Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

"Не только за границей делают хорошие вещи": женщина-шорник возродила в России забытое ремесло


Ольга Иванова с детства любила лошадей и уже в пять впервые села в седло. Все детство и юность она мечтала стать конюхом, но мама настояла на том, что сперва нужно получить образование. Так Ольга стала ветеринарным врачом и восемь лет отработала заведующей ветеринарным пунктом. Но в итоге ушла и вернулась к своей первой любви, лошадям.

"Людям нужно было мое место, и меня попросили уйти. Спасибо им большое, а то так бы и работала ветврачом за 10 тысяч рублей", –рассказывает Ольга.

Одно время у нее была своя лошадь, и тогда Ольге пришла в голову идея: сшить для нее уздечку своими руками, чтобы было что-нибудь "интересное, эксклюзивное". С этого все и началось.

Сегодня своих лошадей у Ольги нет. "Украли мою лошадь, а вместе с ней украли и мои чувства", – со слезами на глазах признается женщина.

Вместо конюха Ольга стала шорником. Сегодня, в 47 лет, она вместе с мужем живет в деревне в Курской области и шьет упряжь для упряжных и беговых коней. "Успех, как говорят профессионалы, на 90% зависит от лошади, на 5% от наездника и на 5% от удачи. Но упряжь – приятно, конечно, когда хорошая упряжь", – передает она слова своих довольных клиентов.

Ремесло шорника мастеру удалось освоить не сразу. Сначала Ольга просто покупала импортную упряжь, наколенники и другие предметы: распарывала их, изучала детали и так понимала технологию.

"У меня были друзья в Москве, которые имели своих лошадей. Одна владелица упряжи мне дала образец, иностранный, американский и разрешила все это распороть и сделать выкройку. Те же наколенники очень дорогие, – вспоминает Ольга. – Я взяла, сделала выкройку. И вы знаете: до такой степени оказалось все умно сшито! Если бы я его не распарывала, я бы, наверное, некоторые вещи и не поняла, как делать!"

"Вообще было очень сложно. У меня не было ни своего транспорта, начинала совсем с каких-то крох, очень мало вкладывалась, и маленький был ассортимент. Шила вначале руками, без машинки", – вспоминает мастер.

Постепенно накапливался опыт, а в голове возникали свои идеи о том, как сделать упряжь удобной и для наездника, и для лошади.

"На уздечки у меня есть схемы: я их сама составляла, сама придумывала", – рассказывает Ольга.

Мастер говорит, что в упряжи самое главное – качество материалов, в первую очередь кожи. Ее Ольга берет на Рыбинском кожевенном заводе.

"Я езжу на завод, отбираю сама все листы кожи на ощупь, и только из них шью", – делится она секретами производства.

Ольга говорит, что конкуренции среди шорников в России не чувствует.

"В принципе, у нас такого нет, чтобы не было работы, она есть всегда, – говорит она. – Есть некоторые девушки, которые шьют. Но они отшивают уздечки в основном в барочном стиле, это красивые, но штучные работы. А чтобы просто упряжь – ее в России вообще никто не делает".

Единственное, что влияет на объем заказов, – экономическая ситуация в России. Содержать лошадь – дорогое удовольствие. И даже несмотря на то, что владельцы лошадей в основном люди состоятельные, кризис может ударить и по ним, и их любимому хобби:

"Кризис в стране, у людей нет денег. Если раньше заказы были на три месяца вперед, то сейчас нет", – признает Ольга.

Ольга и ее муж вместе продают упряжь через интернет, а также выезжают на скачки в Орел, в Воронеж, Тамбов, Курск, Ульяновск и везде, где есть ипподромы. Пока многие хозяева лошадей все еще предпочитают покупать импортную упряжь или упряжь заводского производства. И их трудно убедить в том, что качество изделий индивидуального шорника ничем не уступает фирменному.

Но Ольга гордится своим товаром. "Не только за границей могут производить хорошие вещи. Не только упряжь. Мне вообще обидно за Россию, что здесь мало производится качественных продуктов. Но я сейчас сделала наколенники по американскому образцу, они ничуть не хуже американских, и даже наездники их оценили".

КОММЕНТАРИИ

ПО ТЕМЕ

XS
SM
MD
LG