Ссылки

"Избивали, душили, током били, забивали, как собаку": чеченец рассказывает о пытках в чеченской милиции


Студент из Грозного Муса Ломаев в 2004 году был обвинен в участии в незаконном вооруженном формировании. Показания из него выбивали пытками, но суд Ломаева оправдал. Сейчас Муса живет в Хельсинки и одним их первых вслух рассказал о пытках и издевательствах в подвалах чеченских отделов полиции

Делом Ломаева в 2004 году занималась лично журналистка Анна Политковская. Согласно материалам дела, два студента из Грозного, Муса Ломаев и Михаил Владовских, в 2002 году "добровольно вступили в устойчивую вооруженную группу (банду)… и приняли непосредственное участие в совершаемых ею нападениях". В частности, именно они 20 сентября 2002 года якобы заложили самодельное взрывное устройство на улице Краснофлотской в Грозном и подорвали на нем автомобиль "УАЗ", в котором ехали сотрудники МВД, в результате чего двое милиционеров из Свердловской области погибли.

31 августа 2003 года студенты также якобы заложили самодельное взрывное устройство недалеко от КПП на Старопромысловском шоссе и подорвали на нем еще одну машину с сотрудниками Новосибирского ГУВД (пять сотрудников получили травмы). А в январе 2003 года молодые люди якобы совершили разбойное нападение на улице Краснофлотской.

В качестве доказательств обвинение на суде предъявило признательные показания Ломаева. Как утверждал сам Муса, которому на тот момент было около 20 лет, эти признания из него выбили пытками сотрудники чеченской полиции.

Вот как это, по его словам, было:

"В 2004-м году меня похитили из моего дома, и с тех самых пор вся моя жизнь перевернулась", - рассказал он в интервью Настоящему Времени.

"Где-то в 4-5 часов утра выломали дверь в дом. Человек 15-20 заскакивают внутрь, начинают все переворачивать вверх дном. Меня вытащили из дома во двор, во дворе меня встретили другие, я не помню, сколько их было. Я получил удар прикладом прямо в лоб", - вспоминает чеченец.

"Меня сразу же доставили в отдел и начали пытать, с первых же минут. Первый день я помню плохо. Пытки прекращались может быть на полчаса, на час. Но и то лишь из-за того, что группа просто уставала и, возможно заменить их было некому".

"Первые несколько месяцев я вообще практически дневного света не видел, меня каждый день подвергали пыткам. Избивали, душили, током били, забивали, как собаку. Набрасывались и душили. Причем первые несколько часов или даже полдня они вообще ничего не говорили, просто тупо избивали. Лишь потом, ближе к вечеру, стали задавать вопросы", - признается Ломаев, и его голос дрожит даже спустя много лет.

*****

Однако суд Ломаева и Владовских оправдал, и это был один из немногих случаев, когда чеченские судьи выносили оправдательный по делам, связанным с бандитизмом и терроризмом. Политковская в своих материалах отмечает, что на судебных заседаниях быстро выяснилось: Ломаев и Владовских не были знакомы друг с другом — их "соединили" в "банду" уже в изоляторе временного содержания Ленинского РОВД Грозного. Тогда же в эту "банду" был добавлен еще один фигурант дела, Муслим Чудалов, на признательных показаниях которого и строились обвинения. В суд при этом Чудалова доставили в невменяемом состоянии, а его лицо все было в кровоподтеках, со следами побоев, что было отдельно отмечено в протоколе судьей Солтамурадовым.

Судебно-медицинская экспертиза подтвердила следы пыток и на теле Ломаева: множественные кровоподтеки и ссадины грудной клетки и нижних конечностей. Владовских тоже вышел из тюрьмы калекой: у него были сломаны обе ноги, отбиты внутренние органы, потеряно зрение, перебиты барабанные перепонки.

Политковская считает, что Ломаева и Владовских пытали уполномоченный уголовного розыска Ленинского РОВД Грозного Ислам Абдулов, оперативный уполномоченный уголовного розыска Ленинского РОВД Руслан Хамзатов и старший следователь Ленинской прокуратуры Мовлади Дукаев.

Сейчас Муса живет в Хельсинки, где получил убежище. Он занимается строительным бизнесом, возглавляет местную чеченскую диаспору и одним из первых начал вслух говорить об узаконенных пытках, которые в Чечне давно стали повседневностью.

Анна Политковская, которая рассказывала о его деле, 7 октября 2006 года была застрелена в лифте своего дома в центре Москвы. Ее убийство до сих пор не раскрыто. Но ее коллеги не сомневаются, что оно было связано с расследованиями пыток и других преступлений, в которых было замешано руководство Чечни.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG