Ссылки

Новость часа

"Россия ни за что не пошла бы на обострение". Экс-министр обороны Украины о последствих учений Sea Breeze


Фрегат Evertsen ВМС Нидерландов в Черном море

Международные морские учения Sea Breeze в Черном море, которые называют самыми масштабными за последние 20 лет, сопровождаются скандалами с предупредительными атаками российских военных около аннексированного Крыма.

Sea Breeze — международные морские маневры, которые проводятся согласно украино-американским соглашениям с 1997 года. Украина предоставляет военную и гражданскую инфраструктуру черноморского побережья, а США поддерживают учения финансово. В маневрах, как правило, принимают участие военные стран-участниц и партнеров НАТО, прежде всего из черноморского региона. Вместе они отрабатывают действия на море и на суше. Россия в Sea Breeze не участвует. В 2021 году учения проводятся с 28 июня по 23 июля.

Перед началом учений российское Минобороны заявило о предупредительном обстреле британского эсминца Defender, который, по мнению российских военных, нарушил государственную границу. Британское Минобороны факт обстрелов опровергло. А 29 июня в Минобороны Нидерландов обвинили самолеты РФ в небезопасных действиях вблизи фрегата ВМС Нидерландов Evertsen, когда тот проходил близ Крыма 24 июня. Российские военные это опровергли.

Российский президент прокомментировал оба эти инцидента и ответил на вопрос, стоял ли мир на грани третьей мировой войны: "Даже если бы мы потопили этот корабль, все равно трудно было бы представить, что мир встал бы на грань третьей мировой войны, потому что те, кто это делает, знают, что они не могут выйти победителями из этой войны", – заявил он.

Бывший министр обороны Украины, глава правления Центра оборонных стратегий Андрей Загороднюк рассказал Настоящему Времени, действительно ли такие маневры могли привести к серьезному конфликту и как Россия реагирует на Sea Breeze.

Бывший министр обороны Украины о конфликтах в Черном море
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:10 0:00

— Как вы считаете, эти инциденты в Черном море с судами Defender и Evertsen связаны?

— Конечно, они очень связаны. Это все связано с Sea Breeze, это все связано с присутствием сил и средств НАТО в Черном море. Россия очень переживает по этому поводу, потому что российское правительство в принципе очень хотело бы, чтобы была перевернута страница и вопрос с принадлежностью Крыма был бы уже темой, к которой они не хотели бы возвращаться. А сейчас международное сообщество, Украина, естественно, никто не признает притязаний России на Крым, соответственно, на территориальные воды и исключительно экономическую зону. И эти нахождения кораблей НАТО близко к Крыму россиян очень раздражают. Но действия российских вооруженных сил при этом абсолютно нарушают международное право, конвенции. Этими, можно сказать, истериками они еще больше загоняют себя в дальнейшее нарушение международного права. Потому что они не имели права ни к Defender какие-то претензии предъявлять, ни к нидерландскому кораблю. Это чисто такая нервная реакция, в первую очередь направленная, как это ни странно, но это коммуникационный вопрос – это направлено на аудиторию, в первую очередь российскую, чтобы показать, как мы защищаем наши территориальные воды.

— А вы понимаете вообще логику российских силовых ведомств? Что должно было произойти дальше? Постреляли возле Defender, полетали истребители возле корабля Нидерландов. Что должно было произойти дальше, по логике россиян?

— Ключевой вопрос. Во-первых, Defender не находился в территориальных водах России. Для начала, все притязания на территориальные воды вокруг Крыма – это незаконно, по международному праву. Ни одна приличная страна не признала права России на Крым и, соответственно, на территориальные воды вокруг Крыма.

Во-вторых, есть Международная конвенция 1982 года, которая разрешает так называемый мирный проход, когда корабль, не останавливаясь, просто идет мимо по своим делам. Они не имели права стрелять по нему вообще. Они должны были просто дать ему возможность спокойно пройти и не трогать его. Поэтому то, что они пытались ему угрожать – звонили, говорили, что они передавали по радио, что "мы по вам будем стрелять", – это все нарушения. Но на самом деле никто по нему не стрелял. Все это был абсолютный фейк, стреляли далеко. У нас есть видео и все остальное. То есть пролетали мимо корабля без ракетного вооружения и на таком относительном расстоянии делали какие-то предупредительные действия. Но на самом деле ни по кораблю, ни по курсу никто не стрелял. Мало того, они пытались его догнать кораблями береговой охраны и не смогли, потому что корабли береговой охраны не могли развить крейсерскую скорость 30 узлов – это приблизительно 55 километров в час. А скорость Defender как раз доходит до 30 узлов. Они спокойно ушли. Но вопрос не в этом. Вопрос в том, что они при этом нарушали все возможные международные правила. Не должны были они этого делать.

А второе – у корабля очень серьезное вооружение, потому что этот корабль изначально строился для того, чтобы охранять авианосцы от нападений военной авиации, поэтому в принципе он мог себя защитить достаточно спокойно. У него и ракеты, и так далее. И от катеров береговой охраны, и от самолетов тактической авиации он мог себя защитить.

Но Россия бы в любом случае не пошла на такое обострение, потому что ничем хорошим бы для нее это не закончилось. Мы говорим про какую-то там мировую войну, но нападение с нарушением всех конвенций на корабль международных сил, который спокойно шел, никого не трогал, осуществлял мирный переход, – это была бы дипломатическая и военная катастрофа для России, и закончилась бы она очень плохо. Они это знали, поэтому никто на него не собирался нападать.

— Но тем не менее вчера Путин на прямой линии предположил, что, возможно, этот британский эсминец можно было бы и затопить, но третьей мировой войны бы не началось. На кого направлены эти слова Путина?

— Слова Путина направлены не на британцев – слова Путина направлены в первую очередь на российскую аудиторию. Все, что происходит вокруг этой истории, – это все информационная война. Он всерьез рассуждает о том, что можно было бы сделать, тогда как корабль уже давным-давно находится в Грузии, спокойно пришел, и никто ничего не сделал. Поэтому гипотетически можно рассуждать о чем угодно.

На самом деле никакой возможности нормально закончить операцию по остановке корабля не было, но Путин сидит и рассказывает об этом всем по телевизору. Ну пусть рассказывает. Вопрос в том, что все, что он хочет сделать, – это произвести некое впечатление на собственную аудиторию для того, чтобы показать, что российские вооруженные силы или силы береговой охраны могут остановить корабль. На самом деле это все не так.

— Есть такая достаточно важная деталь. Инцидент с кораблем Evertsen – кораблем Нидерландов – произошел на прошлой неделе. А в Нидерландах заговорили об этом только на этой неделе – фактически через неделю. Почему так долго молчали, как вы считаете?

— Здесь сложно сказать. Лучше спросить об этом вооруженные силы Нидерландов – почему они так сделали. Но самое главное в любом случае то, что ни одна из этих акций не была направлена на физическую остановку этих кораблей. Она была направлена исключительно на создание некоего прессинга и на то, чтобы демотивировать дальнейшее нахождение судов. Но этот факт демонстративного присутствия судов близко к Крыму – это так называемая операция по поддержанию свободы судоходства. И это будет происходить и дальше, потому что страны НАТО достаточно четко намерены не давать возможности России активно оккупировать северную часть Черного моря, считать ее своей. Есть такая стратегия у России для того, чтобы никто не ходил по Черному морю, чтобы они полностью контролировали Черное море и так далее. Этого не будет.

— Эти учения Sea Breeze, которые сейчас проходят в Черном море, они могут изменить поведение россиян в Черном море?

— Они делаются для того, чтобы, во-первых, поддержать факт присутствия кораблей-союзников Украины. Где-то половина личного состава этих учений – это украинские военнослужащие. Но при этом там принимают участие около 30 стран. И делается это для того, чтобы поддержать и Украину, и в то же время отработать совместные действия в Черном море на предмет каких-то возможных будущих операций и так далее. А россиянам, конечно же, это не нравится. Но, с другой стороны, они не имеют ни малейшего права диктовать другим свободным странам относительно того, где они находятся, какие учения они проводят и так далее. Тем более что Россия сама является основным нарушителем спокойствия, нарушителем международного права в Черном море.

Естественно, что другие страны теперь собираются для того, чтобы планировать какие-то действия на предмет будущих каких-то возможных конфликтов. А Россия пытается всем рассказывать о том, что не надо этого делать. Но она уже нарушила международное право: и оккупация части Черного моря, и газовых месторождений, и Керченского пролива, и, естественно, самого Крыма и так далее. Поэтому теперь в принципе то, что она говорит, – это абсолютно не значит, что кто-то ее будет слушать, в том числе и по поводу мирных переходов.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG