Ссылки

Новость часа

"Кампания получилась мерзкая". Марк Урнов о целительстве Столбуна, выборах и Валерии Касамаре


Заслуженный профессор Высшей школы экономики Марк Урнов не участвовал в выборах в Московскую городскую думу, но стал героем одного из скандалов этой избирательной кампании.

В начале сентября пользователь фейсбука Анна Чедия Сандермоен обвинила Урнова в том, что он в 70-80-х состоял в секте "целителя" Столбуна, ставившего своей целью излечить общество от "шизофренизации". Адепты секты ставили эксперименты над детьми, Анна Чедия утверждала, что одной из жертв жестокого обращения стала она сама.

Марк Урнов в середине 90-х был сотрудником администрации президента России, до начала 2000-х работал над концепцией экономических реформ при правительстве, в 2004 году стал деканом факультета прикладной политологии Высшей школы экономики (ВШЭ).

Урнова уже много лет связывают личные отношения с кандидатом в Московскую городскую думу, проректором ВШЭ Валерией Касамарой.

Корреспондент Настоящего Времени поговорил с Марком Урновым на выходе из избирательного участка №3036, где он голосовал вместе с Валерией Касамарой.

По округу номер 4, где находится этот участок, пытался выставить свою кандидатуру студент ВШЭ Егор Жуков, позже арестованный по обвинению в участии в массовых беспорядках, а 3 сентября переведенный под домашний арест с новым обвинением – в экстремизме.

— Вы единственный герой этой кампании, который получил только негатив, мне кажется, от этой истории. Хотел бы, чтобы вы описали все свои эмоции по этому поводу и рассказали о том, как получилось, что Валерия Александровна стала кандидатом, помогали ли вы ей или давали какой-то совет?

— Это была абсолютно не моя идея. Если бы меня спросили, я бы посоветовал ей в эту кампанию не ходить.

— Почему?

— Что, собственно, она дает нормальному человеку кроме нагрузок и нервов, во-первых? А во-вторых, кампания грязная получилась, мерзкая кампания.

— Почему вы не отвечаете на вопросы про вашу личную жизнь? Раз уже все это обсуждается, значит это требует какого-то объяснения для общества. Вы стали политиком, она стала политиком.

— На самом деле не требует. Потому что как последовательный либерал я считаю, что прайваси, личная жизнь – это личная жизнь, и ни в коем случае выносить ее на обсуждение просто недопустимо, глупо, нельзя. Кому охота копаться – пускай копаются.

— У нас есть такая история в России, как методологи, про которых все говорят: Кириенко – методолог. Когда говорят, что Касамара столбуновец – это тоже повод обсудить, потому что это все старая история, тянется с Советского Союза. Вы столбуновец?

— Какой я столбуновец? Я работал в Ленинградском институте информатики и информатизации в лаборатории системы человека, где действительно метод Столбуна анализировался. Лично меня он спас от астмы. У меня же была чудовищная астма, еженощные приступы, страшные совершенно. Он снял ее, сказал: сниму за три месяца. И она исчезла. После этого она [система Столбуна] меня, естественно, заинтересовала. Кроме того, меня заинтересовал этот метод, потому что жена моя Таня Паперная покончила с собой, там шизофрения была сильная, а Столбун провозглашал лечение от шизофрении (Виктор Столбун провозглашал, что спасает мир от "массовой шизофренизации общества" – НВ). Меня, естественно, это заинтересовало.

— Надо объяснить, какие это годы были, людям, которые не помнят.

— Это был конец 70-х – начало 80-х годов. В 1986 году все это закончилось.

— В то время вообще верили во всевозможные альтернативные способы медицины.

— Не верить в альтернативные способы было невозможно. Потому что сама по себе медицина не очень эффективная была. А кроме того, это же не очень альтернатива. Это нормальная психосоматика. Лаборатория в Питере, ее практическая часть, она под патронажем Бехтеревой была. Собственно, что там такого? Исследовались психосоматические аспекты заболеваний, а потом шел вопрос о том, как нормализовать мозг, функционирование коры и как с помощью психотерапии убрать те патологические элементы системы отношений, которые загоняют человека в болезнь. Никакой мистики.

Другое дело, что Столбун как личность, мягко говоря, тяжелая. И большего мастера, чем он, производить себе врагов я на свете не видал. Поэтому пошла волна. Кроме того, там просто еще и некие проблемы эффективности того, что он предлагал, и того, что официальная медицина имела, там тоже были проблемы. Вот и все. Все, что на это наверчено, это какой-то бред на самом деле. Просто бред.

— Почему в суд не подать? Или не стоит?

— Да не хочу я. Иду себе как слон, а там кто лает…

— Сейчас получилось так, что Валерия Александровна попала в ситуацию, когда ее многие ненавидят, может быть, не по ее вине. Стоило ли это того?

— К великому сожалению, политическая атмосфера нашего общества не терпит середины.

— Не терпит середины, потому что не все имеют доступ к участию в выборах.

— Не только в этом. Я сейчас не об участниках говорю, а об общественном сознании. Очень такое от октября, видимо, пресловутого идущее: либо ты с нами, либо ты против нас. Крайности. А все, что в середине, это неприятно, это что-то такое соглашательское, противное.

— Объясните, пожалуйста, про середину. В чем компромисс тогда и где его мера?

— С моей точки зрения, с точки зрения человека, ненавидящего любые революции, потому что я насмотрелся, если есть возможность медленно менять ситуацию, то ее нужно менять. А в нашей ситуации любые скачки просто невозможны.

— Вы понимаете, что Касамаре придется работать вместе с людьми, про которых известно, что у них там денег непонятно откуда и сколько, это все будет накладывать отпечаток на ее репутацию.

— Это не повод самой становиться коррупционером.

— А как это не сделать?

— Взять и не стать. Все воруют, я что, обязательно должен тоже пойти воровать? В том-то и дело, что если система плоха, а она обладает гигантским количеством недостатков, главный недостаток, на мой политологический взгляд, – у нас на сегодняшний день нет нормальной политической элиты. Вот нет, в принципе нет.

Касамара как-то раз проводила исследование, которое мне дико понравилось. Они опрашивали, точнее интервьюировали московских бомжей и депутатов Государственной Думы. И когда стали сличать распечатки, невозможно определить, кто есть кто. Не только по постановке проблемы, но и по словарю. Нет разницы.

— Понимают ли в администрации, в которой, я думаю, вы примерно понимаете, как люди размышляют, что если людей раз за разом прокатывать, не давать им возможности как-то себя показать на выборах, то они и становятся более радикальными?

— С моей точки зрения, такое силовое давление и убирание конкурентов, конечно, не нужно было делать.

— Они что говорят про это, люди, которым вы советуете?

— Во-первых, я с администрацией президента не общаюсь очень давно, я же ушел оттуда, как известно, в 1998 году.

— И с тех пор никаких контактов?

— Нет. Были у меня некоторые такие спорадические контакты с Сурковым, но просто раза два-три он попросил некоторых советов. Ну я их прописывал. Вот и все. Я не знаю, учитывались они или нет. Я сейчас чистый, спокойный профессор-политолог.

— Вы Валерию Александровну любите?

— Еще как, еще как. Детей у нас двое. Хорошие.

В России 8 сентября прошел единый день голосования, во время которого состоялись порядка 6 тысяч избирательных кампаний и референдумов разного уровня в 85 субъектах страны.

  • Все действующие и временно исполняющие обязанности главы регионов России, которые участвовали в выборах 8 сентября, побеждают, согласно предварительным данным на утро 9 сентября. В частности, в Санкт-Петербурге побеждает Александр Беглов, которого неоднократно обвиняли в нарушениях накануне выборов.
  • По предварительным результатам выборов, в Мосгордуму проходят 20 кандидатов от системной оппозиции – партий КПРФ, "Яблоко" и "Справедливой России". Оставшиеся 25 мест получают провластные кандидаты.

    Валерия Касамара, проректор Высшей школы экономики и кандидат от власти по 45-му округу проиграла выборы представителю "Справедливой России" Магомеду Яндиеву. Он также был участником "Умного голосования" оппозиционера Алексея Навального, то есть кандидатом, которого рекомендовал его штаб.
  • В Думе Хабаровска 34 из 35 мест получают кандидаты от ЛДПР. Один мандат получил представитель "Справедливой России". Партия ЛДПР набрала большинство и в Законодательной думе Хабаровского края – 56,12%. На выборах в краевой парламент в 22 из 24 одномандатных округах также победили представители ЛДПР.

Рекомендуем

XS
SM
MD
LG