Ссылки

Новость часа

"Что мне с этими бумажками делать, в Молькино везти?" Вдова погибшего в Сирии наемника ЧВК требует пенсию для его дочери


Дмитрий Маркелов с женой и дочерью

Ольга Маркелова, жена погибшего в Сирии наемника частной военной компании Дмитрия Маркелова, уже два года требует от российских властей, чтобы ее мужа признали военнослужащим, а их 9-летней дочери Ксении назначили пенсию по потере кормильца. Того же ранее пыталась добиться и Луиза Рубанова, вдова погибшего в Сирии бойца "ЧВК Вагнера" Алексея Рубанова. Она подала иск к российским властям, требуя у правительства России компенсацию в два миллиона рублей за смерть супруга, но суд отказал ей в иске и оставил без пенсии троих детей Рубановых.

Из-за того, что официально Маркелов не был оформлен как военнослужащий по контракту, дочь Ольги и Дмитрия Маркеловых Ксения сейчас получает минимальную социальную пенсию – 8232 рубля (5183 рублей сама пенсия и 3049 – федеральная доплата до прожиточного минимума).

"Если у ребенка был папаша-алкаш, который нигде и никогда толком не работал и захлебнулся сам в рвотной массе, то ему назначают такую минималку", – рассказала Ольга Маркелова Радио Свобода. Сама женщина работает в школе, получает 16 тысяч рублей и вместе с дочерью они, по ее словам, едва сводят концы с концами.

О гибели в Сирии Дмитрия Маркелова Conflict Intelligence Team (CIT) сообщил в марте 2017 года. По данным расследователей, 32-летний старший сержант Дмитрий Маркелов входил в "группу Вагнера" и погиб от взрыва. Эти же сведения подтверждает справка о его гибели, выданная консульским отделом посольства России в Сирии. Указанная в ней дата смерти – 9 февраля, а причина – кровопотеря от пулевых и осколочных ранений.

Справка о смерти Дмитрия Маркелова
Справка о смерти Дмитрия Маркелова

По словам Ольги, Дмитрий Маркелов всю жизнь был военным. После армии он остался служить по контракту и 10 лет провел в командировках в Чечне и Ингушетии. В 2014 году он стал наемником в частной военной компании, воевал сначала на Донбассе, а потом в Сирии.

"Как война в Донбассе началась, он решил уволиться и туда поехать. Говорил, что "там людей убивают, дети гибнут", но нам этого не понять, потому что у нас все хорошо. Когда я его спросила про деньги, он ответил, что "на деньги наплевать: не заплатят – и черт с ними", он все равно туда поедет", – вспоминает Ольга. По ее словам, муж уехал на Донбасс через "ЧВК Вагнера" 31 августа 2014 года и воевал в Крыму, Горловке, в "Иловайском котле" и на территории так называемой "ЛНР".

С 2016 года Маркелов начал ездить в командировки в Сирию.

"Жизни без армии он себе не представлял, "гражданка" вообще не для него. Он и в роте в сопровождении был, и в разведроте, и Пальмиру разминировал, – рассказывает Ольга. – Приехал в отпуск, показывал мне видео, как они в Пальмиру заходят: сам впереди, сзади колонна техники. А по телевизору говорили, что российские военные научили местных, а те уже потом сами разминировали. А на самом деле "местными" были ЧВКшники".

6 февраля 2017 года гроб с телом погибшего Дмитрия Маркелова доставили в Ростов-на Дону. Ольга Маркелова вспоминает, что в родную деревню к матери тело Дмитрия привезли в цинке, а хоронить мужчину семье пришлось "на свои деньги, без документов". Позже женщина, по ее словам, узнала, что на могилу приезжали люди, которые оставили матери Маркелова деньги и дали ей подписать бумаги "о неразглашении".

Никакой компенсации на дочь за гибель отца Ольга Маркелова не получила, и именно поэтому начала добиваться выплат.

В частности, она написала письмо президенту Владимиру Путину:

"Мой муж был ветераном боевых действий на Северном Кавказе, отслужил больше десяти лет, с его зарплаты шли отчисления. Почему же теперь его дочь не имеет права на достойную пенсию? Почему власти призывают рожать детей, но как только родитель погибает, то его дети остаются в нищете?"

В ответе, который Маркелова получила после этого письма от военного комиссара Республики Татарстан Сергея Погодина, было сказано, что Дмитрий Маркелов "по собственному желанию" уволился с военной службы в рядах ВС РФ в августе 2014 года и по день смерти "работал в народном хозяйстве". Из официального письма также следует, что Маркелов якобы "проживал в Краснодаре, работал по найму в ОАО "Газпром" и этой же организацией был направлен по контракту на работу в Сирийскую Арабскую Республику, на территории которой и умер".

Дмитрий Маркелов с женой Ольгой
Дмитрий Маркелов с женой Ольгой

В краснодарском подразделении ОАО "Газпром" при этом заявили, что "Д.С. Маркелов никогда не работал ООО "Газпром добыча Краснодар".

"Это что же получается, что "Газпром" вербует наемников на войну? Сначала в Донбасс, а потом в Сирию? Ни в каком "Газпроме" Маркелов не работал, конечно, "мирной" специальности у него не было, – отвечает на это Ольга Маркелова. – А в Краснодаре он жил: в 30 километрах от Краснодара находится база "Молькино", где тренируются "вагнеровцы". Я там была один раз, в 2015 году, Дима просил, чтобы я к нему в отпуск приехала. Мой муж никогда не скрывал, что работал в "ЧВК Вагнера" (структуру считают связанной с петербургским предпринимателем Евгением Пригожиным, но сам он никогда официально этого не подтверждал).

Видео Reuters: прилетевшие из Дамаска наемники едут на базу Минобороны РФ в Молькино
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:41 0:00

Несмотря на то, что Маркелов несколько лет ездил в командировки с "вагнеровцами", контракта о службе в ЧВК у мужчины не было.

"Что мне потом с этими бумажками делать, в Молькино их, что ли, везти? Где и как искать руководителей ЧВК?" – спрашивает Ольга Маркелова.

Бывший наемник "ЧВК Вагнера" по имени Андрей не исключает, что "контракт", заключенный с Маркеловым от имени "Газпрома", мог в действительности существовать, но является фальшивкой: "Взяли бланк "Газпрома", заказали похожую печать, все равно же с этими бумажками никто никуда не пойдет, опасаясь уголовного преследования", – объясняет он.

По его словам, наемникам ЧВК сегодня предлагают за командировки в Сирию 150-250 тысяч в месяц, и "желающих получать такие деньги на самом деле много". "Представьте: мужик живет в деревне, работает и получает за это семь тысяч рублей в месяц, а тут предлагают 150-250 тысяч, – рассказывает он. – Да, это риск, но все же думают, что именно ему повезет. Но при этом гарантий в юридическом смысле вообще никаких нет. Я показывал свой контракт перед командировкой в Сирию знакомому юристу, он сказал, что эту бумажку можно смело выкинуть, она не имеет никакой силы".

"А жаловаться все равно некому, будешь болтать – можно и на срок нарваться, статью за наемничество никто не отменял, – напоминает Андрей о статье 359 УК РФ за участие в боевых конфликтах (до семи лет лишения свободы). – С родственников тоже берется подписка о неразглашении".

Полностью материал можно прочитать на сайте Радио Свобода.

КОММЕНТАРИИ

ПО ТЕМЕ

XS
SM
MD
LG