Ссылки

logo-print
Новость часа

Без следов и на "нейтральной" территории: пострадавшие говорят о пытках в киргизской полиции


Без следов и на "нейтральной" территории: рассказы о пытках в киргизской полиции
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:54 0:00

Правозащитники рассказывают о сотнях случаев, когда сотрудники МВД применяли пытки, чтобы выбить показания, или просто избивали подозреваемых или арестованных. Но единицы дел против таких полицейских были доведены до суда: пострадавшие боятся жаловаться

В настоящее время суды в Кыргызстане рассматривают только 48 уголовных дел о применении пыток по отношению к задержанным, арестованным и осужденным. Но обращений к правозащитникам с такими обвинениями – сотни, просто не все доходят до судов: жертвы часто боятся рассказывать, что с ними произошло.

Кубанычбек Жээнтаев на собственном примере убедился, что раскрываемость преступлений для киргизских полицейских может быть превыше чужого здоровья, а деньги важнее правды. Его полицейские кулаками заставляли признать, что его дочь украла сумку, которую ей на самом деле подарила подруга. Досталось и самому тринадцатилетнему ребенку.

"У нас был обыск. На следующий день я возвращался вечером домой и увидел, что участковый тащит мою дочь, в одних тапочках. Я вмешался, нас забрали в опорный пункт, – рассказывает мужчина. – Там мне предлагали заплатить деньги и все решить. Я отказался. Мы вышли в коридор. Дочь кинулась ко мне, но сотрудник ее толкнул, она ударилась о стену и упала. Я пытался помочь. Они меня тоже схватили. Скрутили руки, начали бить. Били по почкам, по голове".

Жээнтаев обратился к врачам и зафиксировал то, что его избили. Но в Октябрьском РОВД Бишкека результаты медэкспертизы ему не отдают. Зато в отношении самого Кубанычбека возбудили дело, он находится под следствием – якобы за то, что сам напал на сотрудника милиции. На избивших его сотрудников правоохранительных органов в прокуратуре уголовное дело не заводят, не объясняя причин.

"Основная причина применения пыток – это безнаказанность, – подчеркивает Нурдин Сулайманов, директор национального центра Кыргызстана по предотвращению пыток. – А основная цель – достижение каких-либо результатов, в нашем случае – получение признательных показаний. Именно поэтому большинство пыток относится к Министерству внутренних дел".

Официальная статистика МВД говорит о положительной динамике и о том, что избитых в тюрьмах, отделениях милиции и СИЗО становится меньше. Но правозащитники уверяют: дело не в растущей гуманности, а в изобретательной жестокости полицейских.

"Фиксируется, что случаи физических повреждений и телесного насилия уменьшились, но на самом деле просто чаще стали применяться другие методы пыток, – считает Азиза Абдирасулова, глава общественного объединения "Кылым шамы". – Это такие методы, которые не оставляют следы побоев на теле жертвы: надевание пакетов, или когда человека кладут на пол, заливают водой и закрывают тряпкой, так что человек задыхается".

Правозащитники говорят, что доказать применение подобных пыток крайне сложно. К тому же милиционеры все чаще переносят допросы "с пристрастием" на "нейтральную" территорию:

"Это может быть машина сотрудников милиции, кабинет, дежурная часть", – перечисляет Нурдин Сулайманов.

Правозащитники говорят, что 95% зафиксированных случаев пыток – на совести сотрудников МВД. За остальные случаи вину несут представители ГСИН и ГКНБ . В тюрьмах и колониях за нарушение правил распорядка заключенного часто ждет физическая расправа.

"Чем дальше находится регион, тем больше там вероятность применения пыток. Потому что все госорганы и большинство некоммерческих правозащитных организаций находятся в Бишкеке, – говорит Кубатбек Оторбаев, омбудсмен Кыргызстана. – Но люди сейчас меньше верят, что те возбужденные уголовные дела доходят до логического завершения".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG