Ссылки

Новость часа

"Это удобная дубинка, которой могут бить независимых политических и общественных деятелей". Зачем нужно "санитарное дело"


Любовь Соболь

Сторонникам Алексея Навального продлили сроки домашнего ареста. Речь идет о фигурантах так называемого "санитарного дела". Следствие считает, что в январе 2021 года оппозиционеры призывали участвовать в акции протеста. И, по мнению властей, они "создали угрозу массового заболевания людей".

Но при этом, когда сами власти организуют митинги, это нарушением не считается. Региональные чиновники принимают специальные указы. Например, мэр Москвы Сергей Собянин подписал документ, где говорится, что ограничение на массовые мероприятия в эпидемию не распространяется на "официальные мероприятия, организуемые органами исполнительной власти". Как вирус стал для российских властей настоящим политическим оружием – расскажет Евгения Котляр.

Зачем нужно "санитарное дело"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:15 0:00

23 января на улицы в Москве, по данным МВД, вышли около 4 тысяч человек. По оценкам независимых медиа, в действительности людей было от 20 до 50 тысяч. Акции протеста в поддержку Алексея Навального, который неделей раньше вернулся в Россию и сразу же был задержан, прошли тогда в десятках российских городов.

После этого в Москве возбудили уголовное дело о нарушении санитарно-эпидемиологических норм, это 1-я часть 236 статьи Уголовного кодекса России. Фигуранты дела – сотрудники ФБК: Любовь Соболь, Кира Ярмыш, Олег Степанов, брат политика Олег Навальный, муниципальные депутаты Константин Янкаускас, Люся Штейн, Дмитрий Барановский, участница Pussy Riot Мария Алехина, а еще глава профсоюза "Альянс врачей" Анастасия Васильева и активист Николай Ляскин.

"Изначально дело возбуждалось по статье о нарушении санитарных правил. Это еще когда дело было в полиции, – говорит адвокат Любови Соболь Владимир Воронин. – Но для того, чтобы его расследовать по этой статье, люди – Соболь, Алехина, Олег Навальный, – они сами должны были нарушить санитарные правила. То есть кто-то из них должен был быть болен коронавирусом, выйти на улицу и таким образом создать эту опасность".

Потом дело перешло в Следственный комитет, уже там его переквалифицировали на “подстрекательство” к нарушению санитарных норм. То есть не Соболь, Ярмыш или Навальный вышли на акцию больные, а, по версии следствия, они подстрекали больных коронавирусом людей выходить на улицы.

"Если человек, находясь перед камерой, или пишет в интернете: всех жду в центре Москвы, выходите. Это не подстрекательство, это человек обращается к неопределенному кругу лиц, он не говорит: выходите, больные, или выходите, здоровые, – говорит Воронин. – Он не говорит: выходите, старики или младенцы. Это неопределенный круг лиц, здесь невозможно подстрекательство даже в теории".

Уголовное право, по словам адвоката Воронина, не знает такой формулировки, как “подстрекательство неопределенного круга лиц”. Тем не менее Любовь Соболь с 27 января под домашним арестом. Ей сразу же предъявили обвинения и допросили в качестве обвиняемой. После этого полтора месяца тишины, по словам защитника, никаких следственных действий не проводилось. Но на прошлой неделе появилась лингвистическая экспертиза по всем фигурантам с анализом того, был ли в их словах призыв нарушать карантин.

"Вот эта конструкция, она не жизнеспособна, и дело не должно иметь судебной перспективы, другое дело, что цель этого уголовного преследования даже не в том, чтобы довести дело до суда, а в том, чтобы людей поместить под домашний арест, изолировать лидеров мнений и не давать им призывать людей", – говорит адвокат Анастасии Васильевой Дмитрий Джулай.

Адвокат Анастасии Васильевой, которой удалось оспорить меру пресечения в виде домашнего ареста и заменить его на запрет определенных действий, объясняет, что поводом для заключения почти всех фигурантов дела, мог стать допрос одного из участников акции.

"В материалах, которые обосновывали избрание меры пресечения, был допрос некоего человека, который якобы был на самоизоляции, и он не получил повторный тест. Первый анализ он сделал, что здоров, а второго не дождался и покинул жилище, нарушив самоизоляцию, возможно, будучи больным. Мы не знаем этого точно, поскольку не видели документов, его справки. И пошел на этот митинг. Есть такой допрос. Не знаю, чем его пугали, но он был привлечен к административной ответственности за этот митинг", – говорит Джулай.

В постановлении московского управления СК, которое попало в распоряжение журналистов "Медиазоны", говорится о допросах 300 человек по "санитарному делу". Следственный комитет намеревался повторно допросить еще 50, но из-за того, что сделать это вовремя не удалось, для всех фигурантов меру пресечения (у большинства это домашний арест) просили продлить.

"Это дело – такая удобная для властей дубинка, которой они могут бить независимых политических и общественных деятелей в нашей стране, – говорит сотрудник ФБК Руслан Шаведдинов. – Это история по запугиванию, в первую очередь, чтобы показать всем, что такое может быть. И персонально против этих людей, конечно, чтобы они не занимались своей деятельностью. В случае с Соболь это воспрепятствование ее политической деятельности, она идет на выборы в Госдуму. В случае с Кирой: Кира – пресс-секретарь, напрямую ее работа связана с общением с прессой. Она сейчас под домашним арестом с запретом на пользование интернетом, это фактически запрет на профессию".

Басманный районный суд 18-го и 19 марта продлил меру пресечения для всех московских фигурантов до 23 июня.

"Мы сидим под домашним арестом два месяца, в принципе, бытово более-менее привыкли, – говорит журналистка и девушка Олега Степанова Елизавета Нестерова. – Нельзя сказать, что это самое страшное, что может произойти с фигурантом политического дела в современной России. Конечно, СИЗО хуже, намного спокойнее, когда человек дома, со своими кошками, ест еду, которую готовлю я. Я думаю, это люди, от кого власть ждет выдвижения в Госдуму, их решили таким образом нейтрализовать".

Баллотироваться на выборы пока можно и из-под домашнего ареста, но это сложнее: все документы в таком случае следует подавать через адвокатов. По мнению журналиста и муниципального депутата Ильи Азара, который только вышел после очередного административного ареста в 15 суток, до старта предвыборной кампании к сентябрьским выборам в Госдуму давление на потенциальных демократических кандидатов будет только усиливаться.

"Давление на депутатов, политиков к выборам будет продолжаться, наверное, еще жестче, – говорит Азар. – Мне кажется, до выборов всех так или иначе нейтрализуют или через "дадинскую" статью или через статью о сотрудничестве с нежелательными организациями, идет тоже уголовный срок после, сколько там, на третьем протоколе".

Кроме московских фигурантов “санитарного дела”, уголовное дело возбудили в отношении главы нижегородского штаба Навального Романа Трегубова. Правозащитный центр "Мемориал" признал фигурантов “санитарного дела” политзаключенными.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG