Ссылки

Новость часа

"Есть люди, которые не любят "ЕР", и они ходят на выборы". Экс-глава штаба Навального в Москве идет в Госдуму, несмотря на домашний арест


Олег Степанов
Бывший координатор штаба Алексея Навального в Москве Олег Степанов рассказал Настоящему Времени, что планирует идти осенью на выборы в Госдуму. Степанов выдвинул свою кандидатуру в округе № 201 в Нагатино и планирует вести кампанию, несмотря на то, что пока находится под домашним арестом по "санитарному делу" и то, что к осени в отношении него, возможно, уже будет вынесен приговор. А также несмотря на то, что созданный его соратниками Фонд борьбы с коррупцией и штабы Навального к тому времени могут быть признаны экстремистскими организациями, а людям, которые причастны к таким организациям, Госдума собирается запретить избираться в органы власти. Он рассказал о сотрудничестве с партией "Яблоко" и о том, как будет агитировать в условиях ограничений, которые наложены на него властями.
— Вы выдвинули свою кандидатуру в округе № 201. Насколько велики шансы, что вас не зарегистрируют?


— Нет никаких оснований для моей нерегистрации. Да, властям, как правило, технически несложно отказать кандидатам, которые выдвигаются через сбор подписей, как самовыдвиженцы (именно так ЦИК Москвы отказал нескольким сторонникам Навального на осенних выборах 2019 года в Мосгордуму – НВ). Но политически такое решение вызывает неприятные последствия. Власти хорошо усвоили урок массовых мирных протестов 2019 года после тотального отказа в регистрациях на выборах в Мосгордуму. И уже в 2020 году координаторы штабов Навального были зарегистрированы для участия в выборах в Госдуму в большинстве регионов, а в Новосибирске и Томске стали депутатами.

Сейчас штабы Навального распущены, закрыты по абсолютно незаконному решению прокурора Москвы Попова. Но штаб был всего лишь группой из нескольких человек, которые направляли энергию сторонников в одно направление. И команда моего штаба сделает все допустимое законом, чтобы с помощью энергии этих людей не дать единороссам получить своего депутата в 201-м округе.

— Вы находитесь под домашним арестом по "санитарному делу". Также сторонников Навального преследуют по еще нескольким уголовным делам. Как вы в этих условиях будете участвовать в выборах в ГД и вести вашу предвыборную кампанию, агитировать? Что именно вы будете делать?
— У моего штаба есть четкий план, который мы составили еще до моего домашнего ареста и который совершенно не менялся. Я баллотируюсь в 201-м (Нагатинском) избирательном округе Москвы, где родился, вырос и живу сейчас. Это отличный округ, которые включает в себя все типы районов: близкие к центру – либеральные, в середине – более левые, но тоже протестные, на юго-востоке – традиционно более провластные.
По итогам голосования в Мосгордуму в 2019 году во всех районах, которые входят в мой избирательный округ, сумма голосов за кандидата от "Умного голосования" была больше, чем сумма голосов за единоросса. Если бы выборы в Госдуму проходили в 2019 году, кандидат от "Умного голосования" победил бы с небольшим перевесом в чуть больше 300 голосов. А сейчас, после падения рейтингов власти из-за "режима самоизоляции" и расследований Навального, победить здесь ставленника мэрии будет совсем просто, если вести нормальную избирательную кампанию.
Люди, которые не любят "Единую Россию", в нашем округе есть. Более того, они ходят на выборы. Наша задача достаточно простая – пройти весь округ, познакомиться с ними, рассказать, что необходимо сделать, чтобы выкинуть единоросса из парламента. Разноска листовок и газет, общение с людьми, сбор контактов – вот каков наш план.
Да, сейчас я под домашним арестом по "санитарному" делу (это абсолютно незаконные репрессии, центр "Мемориал" внес меня в список политзаключенных), поэтому не могу лично проводить встречи с людьми. Но это ненадолго – до середины лета из-под домашнего ареста я выйду. 236-я статья (нарушение санитарно-эпидемиологических правил) – легкая, по ней нельзя содержать под домашним арестом более полугода. Кроме того, возможно, в июне нас уже осудят, и я окажусь на свободе, хотя и с приговором. Но этот приговор по 236-й статье не запрещает баллотироваться, просто надо будет указывать это в бюллетене и биографии.
Кампания в цифрах выглядит так: при прогнозируемой явке 40-43% нам необходимо собрать к сентябрю контакты 80 тысяч сторонников, которые готовы прийти и проголосовать. Судя по результатам предыдущих голосований, власти могут мобилизовать лишь 70-75 тысяч голосов за кандидата-единоросса. Это включая мобилизацию бюджетников, точечные фальсификации и всю агитационную мощь служб социальной защиты.
Если мы выполним наш план – победим. Власти тоже хорошо понимают, что мы реально можем победить. Поэтому и ставят нам препятствия для попадания в бюллетень. И решить их можно двумя способами – собрать подписи как самовыдвиженец или баллотироваться от партии, имеющей право на выдвижение кандидатов без сбора подписей. Мы идем сразу по двум направлениям.
Во-первых, мы ведем конструктивные переговоры с партией "Яблоко". В процессе этих переговоров кандидат от "Яблока" Кирилл Гончаров, который в 2016 году занял второе место в округе, сменил округ! Мы надеемся, что съезд "Яблока" поддержит мою кандидатуру, потому что у нас схожие ценности и цели – вернуть Россию на путь демократического развития. Но даже если и нет – мы надеемся избежать конкуренции с демократическими политиками в округе.
Но так как съезд "Яблока", скорее, будет ближе к середине периода сбора подписей, а до него решение партии будет неизвестно, мы уже сейчас ведем работу как команда кандидата-самовыдвиженца. И по этому направлению наша цель – собрать и сдать около 15 тысяч идеальных подписей людей, которые живут в округе. Цифра большая, но она вполне вписывается в наш план по сбору 80 тысяч сторонников к сентябрю.
Так что мы ведем конструктивные переговоры с близкой нам по ценностям партией, а также собираем контакты жителей, чтобы участвовать в выборах в качестве самовыдвиженца.​
— Если вас не зарегистрируют, будете ли вы продолжать добиваться регистрации и каким образом?
— Наверное, это вопрос не ко мне. Действия властей уже долгое время не поддаются логике – возможно, потому что ее и нет. При этом я отлично понимаю иерархию страхов, которая есть у властей. Они боятся общественного резонанса и независимых источников информации – отсюда давление на СМИ, соцсети и блогеров. Но еще больше власти боятся массовых мирных протестов, особенно скоординированных и затрагивающих не только Москву, но и регионы. А самый главный страх – проиграть выборы. В каждом конкретном случае они пытаются не допустить одновременного наличия хотя бы двух из трех вариантов развития ситуации. Потому что иначе они просто потеряют контроль над ней.
Кого коснется законопроект о запрете избираться в парламент причастным к экстремистским организациям
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:48 0:00
Мы не знаем, что будет завтра — мирный митинг без незаконного разгона, как был 21 апреля, или недели террора с обысками, задержаниями и жесткими наездами на СМИ и НКО. Это непредсказуемо. Но совершенно точно, что из-за репрессий Путина больше любить не станут. А "Единая Россия" потерпит поражение на выборах, даже если попробует не допустить вообще всех независимых кандидатов.
— Вы прекрасно осознаете риски для вас, связанные с возможным признанием ФБК экстремистской организацией. Вы готовы продолжать бороться под явной угрозой нового уголовного преследования?

— Признание ФБК экстремистской организацией – абсолютно незаконно. Это политические репрессии, не имеющие ничего общего с реальностью. ФБК последовательно выступает за легальные и ненасильственные способы участия в политике. В любом случае все мои действия абсолютно законны, я не ни в чем не нарушаю закон – что еще можно сделать, чтобы не попасть под уголовное преследование?)

— ​Почему, на ваш взгляд, власть решила закрыть ФБК именно сейчас, перед выборами в ГД в этом году, а не раньше и не позже?
— Власти пытались закрыть ФБК много лет. Наиболее активно – с 2017 года. Постоянные незаконные аресты, штрафы, обыски с кражей техники на миллионы рублей. Далее – блокировки счетов, многомилионные иски. Уголовные дела, условные приговоры. Признание иностранным агентом. Попытка убить Навального химическим оружием. Колония. Теперь – экстремизм.

Давление на ФБК нарастало с каждым годом. Но ребята всегда говорили об этом с улыбкой – мол, не дождетесь. Но на самом деле это все было не самой простой историей. Давление на штабы Навального было чуть меньшим, но сопоставимым. В этой ситуации не было ничего хорошего, все понимали: власть надеялась нас уничтожить каждый раз, когда шла в атаку.

Но сейчас рейтинги "Единой России" на минимуме. И Путин вынужден прибегать к репрессиям, потому что люди перестали его поддерживать из-за роста бедности, неравенства и коррупции. Других способов удержаться у власти, кроме ликвидации политики в стране как явления, Путин не видит. Но и это не поможет. По данным социологов "Левада-Центра", в Москве 85% населения не поддерживает путинскую партию "Единая Россия". Отсюда и весь напор.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG