Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

"Нужно по статье было уволить": биатлонистка Резцова о тренере, которого юная спортсменка обвинила в домогательствах


Анфиса Резцова

На прошлой неделе 17-летняя российская биатлонистка Анна Моисеева ​обвинила в домогательствах старшего тренера Центра спортивной подготовки Московской области Сергея Тутмина. Тутмина уволили, также по заявлению спортсменки была начата проверка, которая может закончиться для тренера уголовным делом. Сам Тутмин обвинения в домогательствах отрицает, несмотря на то, что у Моисеевой есть записи разговоров.

Часты ли случаи домогательства в российском биатлоне, и как молодые спортсменки могут с ними бороться? Телеканал "Настоящее Время" расспросил об этом двукратную олимпийскую чемпионку по биатлону и олимпийскую чемпионку по лыжным гонкам Анфису Резцову.

— История с Анной Моисеевой: это единичный случай или действительно существует эта проблема в биатлоне, вообще в спорте? Потому что все, что мы до этого слышали про домогательства в России в целом – все отрицают, говорят, что этой проблемы в стране нет. Мол, это все выдумываем мы, журналисты.

— Это кто сказал, что вы выдумываете?

— Очень многие депутаты Госдумы мне лично это говорили.

— Эти госдумовцы не вникают вообще в проблемы нашего российского спорта, они там вообще ничего не знают. Они не живут людскими проблемами.

У нас конкретный случай в биатлоне: тренер в Подмосковье домогался до несовершеннолетней, 17-летней девочки. И как сказали предыдущие девочки, которые постарше Ани, это он делает не первый раз. Это было и раньше, с другими спортсменками.

— Они просто боялись это предавать огласке? Даже родителям, как в этом случае?

— Конечно. А как не бояться? Во-первых, эти девочки хотят продолжать заниматься спортом, хотят, чтобы никакого негатива не вылилось в их сторону. Потому что даже это правда, что он домогался, попробуй это докажи. Хорошо, у Ани есть запись, и она может доказать.

Словам этих девочек не верят, а я верю. С недавних пор, с начала 90-х, спорт перестал быть чистым и честным. Он стал коммерческим, грязным. Все покупается и продается, и не по спортивному результату пропихиваются в команду, а кто кому понравится. Это есть. Это есть сплошь и рядом, и не только в биатлоне.

"Я прошу дать ему самый строгий приговор": эмоциональные выступления гимнасток США на процессе Ларри Нассара
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:11 0:00

— А вы в своей карьере, особенно в юности, с чем-то подобным сталкивались или это действительно уже в 90-х начало происходить?

— Может быть были какие-то отдельные ситуации, но они были только на слуху, но неподтвержденные. Меня это не касалось.

— Аня вам сама рассказала про эту историю?

— Не Аня, мне первым рассказал это Андрей Прокунин. Это в прошлом наш биатлонист из Подмосковья, член сборной команды, он сейчас тренером работает. Мы были в Ханты-Мансийске в конце марта – начале апреля, на чемпионате России. И он зашел ко мне в номер, сказал: Анфиса Анатольевна, вот такое у нас тут творится, надо как-то разобраться и помочь.

— То есть все знали в команде, что вот эта ситуация есть?

— Аня не по годам мудро поступила. Она ни в какие передряги и споры не влезала с этим тренером, она не предавала это все огласке, чтобы не было ажиотажа. Потому что был зимний сезон, и она ждала, наверное, что закончится сезон.

И вот уже вот конец сезона: было первенство России среди девушек и юношей, где ее не выставляли в команде, хотя она заслужила по результату. Ее начали другими моментами душить, ей не стали лыжи готовить, как положено. В общем-то, она это все вытерпела, выдержала до конца сезона и потом все-таки собралась с силами, рассказала и маме, и тренеру об этом. Рассказала, дала послушать запись: она записала тренера, что вот он неоднократно к ней приставал.

— Немножко удивляет, в приятном смысле, позиция властей Московской области и подмосковной федерации биатлона, что они встали на защиту девочки уволили тренера, что они не стали отрицать произошедшего и пытаются защитить спортсменку. Или мы что-то неправильно понимаем?

— Вы неправильно понимаете. Когда спортсменка все рассказала, она написала служебную записку на министра спорта Московской области Романа Терюшкова. Он ее вызвал к себе, побеседовал. Но потом он пригласил к себе президента федерации Московской области по биатлону Нуждова. Выслушав Аню, министр, конечно, ей сказал: "Ты не переживай, все мы разберемся, он будет наказан". (Официально Терюшков после интервью Моисеевой пообещал полную поддержку спортсменке – НВ).

Но когда Нуждов побывал у министра в кабинете, все поменялось, в том числе и мнение министра. Потому что Нуждов сказал: "Давайте это по-тихому замнем". И тогда министр сказал, чтобы тренер написал заявление об увольнении по собственному желанию.

Неспортивное поведение. Как спортсменки борются с сексуальным насилием
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:58 0:00

Но Аню тренируют еще и другие тренеры, есть еще тренер Саратовский, он работал с Тутминым в сборной команде Московской области. Их всеми правдами-неправдами сейчас пытаются уволить.

— Что теперь в этом случае можно сделать? Тут только, наверное, Министерство спорта должно непосредственно вмешиваться?

— Я бы вот хотела, чтобы министр спорта Московской области во всеуслышание выступил именно по этой конкретной ситуации и в целом рассказал, что происходит. Потому что он в курсе этой ситуации. И чтобы он озвучил, как в такой ситуации быть с тренером, который домогался до девочки, и почему с его распоряжения увольняют других тренеров, которые вообще здесь ни при чем.

— Спортсмены готовы Аню поддержать?

— Люди, которые, в общем-то, честно и справедливо работают на своем месте, я думаю, что все поддерживают ее. Но публично... вы сами знаете, что все боятся за свою задницу. Те же руководители и тренеры Центра подготовки спортивных команд, где Тутмин числился, и откуда его по собственному желанию уволили, там и другие тренеры числятся, находятся на зарплате. Руководители там тоже боятся. Им это не нужно. Они с удовольствием бы все это замяли.

А я категорична. Нельзя это так оставлять, тренер должен быть наказан. И его близко не должно быть, подпускать к работе в спортшколах со спортсменами, с подростками.

— После такого обвинения с доказательствами нужен запрет на профессию, тренерскую как минимум.

— Да. Но причем не по собственному желанию, а его нужно по статье было уволить. Пусть не посадить, но дать условный какой-то срок. А не просто так: решил, что уволится по собственному желанию, написал заявление и ушел. Должно быть какое-то наказание, чтобы в дальнейшем подобное не повторялось от других тренеров.

Потому что биатлон – популярный вид спорта, молодежь очень хочет заниматься биатлоном. И если мы это не пресечем сейчас, сегодня, то это возможно и в дальнейшем с другим тренером. А почему нет?

— Родители просто не отдадут детей и особенно дочерей в биатлон?

— Вот именно! Поэтому мы взялись за это, чтобы озвучить для родителей, чтобы они знали, что у нас творится. Что мы должны пресекать это дело. Девочки, которых раньше он принуждал, уговаривал, они, естественно, боялись. Они ничего не рассказывали, потому что они хотят тренироваться дальше, они хотят строить свою спортивную карьеру.

— Этих, других девочек, было много?

— Я с девочками разговаривала. Зачем их озвучивать и зачем склонять их имена? Я им верю, но другие не верят. Скажут: они много чего угодно могут наговорить. Но достаточно примера одного от Ани, чтобы не было в дальнейшем таких же ситуаций. У Ани все доказательства есть. Верят ей, не верят – у нее есть доказательства.

— Как вам кажется: можно ли после этого случая ожидать еще других? Наверняка Аня не единственная, наверняка у кого-то есть еще такие же доказательства: аудио или что-то еще, какие-то письма, записки...

— Думаю не будут. Думаю, не будет никто, потому что если у кого-то и были такие ситуации, это уже в прошлом, ворошить никто не будет. И, в конечном итоге, в любом случае они все равно боятся.

— Тренеры будут тоже бояться, чтобы, не дай бог, не обнародовали их имена?

— Которые, возможно, домогаются? Конечно, они будут перестраховываться, они будут тоже какие-то действия предпринимать, чтобы не всплыло. Но на сегодняшний день самая главная ситуация – наказать тренера, который, в общем-то, заслуживает наказания за такой проступок как с Аней, с несовершеннолетней спортсменкой. И восстановить на свои посты тренерской деятельности тренеров, которые вообще здесь ни при чем. Потому что иначе у нас биатлон Московской области просто погаснет, затухнет.

И я считаю, что президента Федерации биатлона Московской области нужно менять, раз он прикрывает такие поступки, зная о них. Этих людей надо отстранить от спорта, чтобы он у нас был более спокойный, более надежный, чтобы родители не переживали, не боялись своих дочерей, подростков отдавать в биатлон.

— Аня собирается оставаться в спорте, несмотря на всю эту ситуацию?

— Конечно. Девочке 17 лет, у нее неплохо получается стрельба. Она только-только начинает раскрываться, у нее все еще впереди. Самое главное, чтобы она психологически не надломилась. Она очень скромная, вообще ребенок. С ней сейчас нужно психологам поработать, чтобы она дальше успокоилась и продолжала работать.

КОММЕНТАРИИ

ПО ТЕМЕ

XS
SM
MD
LG