Ссылки

Новость часа

"Наступает время людей и идей, а не флагов". Андрей Пивоваров – об ужесточении закона о "нежелательных организациях" и ликвидации "Открытки"


"Как структура мы не будем перерождаться". Политик Андрей Пивоваров – о закрытии движения "Открытая Россия"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:58 0:00

"Как структура мы не будем перерождаться"

"Открытая Россия" прекращает свою деятельность и закрывает отделения в регионах. Об этом 27 мая объявил в фейсбуке исполнительный директор движения Андрей Пивоваров. По его словам, все члены "Открытки" исключены из организации – "во избежание возможного преследования". "Госдума готовится ужесточить статью 284.1 УК РФ (о деятельности на территории России организации, признанной "нежелательной" – НВ), а нам не нужны новые штрафы и уголовные дела, и мы хотим защитить наших сторонников", – заявил Пивоваров.

В апреле 2017 года Генеральная прокуратура признала нежелательными на территории России три иностранные неправительственные организации, среди которых зарегистрированная в Великобритании организация Михаила Ходорковского "Открытая Россия", Институт современной России (США) его сына Павла Ходорковского и общественное сетевое движение "Открытая Россия" (Великобритания).

"Открытая Россия" заявила о закрытии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:14 0:00

Ранее о закрытии в связи с преследованиями объявил созданный оппозиционным политиком Алексеем Навальным Фонд борьбы с коррупцией. Означает ли это конец несистемной оппозиции в России?

– Третьего мая в Госдуму внесен законопроект, который направлен четко против "Открытки", то есть у нас был уже закон о нежелательных организациях, а теперь его ужесточили, – объясняет Пивоваров Настоящему Времени. – Если раньше требовались два административных протокола в течение полугода [для возбуждения уголовного дела], то после принятия законопроекта любого человека, которого обвинят в руководстве или координации проекта "Открытой России", можно будет привлечь по уголовной статье. Мы не являемся "нежелательной организацией", мы не "иноагент", не кто-то там, мы российская организация, но в судах из раза в раз эти аргументы игнорируются – просто по протоколам эшников (сотрудников Главного управления по противодействию экстремизму МВД России – НВ) нас судят, получаем административки, а теперь будут давать уголовки.

У оппозиции, у людей, которые выступают за сменяемость власти, число сторонников растет, их уже подавляющее большинство

Дожидаться, когда будет третье чтение [законопроекта в Госдуме], смысла нет, это вопрос двух-трех недель. Поэтому мы решили пойти на опережение, ликвидировать структуру, не ликвидируются, конечно же, наши внутренние знания, но структура как цель для организации более не существует. То есть мы распустили региональные отделения, распустили совет, аннулировали членство всех, отзовем иски в Минюст, которые у нас идут сейчас. Цель – безопасность. А как структура мы не будем перерождаться, не будем называть заново какую-то другую организацию, потому что это продолжит деятельность. Поэтому, к сожалению, дальше каждый [действует] в индивидуальном качестве, ничто не мешает нам так же быть сторонниками перемен, так же быть сторонниками Михаила Ходорковского, но ради безопасности граждан в рамках этих неправовых норм мы решили, что лучше пойти на ликвидацию.

– Что будет с вашими бывшими сотрудниками в регионах?

– Люди как главная ценность нашей структуры остаются в самостоятельном качестве. Вообще наша цель была в том, чтобы помогать людям развиваться и становиться лидерами в своей отрасли, поэтому индивидуально ничто не мешает нам общаться. То есть, грубо говоря, человек, который был координатором, предположим, в Екатеринбурге, может оставаться сторонником Ходорковского, но не быть членом какой-то структуры. У нас, слава богу, не запрещены еще мысли, не запрещены личные контакты, мы являемся единомышленниками, но мы не объединены ни в какую общую структуру, по которой можно нанести удар.

– Для вас готовящееся ужесточение законодательства было неожиданностью?

– Было понятно, что к этому идет. Начиная с Нового года власть ужесточает все нормы, мы видели, как атакуют ФБК, мы видим, как сегодня были обыски у либертарианцев. Я предполагаю, что все независимые политические структуры будут под катком. Дальше, скорее всего, будет [атака] на правозащитников, на медиа, но главная проблема, которая у этих людей есть, это отсутствие поддержки, отсутствие сторонников. У оппозиции, у людей, которые выступают за сменяемость власти, число сторонников растет, их уже подавляющее большинство. В индивидуальном качестве с ними сделать что-либо невозможно или очень сложно, поэтому да, окей, мы теряем структуру. Надеюсь, что когда ситуация в стране изменится, мы соберемся вновь, это будет парламентская фракция в Госдуме, которая будет называться "Открытая Россия". Но сейчас нам важно сохранить сторонников, важно, чтобы люди не пострадали. Именно поэтому мы, в общем-то, и закрыли структуру.

Один из лозунгов "Открытки": от открытой информации – к открытой стране
Один из лозунгов "Открытки": от открытой информации – к открытой стране

– Вы утверждаете, что ликвидируете организацию для защиты людей. Есть ли основания считать, что эта радикальная мера действительно поможет избежать преследований?

– Гарантий, конечно, нет. Их не было бы и ранее, потому что никакой "нежелательности" нет, нет никаких запрещенных структур, нет незаконной деятельности – это месть за политическую активность. Все, что идет в несогласие с политикой Кремля, будет под прессом, поэтому это наш ответ на их удар. То есть мы со своей стороны защищаемся. К сожалению, правовых механизмов нет, мы сейчас вынуждены таким образом поступать. Но, повторюсь, это вынужденная мера, и я искренне верю, что в конце концов ситуация в стране поменяется и появится новое множество структур, но сейчас этого позволить себе не можем, потому что это будет воспринято как продолжение деятельности. А безопасность людей нам очень важна.

Структуры разогнаны, но что важно: исчезла ли от этого [экс-юрист Фонда борьбы с коррупцией] Любовь Соболь? Нет. Исчез ли [экс-глава Екатеринбурга] Евгений Ройзман? Нет. Михаил Ходорковский? Нет. Безусловно, Алексей Навальный в тюрьме, да, это тот, за кого мы должны бороться и выступать, безусловно, это жесточайшие политические репрессии, но люди-то остаются. И от того, что, предположим, за Михаилом Ходорковским не стоит "Открытая Россия", он не становится менее значимым политиком. От того, что Евгений Ройзман не пошел на выборы, слово его весит не меньше, чем слова тех людей, которые сейчас формально являются депутатами Госдумы. Поэтому наступает время людей и идей, а не флагов. А флаги вернутся, когда у нас ситуация будет получше. Но когда это будет, будет зависеть исключительно от активности тех людей, которые остались.

  • В 2015 году в России был принят закон о нежелательных организациях. Такими Минюст имеет право признать структуры, "представляющие угрозу обороноспособности и безопасности государства, либо общественному порядку, либо здоровью населения".
  • Учредительная конференция "Открытой России" состоялась в Хельсинки в ноябре 2016 года. В ходе нее председателем движения на полгода был избран предприниматель Михаил Ходорковский.
  • Сейчас в списке Минюста 31 организация, признанная в России нежелательной, в том числе и "Открытая Россия". В самой "Открытке" настаивали, что общего с занесенной в список Минюста организацией у российского движения только название, а в России движение не имеет юридического лица и является общественным объединением.
  • В начале 2019 года Следственный комитет начал заводить уголовные дела на членов и активистов "Открытой России".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG