Ссылки

Новость часа

"Мои руки были на весу, на мне был мешок". Юрист ФБК Владлен Лось – о том, как его вывозили из России в Беларусь


Юриста ФБК вывезли в Беларусь с мешком на голове
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:27 0:00

Юриста ФБК вывезли в Беларусь с мешком на голове

Юриста Фонда борьбы с коррупцией Владлена Лося сначала задержали на трое суток, а после окончания ареста снова задержали и вывезли на границу Беларуси в наручниках с мешком на голове и запретили въезд в Россию на пять лет. В Беларуси его не стали задерживать.

Владлен Лось рассказал Настоящему Времени, как его депортировали и как он собирается продолжать работу без возможности вернуться в Беларусь.

— Расскажите, пожалуйста, как именно произошло повторное задержание? Вы хотя бы успели выйти из спецприемника?

— Повторное задержание и состоялось в спецприемнике. Я отбыл свой трехсуточный арест, уже вышел из камеры, сотрудники спецприемника выдали те вещи, с которыми я приехал в спецприемник, я расписался за них, и в ту же секунду открывается соседняя дверь, и оттуда выходят пять человек в штатском в балаклавах. Они говорят, что я задержан и обязан проехать с ними. Я попросил, чтобы они представились, но они проигнорировали мое требование, быстро надели на меня наручники и проводили в микроавтобус.

— Я так понимаю, что вас везли до границы с Беларусью 10 часов. Как это все происходило?

— Меня везли 10 с половиной часов. Я должен был покинуть территорию Российской Федерации до полуночи, иначе я бы нарушил требования о добровольном оставлении России и ко мне можно было бы применить депортацию. Собственно, так все и произошло. После того как наступили следующие сутки, меня привезли на российско-белорусскую границу и там уже передали белорусским милиционерам.

В самом микроавтобусе я все это время ехал в наручниках, мои руки были пристегнуты к сидению, которое было впереди меня. То есть все это время мои руки были либо на весу, либо могли держаться за какой-то поручень, который был рядом. И все это время на мне был мешок, и сотрудники, которые меня сопровождали, очень опасались, когда я хотя бы подносил руки к этому мешку, и всячески просили этого не делать.

— С мешком на голове даже сложно дышать, еще и 10 часов.

— Да, это неприятно, много всяких плохих мыслей лезет в голову, но я с этим, к сожалению, ничего не мог поделать, и сотрудники никак не хотели мне помогать и облегчать мою жизнь.

— Эти все 10 с половиной часов были без остановок? Вас даже не отпускали в туалет?

— У нас было очень много остановок, и как раз все эти остановки делались специально для того, чтобы мы въехали на границу после полуночи. От спецприемника до границы ехать где-то пять часов – мы, соответственно, ехали 10. Мы останавливались больше пяти раз, остановки были больше чем по полчаса. Я слышал, как, видимо, главный в этой машине сказал: "Еще остался час", – чтобы все потерпели.

Меня дважды выводили в туалет, но это был не туалет в каком-то помещении, это была какая-то стоянка и какая-то закусочная на трассе. Собственно говоря, этим выходом на улицу я смог понять, что мы, скорее всего, едем в сторону Беларуси.

— Расскажите, пожалуйста, как вас отпустили?

— Когда мы приехали на границу, меня завели в будку пограничников, там мне зачитали уведомление о том, что я депортирован в связи с тем, что нарушил срок на добровольный выезд, и мне запрещен въезд в Российскую Федерацию на пять лет. После этого меня препроводили к белорусским милиционерам, которые стояли неподалеку, но уже на белорусской стороне. Белорусские милиционеры встретили меня довольно радушно. Они взяли мой паспорт, спросили, куда я еду, есть ли у меня деньги, есть ли у меня связь. Я сказал: "У меня все есть, я справлюсь, спасибо вам большое". На этом официальная часть закончилась, и та машина милиции просто уехала.

— Никаких объяснений не было, почему вам запрещен въезд в Россию?

— Въезд мне запрещен в связи с делами об административных правонарушениях, которые были заведены на меня в Казани в конце августа и начале сентября прошлого года. Мы проводили там съемку объектов недвижимости, которая принадлежит президенту Республики Татарстан и его семье.

— А вы ожидали, что белорусские силовики вас не задержат?

— Я ожидал как раз, что меня белорусские силовики задержат.

— А почему они вас не задержали, как считаете?

— Честно говоря, я не знаю, с чем это связано. Возможно, просто не было команды, возможно, кто-то, кто должен был принимать решение, уже спал к тому времени, когда меня передавали. Но в целом меня потом силовики сопровождали вплоть до аэропорта. Я в ту же ночь вылетел из Беларуси. Я видел, что все это время за мной была слежка на двух гражданских машинах и люди, которые ехали со мной до аэропорта, они меня сопровождали вплоть до регистрации и зоны досмотра.

— Какой план ваших дальнейших действий? Как вы будете в дальнейшем сотрудничать с Фондом борьбы с коррупцией, находясь за границей России?

— Я буду так же делать свою работу, которую я могу сделать удаленно. Сейчас наша главная работа – это помощь задержанным на митингах. Мы традиционно оказываем помощь с обжалованием постановлений суда и с оплатой штрафов, и с помощью в подготовке жалоб в Европейский суд по правам человека. Это большой пласт работы, который затягивается в среднем больше чем на год. Поэтому сейчас основная работа именно в этом.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG