Ссылки

Новость часа

"Если не буду читать намаз и ходить в мечеть, наверное, сойду с ума". Рассказ афганца, высланного из РФ на родину накануне прихода талибов


Гулам Хабиб Гулам Мохаммад родился в Афганистане, но много лет жил в Ростове-на-Дону: он работал на местном рынке. В прошлом году его депортировали из России, признав виновным в несообщении о возможном теракте: Гулам не рассказал полиции о соседе, который, по данным следователей, вербовал юношей в движение "Талибан". Оно признано в России террористическим и запрещено, несмотря на то, что представители МИД РФ поддерживали регулярные связи с исламистами и приглашали их на переговоры в Москву.

Афганец говорил ростовским силовикам, что его нельзя высылать на родину: там его жизни угрожает опасность. В ответ следователи предложили ему сделку: сознаться в преступлении в обмен на разрешение остаться в России. Гулам Мохаммад согласился на сделку и был осужден (его приговорили к штрафу), но силовики свою часть сделки не выполнили, и в июне 2021 года афганца все равно депортировали на родину. А уже в августе 2021 года Афганистан почти полностью перешел под власть талибов.

В разговоре с Кавказ.Реалиями Гулам Мохаммад сказал, что "устал от жизни беженца", и рассказал о том, что происходит в Кабуле прямо сейчас, в том числе – о том, как выглядит аэропорт, в котором тысячи афганцев и иностранцев ждут эвакуации, и где накануне произошел масштабный теракт.

– Что с вами произошло после вашей депортации из России?

– Когда меня депортировали, я уехал в родную деревню в Афганистане, пожил там дней десять и ушел на службу (в правительственный отряд – ред.). Мы с отрядом патрулировали деревню, обеспечивали безопасность. Я прослужил там месяц, но когда талибы начали наступление, командир приказал нам сдать автоматы и бежать, потому что вариантов биться у нас не будет. Я уехал в Кабул в гости к сестре.

Сейчас в Афганистане находятся не только талибы, но и формирования "Исламского государства" (также признано в России террористическим и запрещено – ред.), километрах в тридцати от Кабула люди их видели. Еще в центре столицы можно иногда увидеть пакистанскую армию, у них своя военная форма, они тоже здесь что-то ищут. Я так понял, что в этой заварухе замешано много стран. Здесь афганцы ничего не решают, в основном политику решают из-за границы.

– Какая обстановка в городе?

– Все жители убегают в панике, иностранцы тоже бегут. В аэропорту Кабула около 70 тысяч человек ждут, когда откроются ворота, чтобы улететь. Но люди, у которых не было открытых виз, вылететь не могут: посольства многих стран поменяли свое местоположение и перешли в аэропорт, куда так просто не попадешь.


Перед аэропортом стоит оцепление: ближе всего к нему американские солдаты, затем афганские спецназовцы, которые воевали за них – американцы заберут их с собой. Потом оцепление талибов, а потом – толпа людей. Иногда ворота открываются и оттуда говорят: пустите, например, 50 человек. И они проходят. В аэропорту были перестрелки, даже стреляли в толпу, люди умирали под давкой из-за паники. В общем, там полный хаос.

– Как талибы относятся к жителям города, к женщинам?

– Талибы пока не трогают обычных людей, они начали с тех, кто занимал высокие чины при прежнем правительстве. Вламываются в их жилье, проводят обыски, забирают эти дома себе. Ну и много времени у талибов уходит на разворовывание военной техники – они отправляют ее в Пакистан. Когда закончат это делать, тогда и будет видно, что станет с простыми людьми.

Женщинам здесь тяжко: все они сидят дома, их близкие не разрешают им выходить на улицу. Только мужчины выходят. Женщины помнят, какими талибы были в прошлом, боятся, что они ворвутся в дом, убьют мужчин, а их увезут в Пакистан и продадут в рабство. Если беспорядок будет в стране, никто ни от чего не застрахован, поэтому они переживают.

– В Кабуле сейчас работают магазины, школы? Какие-то предприятия?

– Кабул очень сильно изменился. Все учебные учреждения закрыты, неизвестно, смогут ли дети учиться. Закрыты многие госучреждения, банки тоже. Например, через "Вестерн Юнион" никто не может выслать сюда деньги. Безработица и так была, а сейчас еще хуже стало. Многие люди, которые здесь работали на госучреждения, ушли на пенсию, а сейчас им ее не платят. Только в моей семье семь человек остались без пенсий.

Каналы, по которым в Кабул шли бензин, газ, продукты, сейчас частично перекрыты. Из-за этого хаоса торговцы поднимают цены. Например, если раньше помидоры стоили 20, то теперь они стоят 35. Но магазины работают – правда, часов до 9 вечера. Можно поесть мороженое, сходить в кафе, в парикмахерскую. Интересно, что в витринах больше нет фотографий женщин, это обязательное условие, если хочешь продолжать работать.

– Насколько безопасно сейчас в городе?

– Вчера вечером я прогулялся с племянником, домой мы пришли где-то в половине одиннадцатого. На улицах спокойно, воровства нет. В самом городе стало мало людей. По ночам, часов с одиннадцати, на улицах единицы людей увидеть можно, в основном все стараются сидеть дома, чтобы не искать приключений на свою жопу.

Талибы стоят на всех блокпостах и патрулируют территорию города – на тех же машинах, на которых раньше ездила полиция. Они забрали и полицейские участки себе, все под их контролем. Но если грубого нарушения прав жителей нет, к тебе не подойдут на улице, если спокойно идешь своей дорогой, тебя не трогают.

– Местные СМИ, телеканалы работают?

– Местные каналы очень изменились. Перед тем как талибы захватили Кабул, всех телеведущих предупредили, и многие из них уехали за границу, заранее зная о хаосе, который наступит. Каналы продолжают работать, но там крутят новости и передачи о правильном исламе. А развлекательные программы, там, где песни были, закрыли. Можно что-то другое посмотреть, только если дома есть спутниковая тарелка. Новости я в основном узнаю в Facebook, в TikTok, от людей.

– Что вы будете делать, будете ли пытаться уехать из страны?

– Если я не буду читать намаз и ходить в мечеть, наверное, сойду с ума. Недавно стали ходить слухи, что талибы разыскивают участников нашего военного отряда, в деревне, где я жил, ищут нас по домам. Я не знаю, что будет, просто жду. Если честно, я даже не собираюсь уезжать, потому что мне надоела жизнь беженца. Но и вариантов жить здесь нет, здесь будет только хуже.

У меня есть хорошие документы, я год работал переводчиком на войска НАТО. Постараюсь договориться о том, чтобы вывезти хотя бы часть своей семьи, помочь им уйти отсюда. А сам постараюсь уехать из Кабула. Может, в сторону Панджшера, если там будут отряды против талибов. Потому что обратно в Россию я не хочу и за границу не хочу.

У людей, которые остались здесь и не могут уехать, печаль в глазах. Их можно понять, например у человека жена, четверо дочерей, трое сыновей, и он не может им ничем помочь. Это очень печально.

– Вы бы хотели, чтобы в вашей жизни все сложилось по-другому?

– На то, что у меня в судьбе получилось, я даже не жалуюсь. Я благодарю Бога, что я могу своими глазами увидеть любые ситуации, плохие и хорошие. Мне хочется, чтобы во всем мире был порядок, чтобы люди жили в добре.

Любой человек любит свободу, и я хочу жить в свободной стране, а не по правилам рабства, которые навязывают другие люди. Хочу остаться нормальным человеком и чтобы никакая ситуация не могла это изменить. Идти прямой дорогой – вот это мое желание. Я постараюсь выжить.

Полностью интервью опубликовано на сайте Кавказ.Реалий

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG