Ссылки

Новость часа

В Душанбе обокрали швейный цех. Владельцы считают, что им мстят за работу в здании бывшей мечети


В Душанбе обокрали швейный цех, расположенный в здании бывшей мечети. Именно в этом видят причину преступления владельцы цеха: они уверены, что к краже причастны местные жители. Небольшую мечеть, куда раньше ходили молиться жители столичного района Шохмансур, местная администрация закрыла из-за отсутствия документов, а затем передала здание частникам.

В Душанбе обокрали швейный цех, расположенный в здании бывшей мечети
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:52 0:00

Владелица швейного цеха Бибикалон Ходжаева до сих пор подсчитывает ущерб от кражи. Пропажу крупных вещей, которые воры вынесли из ее цеха, она заметила сразу, а с мелочевкой придется повозиться – слишком много всего хранилось здесь.

"Украли ткани на сумму в $500. Два кондиционера рабочих – в принципе, мы ими почти не пользовались, с открытыми окнами сидели, – рассказывает Бибикалон Ходжаева. – Взяли также небольшую сумму денег, которую мы отложили на покупку расходников: всего от $50 до $100 в национальной валюте. Эти деньги у нас всегда хранятся для покупки мелочевки. Еще что-то взяли, мы просто пока не подсчитали".

Но расстраивают женщину не будущие расходы, а то, что подобное может повториться. По ее словам, местные жители недовольны тем, что цех она открыла в бывшей мечети, которую они строили и украшали общими усилиями, поэтому Бибихон уверена, что цех обокрали соседи – из мести.

Такой же версии придерживаются и работницы цеха. Упреки от местных жителей, время от времени приходилось выслушивать и им. "В лицо нам не говорят обычно, но иногда заходят мужчины и говорят: "Что вы здесь, в мечети, работаете, едите сами и даете детям хлеб, купленный на грязные деньги", – рассказывает работница цеха Фируза Мирова.

Однако жители квартала отрицают, что были против открытия швейного цеха в бывшей мечети и что воры могли быть из местных. "Я не думаю, что кто-то против. Если бы жители не хотели, то не позволили бы цех открыть, – уверен Бехруз Шукуров. – Наши жители здесь трудились и приводили все в порядок, ремонтировали здание. Никто не собирается их выгонять отсюда или выживать. Никто не жаловался на цех, так как это было решение властей".

Чиновники из администрации душанбинского района Шохмансур говорят, что хоть от владельцев цеха им и поступают регулярные жалобы, подтверждений какой-то агрессии в их отношении нет, и они не могут принять никаких мер.

"Когда поступает жалоба от владельцев цеха, мы идем и проводим разъяснительные беседы с жителями. Но они ни разу не признались, что против работы цеха на территории бывшей мечети", – утверждает начальник Управления народных ремесел района Шохмансур (Душанбе) Садбарг Саадуллоева.

Поправки в закон "О свободе вероисповедания и религиозных объединениях", принятые в Таджикистане в 2016 году, обязывают регистрировать каждую мечеть. Для этого храм должен соответствовать множеству критериев. Например, для получения разрешения от властей на религиозную деятельность в районе открытия мечети должны проживать от 10 до 20 тысяч человек; хатибы-настоятели должны сдать экзамен и получить лицензию на работу, вести бухгалтерию и отчитываться об источниках доходов, имуществе, расходах, а также платить налоги с пожертвований.

С принятием поправок в закона в стране закрыли порядка двух тысяч мечетей, а помещения передали в фонды для создания социально-культурных объектов. Закон "О свободе вероисповедания и религиозных объединениях" регулярно подвергается критике международных организаций. Из-за него Госдепартамент США включил Таджикистан в черный список нарушителей религиозных свобод.

XS
SM
MD
LG