Ссылки

Новость часа

"Ссылаться на Конституцию – преступление?" Фигуранты "дела студентов" в Беларуси выступили с последним словом


Советский районный суд Минска вынес приговор по "делу студентов". Обвиняемые – 12 человек: студенты, аспирант и преподаватель разных белорусских вузов, они получили до двух с половиной лет колонии.

Всех их обвиняли в организации протестов в сентябре-октябре прошлого года, после выборов президента Беларуси. В обвинении сказано, что в вузах Беларуси тогда "имели место несанкционированные митинги и забастовки", которые "грубо нарушали внутренний и общественный порядок". Вина обвиняемых заключается в том, что они, по данным следствия, администрировали тематические телеграм-каналы и "лично призывали к участию в акциях протеста", а также срывали своими акциями образовательный процесс и работу вузов.

12 июля фигуранты дела выступили с последним словом. Белорусская служба Радио Свобода и студенческая газета "Думка" публикуют выдержки из их выступлений.

По "делу студентов" проходят: студенты Ксения Сыромолот, Егор Каневский, Кася Будько, Яна Оробейко, Анастасия Булыбенко, Виктория Гранковская, Глеб Фицнер, Илья Трахтенберг, Мария Каленик, Татьяна Екельчик, а также недавняя выпускница медуниверситета Алана Гебремариам. Кроме того, была задержана преподавательница кафедры программного обеспечения информационных технологий БГУИР Ольга Филатченкова.

Илья Трахтенберг, БГУ: "Я останусь свободным человеком"

Илья Трахтенберг – бывший студент БГУ (Белорусского государственного университета). В последнем слове он заявил, что нет никаких доказательств того, что он сговорился с другими фигурантами дела для организации студенческих протестов, в которых его обвиняют.

"Если вы заявляете, что мои сообщения в чате кого-то к чему-то сподвигли, то найдите этого человека, который бы сказал: "Да, я делал это, потому что видел сообщения Ильи Трахтенберга". Иначе это лишь ваши предположения", – сказал он.

Протесты белорусских студентов: как это было
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:39 0:00

Илья в последнем слове также подчеркнул, что, по его мнению, грубых нарушений общественного порядка в БГУ не было. Он сослался на свидетеля, проректора БГУ Ивана Янушевича, который показал, что действия студентов в БГУ не нарушали учебный процесс.

"Не зафиксировано ни одного факта срыва занятий, также не было затруднения прохода по корпусу, участники сами размещались таким образом, чтобы не препятствовать остальным. Все мероприятия, за исключением 26-27 октября, проходили в свободное от занятий время. Немаловажным является тот факт, что на территории БГУ ни разу не было сотрудников милиции. Это говорит о том, что не могло быть неповиновения требованиям представителей власти", – заявил Илья.

"Я думаю, что была цель продемонстрировать студентам, что вот, кучка злодеев запудрила вам мозги, заставила действовать согласно какому-то преступному плану, а сами вы не способны организоваться и о чем-то заявить. Людям, привыкшим к условиям строгой вертикали, сложно принять ставшие в последнее время актуальными тенденции в обществе, даже если они их осознают. Если говорить короче, то я считаю, что это уголовное дело исключительно политически мотивировано, – подчеркнул Трахтенберг и заверил, что на него не влияли "какие-либо люди из других стран" (студентов обвиняли в координации протестов со Светланой Тихановской).

"Вне зависимости от того, что меня ждет, я останусь свободным человеком, потому что могу самостоятельно мыслить и принимать решения", – сказал он.

Ольга Филатченкова, БГУИР: "Я верю, что мы будем жить в свободной стране"

Бывшая преподавательница БГУИР (Белорусского госуниверситета информатики и радиоэлектроники) Ольга Филатченкова выступила в суде по-белорусски. "Мне выпала честь преподавать в одном из лучших университетов страны. И я делала это не ради денег, а ради совести", – сказала она. Ольга сказала, что ей нравилось учить молодых студентов и общаться с молодежью.

Ольга Филатченкова
Ольга Филатченкова

"Сегодняшние студенты – это будущее нашей страны. Я вижу в них огромный потенциал: это умные, смелые, честные, неравнодушные молодые людей, которые заинтересованы в том, чтобы сделать жизнь в Беларуси счастливой и свободной. К сожалению, нынешняя ситуация в нашей стране вынуждает самых ярких людей уезжать из Беларуси, может быть, временно, а может быть, навсегда, – сказала Филатченкова. – Жизнь здесь становится для них опасной только потому, что они не боятся высказывать свои мысли – в соответствии с тем правом, которое всем нам гарантирует Конституция".

"Посмотрите на этих молодых людей, которые сейчас перед вами. Каждый из них выделялся в своей школе чем-то хорошим: талантом, творчеством, отличными знаниями и высокими оценками, участием в различных проектах и другими достижениями. Они могли спокойно продолжить образование, получить новые знания, но 8 месяцев они провели за решеткой, не совершая ничего противозаконного, – подчеркнула она. – Они пострадали только за то, что не смирились с несправедливостью, которая сейчас творится буквально повсюду".

"Я верю, что рано или поздно наступит день, когда они и все мы сможем жить в свободной, счастливой стране, построенной собственными руками. В стране, где искренность в людях будет цениться больше всего. Я хочу, чтобы это время наступило как можно раньше", – подчеркнула преподаватель.

Анастасия Булыбенко, БНТУ: "Я имею право на свободу мысли"

Бывшая студентка Белорусского национального технического университета Анастасия Булыбенко начала с заявления о том, что не считает себя виновной, но за свои мысли она была вынуждена провести 8 месяцев в СИЗО.

Анастасия Булыбенко
Анастасия Булыбенко

"Я белоруска и имею право на свободу мнений, убеждений и свободы выражения. Пользуясь этим правом, я никогда не выходила за рамки законодательства Республики Беларусь, – подчеркнула она. – Я не преступница. Мне 19 лет, я далека от политики, но есть вещи, для понимания которых возраст не имеет значения. Лето 2020 года разделило мою жизнь на до и после. Я вышла не против власти, я вышла против насилия, унижения, беззакония и лжи, потому что меня невозможно заставить смотреть и не видеть".

"Я не верю людям, но я никогда не перестану верить в людей. Я в заключении, но моя свобода внутри. Мы – будущее. Мы – поколение толерантности, свободы и желания изменить мир к лучшему. И это не преступление, – сказала Анастасия. – Мама всегда учила меня быть доброй, честной, справедливой к себе и окружающим, учила меня слушать сердце. Я знаю, что я все сделала правильно. Мне все еще больно, но уже не страшно".

Татьяна Екельчик, БГУ: "Я все совершала согласно со своей совестью"

Екельчик, как и Булыбенко, подчеркнула, что не нарушала законов:

"Все описанные и написанные в обвинении действия я совершала согласно со своей совестью, неравнодушием, состраданием. И эти поступки не преступны. Никогда своими действиями я не нарушала законодательство Республики Беларусь, – заявила она. – На скамье подсудимых сейчас сидят очень талантливые, умные молодые люди. Они могут стать высококлассными специалистами, за нами будущее нашей страны. Поэтому я прошу суд не лишать нас свободы и дать возможность продолжить получение высшего образования".

Яна Оробейко: "Страх рушит доверие"

"За 8 месяцев я встретила много разных людей с разными пунктиками, идеалами. И эти 8 месяцев режимных мероприятий не смогли переубедить меня в том, что страх рушит доверие и все то, без чего не может существовать и функционировать здоровое общество", – подчеркнула в своей речи студентка Белорусского государственного педагогического университета.

Кася Будько: "Я люблю Беларусь даже спустя восемь месяцев в тюрьме"

Кася Будько также училась в Педагогическом университете.

"Последние 8 месяцев сильно изменили мою жизнь. Я увидела все изъяны нашего общества. Мне кажется, что наше общество боится проблем, закрывает на них глаза, думая, что они решатся сами по себе, – заметила она. – Поэтому мне обидно за все происходящее в нашей стране. Что самые перспективные, достойные из нас студенты вынуждены уезжать или сидеть в тюрьме".

"Но я люблю Беларусь со всеми ее плюсами и минусами – даже спустя восемь месяцев в тюрьме", – подчеркнула она.

Алана Гебремараим: "Я мирный человек, но категорически против дискриминации, унижений и насилия"

Алана Гебремараим училась на врача. В последнем слове она подчеркнула, что часть документов, которую обвинение представило как ее переписку, ей не принадлежит.

Алана Гебремариам
Алана Гебремариам

"Меня обвиняют в организации действий, грубо нарушающих общественный порядок, или активном участии в них, неповиновении представителям власти, нарушении работы учреждений образования и транспорта. Я до сих пор не понимаю, каким образом я могу быть причастна к вышеперечисленному, – подчеркнула она. – Я никому никогда не давала заданий, не распределяла роли по подготовке и планированию массовых мероприятий. Я достаточно мирный человек и в силу разных жизненных обстоятельств никого не оскорбила. Но категорически против дискриминации, унижений, насилия".

"Я честно рассказала все как было. Мне незачем было врать, скрываться. Я находилась в Беларуси и не хотела уезжать. Я переписывалась с личного аккаунта под моим именем, моей фотографией, номер мобильного также не был секретом для множества людей, – сказала Гебремараим. – В детстве я хотела посвятить себя помощи людям, поэтому впоследствии выбрала профессию врача и занялась общественной деятельностью, связанной с молодежью. Для меня это была возможность сделать весомый вклад в будущее общество страны".

"Студенты не должны сидеть в тюрьмах – это путь в никуда. Они определенно не преступники", – подчеркнула Гебремариам. В конце своего выступления она заявила, что все равно гордится тем, что она белоруска.

Ксения Сыромолот: "Ссылаться на Конституцию – преступление?"

Ксения Сыромолот училась на философском факультете Белорусского государственного университета. В последнем слове она заметила, что доказательств ее вины нет, а также упомянула родителей и сказала, что те учили ее состраданию и любви к другим людям.

"Родители воспитывали меня помогать друзьям в беде. Родители учили меня, что нужно усердно учиться и работать, чтобы стать хорошим человеком, – заметила она. – Доказательством моих якобы преступных деяний является мое участие в видео без всяких призывов со ссылками на Конституцию Республики Беларусь и Этический кодекс БГУ. Хочу спросить: ссылаться на Конституцию и Этический кодекс преступно?"

"Если вы, Высокий суд в частности и Республика Беларусь, от имени которой выносится приговор, в целом, считаете, что преступно следовать Конституции, преступно не врать, преступно усердно учиться, преступно помогать людям, преступно творить, преступно быть человеком, то я пойму мотивацию любого обвинительного приговора. Я пойму, что 8 месяцев находилась в СИЗО и буду полтора года находиться в колонии за все вышеназванное, – подчеркнула Ксения. – Но если когда-нибудь в больнице не найдется врачей, способных оказать должную помощь. Если окажется, что в школах остались только те учителя, которые бездумно пересказывают учебник. И если все талантливые работники сферы IT будут выбирать зарубежные компании, а не белорусские, если не останется способных аналитиков, архитекторов, ученых – никто не должен спрашивать, почему так произошло".

Виктория Гранковская: "Беларусь для меня – дом, а белорусы – большая семья".

Виктория Гранковская училась в БНТУ.

"Согласно статье 33 Конституции Республики Беларусь, каждому гарантируется свобода мнений, убеждений и их свободное выражение. Но в прошлом году, как и сейчас, мы видели, что это право не соблюдается, – сказала она. – Я не мирилась и не буду мириться с насилием, закрывать на это глаза. Моя бабушка всегда говорила, что нельзя терпеть насилие и унижение в семье. Беларусь для меня – дом, а люди в ней – как большая семья".

"Я – маленький человек – не могла помочь всем. Как студентка, я решила помочь студентам. Но я никого ни к чему не призывала и уж тем более никому не указывала, что делать, – подчеркнула Грановская. – Единственное, за что я взялась, − это стать посредником между студентами и администрацией. Нас, 11 лучших студентов и одного преподавателя, судят за то, что мы не побоялись открыто выражать свое мнение и отстаивать свою точку зрения".

"Я никогда не думала, что буду бояться людей в форме. У меня брат – офицер. У меня очень много друзей-офицеров, но, когда я вижу их теперь, мне страшно, – подчеркнула Виктория. – И это нехорошо, что мы боимся людей в форме".

****

Глеб Фицнер признал вину и ограничился короткой речью: в ней он повторил, что раскаивается и обязуется не нарушать закон. Мария Каленик, студентка Белорусской государственной академии искусств, напротив заявила, что она "не может признать вину". Каневский от последнего слова отказался.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG