Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

Уничтоженные доказательства и несуществующие показания. Как проходит разбирательство по делу "Седьмой студии"


Уничтоженные доказательства и несуществующие показания. Как проходит разбирательство по делу "Седьмой студии"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:24 0:00

Мосгорсуд отказался менять меру пресечения для фигурантов дела "Седьмой студии", по которому проходят режиссер Кирилл Серебренников и еще три человека: бывший гендиректор Юрий Итин, экс-бухгалтер Нина Масляева и бывший директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский. Малобродский, в отличие от остальных участников процесса, уже полгода содержится в СИЗО и сегодня просил судью Олега Гайдара отпустить его из-под стражи.

Адвокат Серебренникова Дмитрий Харитонов заявил, что решение суда будут обжаловать.

"Мы сейчас будем думать о том, чтобы подать жалобу в Верховный суд. Сначала в Московский городской суд, в порядке обжалования, а потом в Верховный суд. Потому что те нарушения, которые были в суде первой инстанции настолько очевидные и настолько нарушают право на защиту, что, наверное, не отреагировать на них нельзя", – рассказал Харитонов.

Адвокаты обвиняемых также потребовали рассказать, почему Минкультуры, которое, по данным следствия, является потерпевшим, уничтожило все финансовые документы, касающиеся дела.

Ни сторона обвинения, ни Минкульт не смогли уточнить, какие именно бумаги пустили в шредер. Известно лишь, что все договоры между "Седьмой студией" и министерством до 2011 года включительно больше не существуют.

Также стало известно, что один из фигурантов, бывший гендиректор "Студии" Юрий Итин не давал показаний против Серебренникова и Малобродского. Хотя ранее следователи утверждали обратное.

Другая фигурантка дела, бывший продюсер студии Екатерина Воронова еще летом уехала из России. На днях Воронова написала открытое письмо, в котором обвинила главного бухгалтера Нину Масляеву, единственного фигуранта дела, кто на самом деле дал показания против остальных, в создании "черной кассы". И заверила в невиновности Серебренникова и Малобродского.

"Нет и не может быть никаких доказательств "хищений", совершенных Серебренниковым, Малобродским и мной, — кроме не соответствующих действительности показаний главного бухгалтера "Седьмой студии", направленных на оговор заведомо невиновных лиц", — написала Воронова.

И еще одна деталь этого заседания — в деле поменялся судья. Теперь его ведет Олег Гайдар, приговоривший к 8 годам колонии Алексея Козлова, мужа правозащитницы Ольги Романовой.

О ходе дела и планах защиты Настоящему Времени рассказал Юрий Лысенко, адвокат Юрия Итина.

— Вы могли бы чуть подробнее рассказать об этом повороте на сегодняшних слушаниях, на сегодняшней апелляции, когда Юрий Итин сам сказал, что не оговаривал Серебренникова? О чем идет речь?

— Прием довольно-таки известный – разделяй и властвуй. Что делает следствие? Не устанавливает истину по делу, не добывает доказательства виновности лиц, а изолирует друг от друга. И при этом, допрашивая одного обвиняемого, в частности, как я говорил в суде, Серебренникова, задают ему вопросы из показаний, данных якобы Итиным, о том, что он показал в отношении Серебренникова, что он совершал преступления, похищал. Так же прозвучало о Малобродском, то же самое. На самом деле мы это узнали еще 17 октября 2017 года в Басманном суде, когда были представлены дополнительные материалы, вот тот самый протокол допроса Серебренникова, где и увидели этот неблаговидный, незаконный прием следствия.

— Скажите, кстати, следователи сегодня на суде, объясняя, почему люди должны оставаться под арестом, рассказали, что они за полгода огромную работу проделали. Какую работу они проделали?

— Вы знаете, все материалы я еще не видел, не знаю.

— Но объем этих материалов огромный?

— Как следует из ходатайств о продлении меры пресечения, там допрошено порядка 70 человек, даже больше 70 человек, назначен ряд экспертиз и еще проводятся экспертизы. Так указывали, по крайней мере, в ходатайстве. Да, объем для дела, для следствия, так будем говорить, немаленький.

— Скажите, пожалуйста, также стало известно из ходатайства вашего коллеги, адвоката Малобродского Алексея, что Минкульт уничтожил часть документов, которые имеют отношение к "Платформе" и к "Седьмой студии". Что значит – уничтожил? Что это за документы, насколько они важны были для этого дела?

— Вы знаете, нам, защите, неизвестно, что это за документы. Это прозвучало, я так понял, сведения получены из протокола допроса потерпевшего или представителя потерпевшего, Минкульта, когда арестовывали имущество Малобродского. Какие документы? Либо это финансовые отчеты "Седьмой студии" за проделанную работу, либо это творческие отчеты – нам неизвестно. Почему уничтожили? Мне это непонятно. Но в любом случае, я полагаю, по наитию, по логике, если бы были документы, допустим, финансовые отчеты, то мы могли бы на них опираться как на доказательства того, что никакого преступления и в помине не было.

— А раз их нет, то вы не можете на них опираться. Юрий, скажите, пожалуйста, Верховный суд с попыткой обжаловать сегодняшнее решение о мере пресечения не за горами? Вы подаете туда апелляцию?

— Вы знаете, апелляционное определение когда получим – ну сколько там, неделя-две? – нам надо его посмотреть, ознакомиться и принять решение, будем обжаловать или нет.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG