Ссылки

Новость часа

"Приходят и говорят: "Подписывай". Белорусская баскетболистка – о том, как со спортсменов собирают подписи к провластному письму


Колонна спортсменов на протестах в Минске 13 сентября 2020 года

На этой неделе в белорусском интернете появился сайт белорусских спортсменов с обращением в поддержку властей: "Наш долг не выступать с политическими призывами, а побеждать на спортивных аренах", – ​сказано на нем. Подписанты призывают "положить конец посягательствам на белорусский спорт извне" и заявляют, что "считают неприемлемым и требуют прекратить настоятельные призывы к публичному выражению политических взглядов".

Подписи тех, кто якобы подписал письмо, то пропадают, то снова появляются. Среди них есть как знаменитые спортсмены и тренеры, так и люди вообще без указания вида спорта, которым они занимаются. При этом несколько известных спортсменов уже заявили, что не подписывали письмо, хотя их имена имена в списке есть. В частности, это футболисты Евгений Елизаренко, Максим Ходенков и Илья Удодов: Елизаренко рассказал sports.ru: "Просто офигел, когда увидел свою фамилию, и даже если бы мне предложили оставить подпись под этим письмом, я бы не сделал этого".

Как появляются подписи спортсменов под письмом в поддержку Лукашенко и действительно ли спортсмены не хотят, чтобы их сокомандники не выражали политическую позицию? Настоящее Время спросило об этом капитана национальной команды Беларуси по баскетболу и активистку фонда спортивной солидарности Екатерину Снытину.

"Это продиктаторское письмо. Нам пишут люди: некоторых принуждают подписывать"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:58 0:00

— Для меня это больше продиктаторское письмо. Потому что диктатура – в принципе, это ничем не ограниченная власть, которая использует только силу. В принципе, это то, что сейчас происходит, в этом письме.

В день подачи этого письма в медиа сразу было обозначено, что в этом письме будет 2500 спортсменов. На тот момент вряд ли там столько было, я не могу сказать, сколько было изначально в этом письме. А то, что происходит сейчас, – это просто добор голосов до определенной цифры.

Есть очень много вариантов, как это делают. Нам пишут, звонят люди, наши знакомые и незнакомые спортсмены. Некоторых принуждают подписывать. Понятно, это в принципе новая ситуация для спортсменов – мы в таком никогда не варились. Но какое-то политическое действие вокруг тебя продолжается уже четыре месяца. И вот к тебе приходят и говорят: "Давай подписывай". И да, некоторые подписывают.

Во-вторых, некоторые фамилии туда вносятся просто без ведома подписантов. То есть люди пролистывают эти списки – мы, наши друзья пролистываем, – а потом пересылаем друг другу и спрашиваем: "Ты подписал?" И нам прилетает ответ: "Нет, я не подписывал, как это вообще могло произойти!"

Известен случай, когда футболист в ответ сразу позвонил своему руководству и говорил: "Я не подписывал это письмо, вычеркните меня из списка". На что идет ответ: "Я не знаю, как это сделать, я поговорю еще с кем-то". И в конце концов фамилия там так и остается.

Это просто машина, которой надо набрать 2500 голосов, и каким способом они это сделают – им неважно. Мне звонят люди [и говорят]: "Я хочу, но боюсь подписывать письмо о свободных спортсменах, но я не хочу подписывать это продиктаторское письмо! А еще я хочу играть свой в любимый вид спорта, а мне еще нужно зарабатывать деньги. Что делать?" У нас на такие вопросы такой ответ: "Тебе надо выбрать на данном этапе, что тебе важнее: продолжить свою карьеру именно сейчас и заглушить свою совесть или высказаться и почувствовать себя свободным человеком".

Мы ни на кого не давим. Это должен быть выбор именно этого спортсмена. Но когда нам звонят и говорят: "Я хочу и это, и вот это" – уже так не получится. Так можно было до того момента, как они создали вот это продиктаторское письмо. Можно было не подписывать наше письмо и просто находиться в тени.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG