Ссылки

Новость часа

"Как можно судить за участие в организации, если организация уже ни в каком виде не существует?" В чем обвиняют Андрея Пивоварова


Бывшего исполнительного директора "Открытой России" Андрея Пивоварова, на которого завели дело по статье 284.1 УК РФ ("Осуществление деятельности нежелательной организации") и которого задержали и продержали ночь в СК на допросе, вообще не могут судить по этой статье, заявила Настоящему Времени бывший координатор "Открытки" Татьяна Усманова. Она подчеркнула, что организация была ликвидирована 27 мая, о чем публично объявила, а "дело в отношении Андрея было возбуждено 29 мая".

"Это лишний раз показывает, что у них на него ничего нет и в их документах никаких доказательств нет. Как можно судить человека за участие в организации, если эта организация уже ни в каком виде не существует?" — подчеркнула Усманова.

Пивоваров вечером 31 мая сообщил, что его сняли с рейса Петербург – Варшава в аэропорту Пулково, когда он улетал в отпуск, после чего доставили в Следственный комитет для допроса по уголовному делу и продержали там всю ночь. Как писали его соратники, чтобы снять Пивоварова с рейса, самолет развернули на взлетной полосе: на паспортном и пограничном контроле вопросов к Андрею не возникло.

Первого июня стало известно, что в Краснодаре на Пивоварова возбудили уголовное дело по статье 284.1 УК РФ ("Осуществление деятельности нежелательной организации") – за репост в фейсбуке в августе 2020 года сообщения "Объединенных демократов" о регистрации кандидатов проекта в муниципальных образованиях. По этой причине бывшего директора организации доставили из Петербурга в Краснодар "для осуществления следственных действий". В ближайшее время суд в Краснодаре должен избрать ему меру пресечения, обвинение будет настаивать на том, чтобы это был арест в СИЗО, так как Пивоваров живет в другом городе.

Усманова, которая улетела в Краснодар, чтобы оказывать там Пивоварову юридическую поддержку, рассказала Настоящему Времени, что защита будет делать все, чтобы экс-глава "Открытой России" не был помещен в СИЗО.

"Я думаю, что Андрея доставят в Краснодар сегодня, если не этим рейсом, то следующим, суд по мере пресечения для него будет, скорее всего, в среду в Октябрьском суде Краснодара, так как это якобы "преступление" имело место на территории Краснодара, и следственные действия будут проходить в этом же городе, – пояснила она. – Поэтому я сейчас сижу в Краснодаре, чтобы освещать эту ситуацию и помогать Андрею. Я понимаю, что его нужно вытащить. Потому что если его с такой помпой закрывали, останавливали самолет и вытаскивали его оттуда с Росгвардией, то, к сожалению, это означает, что у силовиков довольно серьезные планы на его судьбу. И я хочу сделать все что от меня зависит, чтобы облегчить по возможности эти дни для Андрея".

"Как минимум мы хотим сделать все, чтобы в качестве меры пресечения для него не был избран СИЗО. Как вы понимаете, следователь будет ходатайствовать о заключении его в СИЗО или о домашнем аресте. Поэтому мы все утро с коллегами искали квартиру, в которой Андрей мог бы находиться во время домашнего ареста, если таковая мера ему будет избрана. Мы ее нашли, вносим сейчас предоплату, подпишем договор, для того чтобы подтвердить в суде, что у Андрея есть квартира в Краснодаре, в которой он сможет находиться", – рассказала Усманова.

Она заметила, что уже несколько человек в России были осуждены или находятся под следствием по статье 284, и с каждым месяцем силовики применяют по отношению к ним все более жесткие меры.

"По статье 284 уже была осуждена Анастасия Шевченко: она получила условный срок, а также Яна Антонова: у нее обязательные работы. И Настя, и Яна живут на юге: Яна в Краснодаре, Настя – в Ростове. И я более чем уверена, что это все – такая эффективная совместная работа администрации президента и региональных силовиков, которые готовы выслужиться и принимать любые заказы, в том числе сажать любых оппозиционеров, если попросят, – подчеркнула Усманова. – У нас также есть дело против Антона Михальчука: оно было возбуждено, но Антон находится не в России, поэтому суда над ним не было. И есть очень грустная история из Нижнего Новгорода: дело было возбуждено в отношении Михаила Иосилевича, который никогда не имел отношения к "Открытой России". У него просто была площадка в Нижнем Новгороде, которая принимала оппозиционеров, проводила тренинги по наблюдению на выборах и так далее".

Усманова еще раз подчеркнула, что "Открытая Россия", в руководстве которой обвиняют Пивоварова, была как организация ликвидирована 27 мая.

"Мы ликвидировали "Открытую Россию" 27 мая, о чем публично объявили. Дело в отношении Андрея было возбуждено 29 мая. Это лишний раз показывает, что у них на него ничего нет и в их документах никаких доказательств нет, – заметила Татьяна Усманова. – Как можно судить человека за участие в организации, если эта организация уже ни в каком виде не существует? И это я еще опускаю тот момент, что "Открытая Россия" незаконно считается властями "нежелательной" организацией, потому что таковой может считаться только иностранная организация. А "Открытка" была при мне учреждена в Москве два с половиной года назад как российская организация".

Дело Пивоварова: за что преследуют экс-директора "Открытой России"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:04 0:00

В Уголовном кодексе в примечании к статье 284.1 сказано, что человек, добровольно прекративший участие в деятельности "нежелательной" организации, "освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления".

"Открытая Россия" – российское общественное движение, которое российские власти признали "нежелательной" организацией. Такими организациями прокуратура в 2017 году также признала зарегистрированные в Великобритании OR (Otkrytaya Rossia) и Open Russia Civic Movement, Open Russia. После этого решения связанных с "Открытой Россией" людей начали штрафовать по административным делам, а затем заводить на них уголовные.

"Я знаю об обысках у Дмитрия Гудкова и его семьи, у Саши Соловьева и Виталия Венидиктова. По документам эти обыски никак не связаны с "Открыткой", там очень странное дело о неуплате налогов за арендуемое помещение, – отдельно заметила Усманова. – Совершенно не представляю, о чем может идти речь и как это дело объединяет Диму, Виталия и Александра".

Буракова: "Любая деятельность, не согласованная с властью, на Кубани нежелательна втройне"

О том, почему дело на Андрея Пивоварова возбудили именно в Краснодаре, и зачем нужно было останавливать самолет с оппозиционером, мы поговорили также с бывшим председателем "Открытой России" Анастасией Бураковой.

Бывший председатель "Открытой России" Анастасия Буракова – о деле Андрея Пивоварова
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:53 0:00

– Какие последние новости по Андрею Пивоварову?

– Его доставили в Краснодар, планово рейс должен был прилететь в 2 часа 5 минут. Дальше последует допрос в Следственном комитете еще один, и мы предполагаем, что будет предъявлено обвинение.

– Известно ли, когда будет суд в Краснодаре?

– Пока еще не понятно, будет ли суд по мере пресечения, потому что меру пресечения, не связанную с арестом, может избрать следователь самостоятельно. Пока все только со слов следователя, никаких бумаг адвокат не видел, ну и я думаю, что в ближайшее время мы узнаем, будет ли суд, и если будет, то когда – сегодня или завтра.

– Получается, что в основу дела лег репост в фейсбуке?

– Все верно, то есть фабула такая: Андрей, будучи дважды в течение года, это был 2019 год, привлеченным к административной ответственности, снова совершил, как они считают, правонарушение – своим репостом осуществлял деятельность нежелательной организации. "Объединенные демократы" никогда не признавалось нежелательной организацией, и у Следственного комитета нет такой компетенции признавать какие-либо организации нежелательными. Впрочем, это такая кубанская модель правосудия, поэтому я не очень удивляюсь таким действиям – признавать организации нежелательными может только прокуратура. Кубанская модель правосудия – это в том числе и дело Яны Антоновой, у которой в фабуле дела были репосты, например, с цитатой Влада Листьева или пост с приглашением на согласованный митинг памяти Бориса Немцова, или пикет с требованием достроить бассейн в Краснодаре. То есть любая деятельность и любая гражданская активность, не согласованная с властью, на Кубани нежелательна втройне.

– Но как возможно, что кубанские следователи вдруг останавливают самолет на взлетной полосе в Пулково?

– Это вообще довольно странная история с остановкой самолета и с последующими заявлениями Следственного комитета о том, что Пивоваров пытался куда-то скрыться, потому что ни о чем до задержания и до остановки самолета на взлетно-посадочной полосе он не знал. То есть ему не звонили, не приходили к нему домой, очевидно, что все знают его адрес, прокуроры регулярно носят ему предостережения перед крупными митингами о недопустимости нарушения закона. Все имеют его телефон, чтобы позвонить, пригласить на составление протокола. И то, что с ним никто не мог связаться и якобы не знали его каких-то контактов, понятно, что это аргумент в пользу бедных. Не ясно, почему два дня дело уже было возбуждено, как выяснилось, но по Пивоварову не проводились никакие действия, никто его ни о чем не уведомлял, и потом Следственный комитет заявляет, что он якобы хотел сбежать. Но они так могли тянуть еще неделю, еще 10 дней, не знаю, еще месяц и потом размахивать этим делом от 29 мая, и говорить, что "вот, он пытался сбежать", но человек даже не находится ни в базе розыска, не знает, что в отношении него в Краснодаре, где он был в 2020 году две недели, когда помогал Яне Антоновой в избирательной кампании, что-то могли возбудить. Это бред, конечно. И не знаю, может быть, понравился маневр Лукашенко кому-то, может быть, там восхитились, решили, что такие же крутые, но факт остается фактом: человек узнал по факту задержания о том, что какое-то уголовное дело возбуждено еще и в другом регионе.

– Обыски, которые сегодня проходили в Москве у Соловьева, связаны, на ваш взгляд, с делом Пивоварова?

– Я в целом связываю всю череду преследований гражданских активистов с предстоящими выборами. Мы видим изменения в законодательстве: это полное закручивание гаек, причем некоторые законопроекты, например, о запрете баллотироваться якобы членам, участникам, поддерживающим экстремистские организации, которые имеют обратную силу, когда организация экстремистской никакой не была. Эта вся череда обысков, преследований, эти безумные уголовные дела по перекрытию дорог или по нарушению санэпиднорм – это все, конечно, приурочено к думским выборам. Думаю, что, к сожалению, это не последние репрессии, которые мы увидим. Сейчас до начала активной фазы избирательной кампании, на мой взгляд, будут пытаться запугать всех, кто имеет отношение к любой политической силе, даже небольшой какой-нибудь. Например, Дмитрий Гудков – я не могу отнести его к каким-то очень радикальным людям или чтобы он предпринимал какие-то действия, которые бы очень сильно раздражали власть, как, например, Алексей Навальный с антикоррупционными расследованиями. Но вместе с тем мы видим, что и команду Дмитрия Гудкова сегодня по, на мой взгляд, совершенно безумному уголовному делу обыскали. Ну это метод давления, никак иначе я не могу это назвать.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG