Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

"Живу среди собак в свое удовольствие". Как в смоленской деревне появился приют для животных


Человек на карте: как в смоленской деревне появился приют для животных
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:00 0:00

Дима стоит с волком на поводке и воет. Волк ему отвечает.

– Это "вабить" называется, это охотники используют, чтобы вызывать их на себя. Когда вожак в стае воет, он собирает стаю. Я попробовал, так же завыл, и волки пришли, – объясняет он.

Волки в приюте Дмитрия появились пять лет назад. Охотники привезли двух волчат, брата и сестру, Ханти и Ларсен. А как появился сам приют и для чего он существует, Дмитрий начинает рассказывать издалека.

– Чем я занимаюсь, сказать сложно. Я просто живу среди собак, получаю от этого удовольствие, и когда собакам нужна помощь, я им ее оказываю. Сбила машина собаку на дороге – я приехал, забрал ее, вылечил, пристроил кому-то в дом. Не получается инвалида пристроить – она осталась на месте. Ну просто я живу. Живу в свое удовольствие.

Живет Дмитрий в деревне Хохлово Смоленской области. Но его приют для животных “Верность” начался не с этого.

– В свое время я занимался бизнесом, у меня была монополия по дрожжам. Но жизнь как-то так складывается, что ты вроде бы залез на горку, а там на горе уже кто-то есть обязательно. На тебе прямо вот сюда! И ты кубарем с этой горы. Скатишься, похнычешь, постонешь, мешок на плечо – и опять полез. И так вся жизнь.

Основателем приюта и главным его обитателем Дмитрий называет серого ушастого пса Волкана.

– Когда-нибудь я, наверное, начну писать книгу, и она будет называться "Собака, изменившая мою жизнь". Это про Волкана. Я не знаю, как он появился – он просто сидел напротив двери моего дома на улице.

Дмитрий в то время работал в шиномонтажной мастерской сменами по 12 часов, зарабатывал 50 тысяч в месяц. Оставить собаку одну на весь день он не решался, поэтому стал брать его с собой на работу.

– Договорился с маршрутчиком: он на конечной остановке дверь закрывает, никто на переднее сидение сесть не может, он ждет, пока мы с Волканом придем. Мы спереди садимся, Волкан вниз туда ныряет, спокойно доезжаем до работы. Там я его за свой станок прятал. Три дня он у меня так прятался, а на четвертый заведующая нас застукала.

Дмитрий понял, что придется выбирать между собакой и работой.

– Я постоял, посмотрел на Волкашку и думаю: "Елки-палки, работу я себе всегда найду, а вот собаку такую вряд ли". Развернулся, сказал до свидания и пошел. Так и начался приют.

Собак постепенно становилось все больше, люди стали приводить к Дмитрию бездомных псов со всего района. Когда собак стало 40-50, Дмитрий понял, что из частного сектора в городе пора перемещаться в деревню. Несколько лет он пытался оформить землю под приют через чиновников. Не получилось. Тогда он продал городской дом, купил землю в Хохлово и ни разу об этом не пожалел.

– Тут и места хватает, и воля вольная – гавкай с утра до ночи и слова тебе никто не скажет. И предназначение земли – содержание животных с веткабинетом. Ну в точку попали!

На жизнь собаки себе зарабатывают сами. Время от времени на самых талантливых из них надеваются специальные жилетки с надписью “Приют для собак”, Дмитрий берет ведерко, все грузятся в “газель” и едут в Смоленск на Колхозную площадь.

– Там будем работать, – объясняет по дороге Дмитрий, – или, по-русски говоря, попрошайничать. Собаки будут подходить к людям и просить деньги. Они показывают разные трюки, фокусы, и люди им за это дают деньги. Собаки эти деньги берут и приносят мне. Такая у них работа, восемь лет они уже так делают.

Выступления на Колхозной площади для приюта – необходимость. На собранные там деньги можно прокормить сто собак. Пожертвования, которые приют тоже собирает, поступают нерегулярно, поэтому поездки в Смоленск для приюта – залог стабильности.

В Смоленске Дмитрий выводит собак на площадь и по дороге объясняет, как он обучил их работе.

– Самый просто способ научить собаку что-то выполнять – это когда она сама это хочет делать. Когда я нахожу собаку, которой нравится ходить на Колхозку, что-то делать, когда я вижу, что она не уходит шлындаться где попало, я понимаю, что это наша собака, эта в команду. Но это редкие собаки, очень редкие.

Свою первую собаку, Волкана, Дмитрий обучал постепенно.

– Люди иногда ругались: "Почему у вас собака не на поводке и не в наморднике?!" Я заметил, что когда он в зубах что-нибудь несет, к нему уже лояльнее относились, то есть не ругались. И как-то раз мы пришли в ночной магазин. Я посадил Волкана с ведерком в зубах на крыльце, а сам полчаса по магазину лазил, покупки совершал. Выхожу, смотрю, сидит мой Волкаша, держит это ведерко в зубах, а там монеты лежат.

Съездить из Хохлова в Смоленск на "газели" стоит 600 рублей. На этот раз Дмитрий с собаками собрали 4500. Это хороший день.

Деньги идут в том числе и на лечение животных. К Дмитрию попадают больные собаки, которых хозяева хотят усыпить, чтобы не возиться, животные раненые, обмороженные. Таких ветеринар Вадим Грицкевич лечит бесплатно. Деньги берут только за тех собак, которых люди сами хотят сдать в приют: прием такой собаки стоит пять тысяч рублей.

Вадим Грицкевич познакомился с Дмитрием Самойловым на улице:

– Вышел из "Макдональдса", а тут ты с собаками ходишь. Я такой: "О-о-о собаки, круто, ничего себе!" Дима узнал, что я ветеринар, говорит, что у него собаки больные, врача нет. Пригласил приезжать. А мне интересно было с собаками. И я начал ездить в приют, когда свободное время было. Через год уволился из свинокомплекса и решил поработать у Димы. На свинокомплексе однообразие, производство, жесткость. Отношение к животным как к материалу обычному, это мясо. Все идет по кругу, крутится, вертится. А здесь особенный подход к животным.

Дмитрий задумчиво перечисляет обитателей своего приюта:

– Кошек, наверное, штук 15. Было больше, раздали. Сов пять штук, две чайки. Мегакозел, петухов не считаем, два индюка. Собак минимум 170. Два волка и два гибрида волка.

Петуха в приют отдали после травмы – его повредил гусь. После операции у петуха изменилась стать – теперь он ходит ровно, как орел.

С совой у Дмитрия особые отношения.

– Это мой корефан, мой Винни-Пух. Это не сова, это личность, личность. Я никогда не думал, что они такие умные. Он может ночью прилететь играть со мной. Я уже устал, спать хочу, но понимаю, что он поиграться прилетел, и мне приходится пальцами под одеялом изображать мышь. А он ловит. Прошлой весной я его подобрал.

Еще один обитатель приюта – Аяша, собака-инвалид без задних ног. Он ездит на самодельной тележке.

– Тележку не мы делали, – вспоминает Дмитрий. – Разместили видеоролик про Аяшу на нашей странице в “Одноклассниках”. Женщина откликнулась, сделали мешок, засняли, показали. Другие люди, посмотрев на все это дело, решили Аяше сделать коляску. Паралимпийский чемпион. Устал, наверное.

Аяша был охотничьей собакой, шел за зверем, выскочил на трассу, его сшибла машина. Аяшу подобрали проезжавшие мимо люди и привезли в приют. Сдаваться пес не собирается и упорно бегает даже на своей тележке.

– За восемь лет я, наверное, две тысячи собак пристроил, – говорит Дмитрий. – Хочу сделать приют городского масштаба. В городе отходов дофига, просто дофига, не один приют прокормить можно. Но ты доберись до этих отходов! Если кто у руля стоит, ему щелкнуть только, сказать, чтобы эти отходы отдавали в приют, и это решило бы проблему кормежки.

С возникновением приюта в жизни Дмитрия началось настоящее счастье.

– Раньше у меня в жизни все время невезуха была, вот просто черная полоса. У кого-то черная, а потом белая, а у меня черная – и серая, черная – и серая. А сейчас у меня черных полос в жизни нет. И раз у меня раньше на весах все время клонила черная, значит, оставшуюся жизнь я проживу белую. Должно же быть равновесие. Если посчитать по годам, то лет 40 (может, чуть меньше) я должен еще прожить, чтобы все свое белое забрать, сколько у меня там накопилось.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG