, всех обыскивают на входе и заставлять снимать очки солнечные, потому что там есть система опознания лица, и камеры должны опознать человека, сняв его глаза. Поэтому всех заставляют снимать очки и посмотреть в камеру перед тем, как войти на этот стадион для участия в акции протеста. А потом уже начинаются увольнения с работы, увольнения родственников с работы, вызовы к деканам и ректорам. То же самое происходит и в некоторых других постсоветских странах, в России, например. В Азербайджане это, конечно же, очень сложно.

Что касается экономики, то денег у правительства для того, чтобы купить молчание европейских политиков и молчание временных рабочих в Азербайджане, уже осталось очень мало. Они просят эти деньги у европейских и международных финансовых институтов, и я думаю, что вот там уже нужно добиться того, чтобы эти деньги нашему правительству не давали, потому что эти деньги будут использованы для больших репрессий.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG