Ссылки

Новость часа

"Когда в тебя стреляют из травмата, это не так больно". Участник протестов во Владивостоке утверждает, что при задержании его ранили пулей


Один из участников протестной акции 31 января в российском Владивостоке утверждает, что при задержании был ранен в ногу из травматического оружия. Пострадавшего, несмотря на травму, доставили в отделении полиции, продержали там несколько часов и лишь ночью отпустили в больницу: скорую помощь ему вызвали журналисты. Помимо выстрелов из травматического оружия, против него также был использован шокер, настаивает мужчина.

Пострадавший рассказал Сибирь.Реалиям, что с ним произошло, но попросил не указывать – "чтобы не подумали, что это все ради хайпа и лайков". О себе он говорит так: "Я айтишник, мне 36 лет, я живу во Владивостоке 10 лет".

Пресс-служба УМВД России по Приморскому краю заявила, что "информация о применении правоохранителями электрошокеров и травматического оружия к задержанным в отделе полиции №4 не соответствует действительности". Однако рентгеновский снимок ноги пострадавшего, сделанный в больнице, имеется в распоряжении редакции Сибирь.Реалий, и на нем явственно видно круглое инородное тело, похожее на резиновую или пластиковую пулю, подчеркивают журналисты.

********

– Как происходило ваше задержание?

– Во время акции во Владивостоке омоновцы фактически вытеснили всех на лед, стали теснить с двух сторон, и другого пути, кроме моря, не оказалось, мы все оказались на льду. ОМОН сначала стоял на берегу, потом тоже пошел по льду, люди стали от них убегать.

Протестующие во Владивостоке на льду залива
Протестующие во Владивостоке на льду залива

После окончания акции я просто пошел гулять в сторону от города. И меня нагнал человек в гражданской одежде, который потребовал, чтобы я лег на лед. Я спросил: "Ты вообще кто? Ты полицейский или кто? С чего мне вообще выполнять твои распоряжения?"

На что он достал пистолет, который по виду не отличался от боевого оружия, и выстрелил в меня два раза, попав в обе ноги. После этого я понял, что с ним спорить бессмысленно и опасно, лег на лед. Он меня поднял, вывернул мне руку и так повел меня в сторону берега.

Протесты во Владивостоке 31 января
Протесты во Владивостоке 31 января

Потом мы встретили еще нескольких людей в гражданской одежде без всяких признаков того, что они сотрудники полиции. Только четвертый сотрудник показал мне удостоверение. В этот момент я понял хотя бы, что это сотрудники, а не просто я попал на каких-то беспредельщиков.

После этого и тот, который в меня стрелял, показал мне удостоверение, но мельком. Я даже не смог узнать его звание, должность и имя. Я объявил всем четырем, что согласно закону они должны мне дать время на то, чтобы прочитать, что написано в удостоверениях. Но они, издеваясь, еще раз открыли и закрыли тут же свои документы, не дав мне ничего прочесть.

Меня до берега вели двое полицейских, вывернув мне руки и нагнув к земле. На берегу меня встретили сотрудники ОМОНа. Вывернули руки еще сильнее и натянули мне на голову мой капюшон. И потащили меня к своей машине. Другой сотрудник шел позади и бил меня электрошокером. Около машины меня и еще одного парня поставили в форме морской звезды – это когда руки и ноги разведены в стороны. И сказали стоять так, ударили по руке, потому что я якобы ее опустил.

Меня обыскали без всяких понятых и свидетелей: залезли в сумку, в карманы. Никакого протокола не составлялось. Не знаю, это Зимбабве какое-то. Один сотрудник наклонялся так "доверительно" ко мне и сказал, что сегодня ночью меня изнасилуют в тюрьме. После этого всего они увидели, что у меня кровь на ноге, что нога прострелена, и прислали медика, женщину. Она тоже была в форме ОМОНа.

Пострадавший на протестах во Владивостоке показывает ранение в ногу
Пострадавший на протестах во Владивостоке показывает ранение в ногу

Она оказала мне первую помощь: сделала перевязку, обработала рану поверхностно. После того как меня перевязали, опять поставили в форме морской звезды. Так мы еще простояли примерно минут 15. Потом уже на "Патриоте" нас с другим парнем доставили в отделение полиции.

– Почему так долго оформляли?

– Во Владивостоке задержали больше ста человек. И отношение было как к быдлу. По десять раз нас водили из одного кабинета в другой. При этом, конечно, никто не ставил время доставления реальное в протоколах. Я когда уже выходил, видел, что в протоколах было указано время, например, 20:15, 20:30, хотя акция закончилась в районе 15:00. Хочется спросить: почему полиция вот так себя ведет, почему так происходит?! Это не один или два человека. Сто человек задержанных! Продержали до 23 часов, то есть часов семь или восемь. Вместо положенных трех. Это вопрос без ответа. Никакой законности, и никого не смущает, что права людей нарушают.

– Как чувствуете себя сейчас?

– Чувствую себя нормально, только не выспался – из больницы я приехал только в четыре утра. Когда мне обрабатывали рану, увидел, что у меня теперь в ноге такая круглая дыра с черными краями, которую мы уже привыкли видеть в сообщениях из Беларуси. Ресурс "ОВД-Инфо" вызвал мне "скорую" в отделение полиции. Меня привезли в больницу, где уже рану обработали, достали пулю.

Рентгеновский снимок пострадавшего на протестах во Владивостоке
Рентгеновский снимок пострадавшего на протестах во Владивостоке

– Будет ли кто-то наказан за ущерб, который вам нанесли?

– Сложно сказать, будет ли кто-то наказан. УМВД уже заявило, что электрошокеров не применялось, травматическое оружие тоже не использовали. Я не знаю, какие основания у них были заявлять так. Мне кажется, они могли хотя бы какую-то паузу сделать, чтобы разобраться. Откуда, мне интересно, они все-все знают?

– Какие выводы вы сделали из всей этой истории?

– Когда в тебя стреляют из травмата, это не так больно, как мне казалось. Не сильнее, чем удар кулаком. Когда бьют электрошокером, это тоже не сильно больно, но резко и очень пугает. И из-за этого хочется кричать так, что просто не выдерживаешь. Но в этом тоже нет ничего особенно страшного.

Я сделал выводы, что очень быстро исчезает разница между Беларусью в августе прошлого года и Россией сегодняшней. Все, что плохого было в Беларуси, уже почти скопировано. Практически все реализовано в России. И самое время задаться вопросом, хотим ли мы такого?

– Почему вы вообще решили выйти на митинг и протестовать?

– Я умеренно симпатизирую Алексею Навального. Я разделяю некоторые его идеи. Незадолго до карантина я много путешествовал по Европе. И удивлялся, как сильно все-таки жизнь там отличается от того, что происходит сейчас у нас. Россия сравнима сейчас только с Беларусью, и мы почему-то движемся в сторону Беларуси. А мне бы хотелось, чтобы мы двигались в сторону Германии, Бельгии.

У нас дикое, построенное на лжи имущественное неравенство, которое наше общество очень раскалывает и озлобляет. Когда очередной полковник Захарченко распечатывает свой подвал, полный пачек денег, это уже никого не удивляет, это стало обыденностью. И в то же время множество людей, которых не могут переселить из бараков. Я, честно говоря, не понимаю, как такое возможно. Мне, например, не нужен джип, если я буду ездить на этом джипе по ямам, среди куч мусора, дышать отравленным воздухом. Но нынешних миллиардеров российских это устраивает. А я не хочу такого будущего.

Полностью текст интервью опубликован на сайте Сибирь.Реалии

ПО ТЕМЕ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG