Ссылки

Новость часа

"В цивилизованном государстве это называется воровство". Сооснователь BY_help – о блокировках счетов оштрафованных белорусов и своем деле


Алексей Леончик

Десятого ноября стало известно, что белорусские власти блокируют счета получателей помощи от фонда BY_help: этот фонд помогает белорусам, которые были арестованы и избиты во время протестов, и помогает им оплатить штрафы, часто значительные. На 26 октября фонд выплатил пострадавшим после выборов 9 августа более $1,1 млн: эти деньги были собраны неравнодушными людьми по всему миру.

На следующий день, 11 ноября, стало известно, что один из основателей фонда Алексей Леончик был признан подозреваемым по делу о публичных призывах к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности (часть 3 статьи 361 УК). По этой статье ему грозит до 5 лет тюрьмы.

"Установлены факты перечисления с подконтрольного ему счета в одном из западных банков денежных средств для поддержания протестных акций в Беларуси и оказания материальной помощи лицам, принимающим в них активное участие", – говорится в сообщении белорусского МВД.

Леончик рассказал Настоящему Времени, что сейчас находится в Лондоне. Он заметил, что в цивилизованном государстве подобная блокировка счетов получателей помощи "называется воровство", и сравнил действия властей Беларуси с властями Венесуэлы и Северной Кореи. Он также посоветовал получателям помощи от BY_help завалить жалобами органы-регуляторы и банки, которые подчинились решению властей, и пообещал, что фонд продолжит свою работу.

— Как вы узнали о блокировке счетов получателей вашей помощи и что вообще произошло?

— Я проснулся и вижу кучу сообщений в чате о том, что нашим подопечным начали блокировать счета. Когда мы начали разбираться, то оказалось, что счета не то чтобы блокируют, а забирают те суммы, которые люди получали от меня, блокируют те же суммы.

То есть если человек от меня получил, условно, 500 рублей, то ему заблокируют те же 500. Некоторые сообщали, что им полностью заблокировали все счета, то есть не просто была списана определенная сумма – 500 рублей или сколько там, а человек был именно лишен доступа к счету. Это называется блокировка счета, арест счета.

Когда мы начали разбираться, поняли, что это касается всех счетов, на которые люди получали переводы от меня в частном порядке, компенсации за аресты и штрафы.

— Это были переводы от вас как от частного лица?

— Это переводы от частного лица меня – частному лицу в Беларуси. Это по любому законодательству никакая не уголовная ответственность. Сделать это уголовной ответственностью мог только достаточно больной разум.

Частные переводы – это огромное количество денег, которые приходят в Беларусь каждый год, каждый месяц. Множество людей пересылают деньги своим родственникам, живущим в Беларуси, например те, кто работают за границей. Я знаю, что во многих странах вроде Молдовы такие частные переводы составляют гигантскую долю ВВП, без них экономика станет гораздо меньше. Перевод банковским переводом, Western Union, чем угодно – это не перевод от институции за границей частному лицу, на которое распространяется положение о какой-то гуманитарной помощи. Это перевод от частного лица частному лицу. И то, что это криминализовали, – это вообще уже выходит за какие-либо пределы логики в моем понимании.

— Что вы будете делать? Отзывать эти деньги?

— Пока мы не думали о возврате этих денег. Мы пока работаем над планом, что делать тем людям, которые пострадали таким образом.

Первый шаг, который им нужно предпринять, – это жалоба в банк в письменной форме. Банк обязан на это ответить.

Моя позиция заключается в том, что если банки хотят в этом смысле быть пособниками, то, по крайней мере, их можно затопить бумагами. Это то, что в любом случае нужно делать. Потому что если заблокировали сумму на вашем счету, вы имеете абсолютно полное право прийти и потребовать объяснения, потому что это ваши деньги. В любом цивилизованном государстве то, что произошло, называется словом "воровство".

Следующий шаг – мы разрабатываем мануал, как людям, которые получили от меня деньги, вести себя в случае каких-то дальнейшего непозитивного развития ситуации.

А что касается возврата денег, помощи тем людям, которые фактически пострадали дважды (один раз они пострадали от пыток, а второй раз они пострадали из-за того, что у них были изъяты деньги, которые они получили в качестве небольшой компенсации за эти пытки, которые были собраны белорусами по всему миру), – пока мы этот вопрос обсуждаем с другими фондами, с другими инициативами. Решаем, чем конкретно мы можем здесь помочь. Пока я не могу сказать, но эта информация может быть опубликована в течение нескольких следующих дней или недели.

В любом случае, мы не оставим этих людей в беде. Но каким конкретно образом мы будем исправлять эту ситуацию – это вопрос обсуждения между всеми инициативами, которые помогают белорусам. Пока самое главное – это формальный поток жалоб на изъятие денег и максимальное опубличивание этой ситуации. Потому что в моем понимании любой банк должен заботиться о своей репутации.

— Как вы думаете: это был приказ сверху и банки не могли отказаться его исполнить?

— Я понимаю, что банки в Беларуси находятся в рамках так называемого белорусского законодательства. Так называемого – потому что вряд ли это можно назвать законодательством. Потому что то, что произошло, я говорю о блокировке частных переводов частных лиц, вообще не вписывается ни в какие нормы, потому что никакой закон не был нарушен.

Но банки все равно должны думать о своей репутации. И тот факт, что белорусские банки пошли на такую блокировку счетов, этот факт должен стать, мне кажется, известным международной общественности. Тот же самый Raiffeisen, который имеет долю в белорусском Приорбанке, должен быть осведомлен о том, чем занимается Приорбанк. Я понимаю, что только часть вины лежит на Приорбанке, но тем не менее потребовалось две стороны, чтобы сыграть роль в этом, – Следственный комитет и наша банковская система. По крайней мере, кто-то должен ответить.

— Как вы измените механизм получения денег вашими подопечными с учетом того, что произошло?

— Я не имею права вдаваться в детали переводов, мы продолжаем обрабатывать заявки, мы продолжаем компенсировать штрафы, мы продолжаем делать компенсации по травмам. Это все будет проводиться, естественно, с учетом этих рисков, которые только сейчас появились. Повторюсь, криминализация частных переводов из-за рубежа в Беларусь, то, что тысячи людей делают каждый день, – это выходит за рамки даже Венесуэлы. Это уже пробивается к уровню Северной Кореи.

Поэтому BY_help продолжит работу с учетом вот этих рисков, мы и не думали останавливаться. Вся команда, наоборот, после произошедшего вчера очень даже позитивно подтвердила, что мы продолжаем. И мы продолжаем.

— То, что в отношении вас завели уголовное дело, как-то повлияет на вашу работу?

— Спасибо за внимание и уважение, оказанное Следственным комитетом мне лично. Это ирония, если что.

Меня это, естественно, беспокоит, но на фоне того, что в Беларуси полтысячи уголовных дел были возбуждены против людей, которые просто выходили на улицу, по абсолютно надуманным причинам, которые даже не били ничего, не ломали, – то я просто один из многих. Не думаю, что из этого нужно делать какой-то дополнительный инфоповод. Ну, было 500 уголовных дел, станет 501. Будет и больше, потому что система сорвалась с цепи, она уже не имеет ничего общего с правом. И это, мне кажется, уже конвульсии, потому что сильная вертикаль так себя не ведет.

Побывавшие "на сутках" в ЦИП на Окрестина рассказали об изоляторе и показали свои рисунки
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:10 0:00

Если власти считают, что таким образом они смогут успокоить протесты, то нет, они не смогут успокоить протесты, потому что протестует фактически все общество. И выдумка на тему того, что мы финансируем какие-то беспорядки, – это вообще полный, исключительный бред. Потому что я пересылал деньги как частное лицо и пересылал деньги частным лицам. Это было сделано в рамках компенсации за те травмы, за те пытки, которые люди понесли. Поэтому я на самом деле ни о чем не жалею. Если они хотят возбуждать уголовное дело – ради бога, пусть дальше себя закапывают.

— Вы уже постановление о возбуждении дела получили, знаете подробности?

— Я, естественно, не получал. Потому что если они что-то и направили, в чем я очень сомневаюсь, то они это направляли на какой-то, возможно, белорусский адрес. Обычно они не направляют ничего. Я узнал о деле из СМИ. Ну, буду дальше следить.

Если они хотят, они могут переслать это на мой британский адрес, я с удовольствием с этим ознакомлюсь. Только я очень сильно сомневаюсь, что у них есть деньги, чтобы отправить это на британский адрес.

— Вы в целом были готовы к такому повороту событий в отношении вас?

— Я не скажу, что я не был готов к такому развитию ситуации. Я подозревал, что уголовное дело может быть возбуждено, но это все равно внезапность.

Но я хотел подчеркнуть две вещи. Первая: BY_help будет продолжать работать так же, как он работал, с учетом этих рисков. Тут ничего не меняется, на это эти товарищи рассчитывать не могут, мы такого удовольствия им не доставим. И второе: как мне кажется, это конвульсии, им недолго осталось. Я на самом деле очень рад тому, что многие люди звонят и высказывают с нами солидарность, благодарят нас за то, что мы делаем. Поэтому мы работаем дальше, мы не останавливаемся.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG