Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

Почему бывший бомж лучше всех рассказывает о Петербурге


Человек на карте: бывший бомж лучше всех рассказывает о Петербурге
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:00 0:00

Вячеславу Раснеру 67 лет. Бывший учитель географии, он стал жертвой квартирных аферистов и более шести лет провел на улице. Все это время он подрабатывал, проводя экскурсии за деньги. Желающих пройтись по Петербургу в компании бомжа было немного, но о Вячеславе Романовиче узнали волонтеры "Ночлежки"– старейшей петербургской благотворительной организации, помогающей бездомным, – и написали о нем в соцсетях. Теперь Раснер – очень популярный в городе гид. Он получил социальное жилье, надеется с помощью юристов вернуть собственное и продолжает много читать по истории.

– В газете написали, что я самый известный бомж Петербурга! До России еще не дошло, но надеюсь, что стал и всероссийским самым известным бомжом, – представляется Раснер.

И начинает рассказывать о своей жизни.

– Выхожу я на улицу в четыре часа утра, чтобы к шести, к открытию метро, дойти до станции метро Горьковская, там выходящие из метро кормят, поят, жертвуют деньги, иногда подарки дают. Одевают, обувают. Я как денди лондонский одет.

С понедельника по пятницу Алла Докторова выходит из метро Горьковская, спешит на работу, но никогда не забывает вручить Раснеру бутылку с горячим чаем и бутерброд. Вчерашнюю бутылку Раснер исправно возвращает Алле.

– Я много лет выхожу на этой станции метро и обратила внимание на бездомного, который читает книжку, – рассказывает Алла. – Где вы найдете человека в такой сложной ситуации, который не теряет свой стержень, сохраняет стремление жить и при этом читает книжки? Потом случайно увидела его в соцсетях – у него очень яркая внешность – и узнала, что это бывший учитель, попал в такую трудную ситуацию.

Вячеслав Раснер Алле очень благодарен.

– Я ей сказал: “Алла, вы настоящий друг, товарищ и брат”, а потом сообразил, что не брат, а сестра. Некоторые только угощают, а она, дай бог здоровья, чтобы можно было что-нибудь пожевать и запить, чтоб не в сухомятку.

Другая знакомая Раснера, Татьяна Сноговская, тоже относится к нему с большой теплотой:

– Есть такое качество у Вячеслава Романовича, редкое качество: как-то, несмотря на обстоятельства, не падать духом, не опускать руки. Он многим может быть примером в том, как надо в любых обстоятельствах уметь дарить людям какой-то свет, нести культуру в общество, не побоюсь этих громких слов. Когда думаешь об этом, как-то легче, что есть такие чудаки еще у нас.

От Горьковской “бомж-экскурсовод” (хотя Раснер уже больше не живет на улице, он продолжает считать себя бездомным, потому что социальное жилье – не дом) отправляется пешком в начало Невского, к метро Адмиралтейская.

– Прихожу к 12 дня, стою жду 15 минут. Если никого нет – ухожу, возвращаюсь к 15, тоже жду 15 минут. Иногда люди приходят на экскурсию, иногда нет. Бывает или никого, или кто-нибудь, или организованная группа из Ярославля аж в 28 экскурсантов. Это с помощью интернета, в который меня ввели. Я-то сам не знаю, как выглядит компьютер.

Водить экскурсии Раснер начал 3-4 тому назад. Делал обзорные по всему Невскому, рассказывая о каждом доме. Говорит, что его любимый район – “бывший Октябрьский” (сейчас он называется Адмиралтейским). На Театральную площадь Вячеслава Романовича водили гулять ребенком. Он с гордостью сообщает, что жил “в доме двоюродного брата деда Лермонтова”. Лермонтов – его самый любимый поэт – но не в ущерб Пушкину, конечно.

– Я закончил Педагогический институт, который стал университетом – наверное, потому что я там учился, – рассказывает Раснер. – Учитель географии и биологии. Со школьниками встречаюсь до сих пор, потому что в 1992 году состоялся первый городской конкурс “Лучший юный экскурсовод года”, и меня туда пригласили в жюри.

Как он лишился жилья, Раснеру приходится рассказывать постоянно – в его изложении, впрочем, схема так и остается непонятной.

– Знакомая, у которой отдельная квартира с обособленным входом в подворотне, сказала мне: “Подарите свои комнаты моему знакомому коммерсанту, он купит вам отдельную квартиру, оформляйте ее только на себя”. Я, как юный пионер, так и сделал. А коммерсант предложил: “Давайте будем совладельцами, полквартиры ваши, полквартиры мои. Я понял, что тут что-то не то, но постеснялся сказать и согласился. Какое-то время приходили квитанции на две фамилии, на его фамилию, на мою фамилию. Потом человек из соседнего дома, с которым я познакомился, попросил прописать своего племянника. Он подделал подпись моего совладельца, мою и в июне 2007 года я получил квитанцию об оплате жилплощади на какаю-то левую фамилию. Поставил в известность своего совладельца, а он говорит: “Лучше оставьте квартиру в целях безопасности”. Сосед из соседнего дома оказался черным риелтором, у которого на лбу это не написано. И вот 13 июня 2007 года я вышел на улицу, стал уличным Гаврошем.

Вячеслав Романович ночевал на улице, потом нашел рядом с Троицким собором замороженную стройку института и ночевал там. Зимой температура там была такая же, как на улице. Вселиться в социальный дом Раснеру помогли почитатели.

– В прошлом году вселился сюда благодаря Любови Александровне, которая называет себя поклонницей моего таланта. Каким-то образом отвела меня в администрацию района, который выделил мне это помещение. Это дом социального пребывания, в прошлом Октябрьском районе. Я получил квитанцию 4816 рублей 58 копеек – надо заплатить за январь 2018 года.

Мы беседуем с Раснером в его новом доме.

– Слушайте, а вы давно не принимали гостей?
– Впервые.
– Сколько лет у вас гостей не было?
– Ну я тут с ноября, я в 2008 ушел, значит, десять лет получается.
– Вы обижаетесь на того черного риелтора, который вас обманул, или вы его как-то оправдываете?
– Я его простил. Володя, я тебя прощаю, бог тебя накажет.
– А у вас есть какие-нибудь мечты?
– Вернуться туда, откуда меня, что называется, выселили. Меня туда принесли из роддома, поэтому я это считаю родиной, и даже получив эту комнату, не считаю себя не бомжом. До сих пор думаю, что я бездомный, что я живу где-то, нахожусь вернее, а жить надо дома.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG