Ссылки

Новость часа

“Людям дают "бензин", чтобы они "загорались”. Дмитрий Низовцев объясняет, почему Хабаровск протестует так долго


В Хабаровске в субботу состоялась 22-я по счету акция в поддержку арестованного экс-губернатора края Сергея Фургала. Несмотря на проливной дождь, на улицы вышли тысячи людей. В администрации города численность протестующих оценили в 3,5 тысячи, но визуально их было больше. Они прошли маршем по центру города и провели митинг на площади Ленина у здания областной администрации. Лозунги были уже знакомые: “Фургала домой!”, “Россия, выходи!”, “Долой царя!”. Полиция никого не задерживала.

Вечером в субботу состоялась традиционная вечерняя акция у здания администрации. Почему митинги, начавшиеся 11 июля, возобновляются ежедневно, Настоящее Время выясняло у Дмитрия Низовцева, коренного хабаровчанина, а ныне жителя Москвы, который освещал протестные акции для ютуб-канала “Штаб Навального”, 23 июля был избит и вскоре улетел из города.

— Ожидали ли вы, что у хабаровчан есть потенциал держаться три недели, а, может быть, и дольше?

— Никто не ожидал, что местные жители продержатся так долго. После первой акции протеста было понятно, что будет еще одна большая акция, но потом назначили Дегтярева, и мы поняли, что еще одна акция будет и еще одна.

Когда это видишь, кажется, что это скоро рассеется. Но власти все делают так, что людям хочется выходить еще и еще. И поведение Дегтярева, и поведение Кремля способствует тому, что акции сами по себе затягиваются. Людям дают "бензин", чтобы они "загорались". Не знаю зачем, но так это все делается.

— То есть вы считаете, что власть сама провоцирует горожан снова и снова выходить на улицы?

— Да, это абсолютнейшая заслуга власти. Есть такой путь: сажать Фургала или не сажать Фургала. Посадишь Фургала – получишь протесты. Сажаем Фургала. Можно назначить местного врио губернатора, который будет более компромиссным, а можно назначить москвича. В первом случае не будет протеста, а во втором – будет. Назначаем москвича. Можно назначить москвича более-менее адекватного, а можно назначить комического – получим еще больший протест. Каждый раз власть может протесты свернуть, но они делают все для того, чтобы было покруче. И при этом они искренне уверены, что есть люди, которые организуют митинги, какие-то люди извне. Может быть, они имели в виду [исполнительного директора “Открытой России” Андрея] Пивоварова? Мы с ним вместе на одном самолете улетали из Хабаровска – нас неделю уже в Хабаровске нет. Он ничего не разжигал. Они имеют в виду Алексея Романова – моего коллегу, который приехал из Грузии, хотя он хабаровчанин? Он только освещал протесты, но они его посадили. И что? Люди вышли после этого в таком же количестве.

Говорилось в каких-то телеграм-каналах, что в Хабаровск заслан Дмитрий Низовцев для того, чтобы затеять протест. Я хабаровчанин, я уже в Москве, протест идет. Власти пеняют на кого-то, хотя могли бы в зеркало посмотреть – тогда бы они поняли, кто это все устраивает.

— То есть никакой организованной группы, какого-то исполнительного комитета, который руководит этими протестами, вы не видели?

— Никакого исполнительного комитета, конечно, нет. И это было проблемой для меня, потому что когда приезжают российские и иностранные журналисты, они первым делом говорят: "Сведи нас с организаторами, сведи нас с какими-то людьми, которые отвечают за это все". Я им говорил: "Нет таких, я их не найду". Просто есть более-менее яркие протестующие. Есть водитель "Фургаломобиля", про которого многие слышали, есть Валентин – простой пролетарий, но очень громкий. Они не организаторы, они просто чуть более яркие активисты. Сейчас Валентин не приходит на акции, водителя "Фургаломобиля" посадили, парочку ярких журналистов тоже посадили. И можно задать вопрос: меньше стало людей? Да ничего не меньше, дождь даже идет, а люди все равно вышли.

— Как, на ваш взгляд, то, что организаторов у протеста нет, больше плюс или минус?

— Для властей это, конечно, минус. Я представляю, как они собираются за круглым столом и у них повестка заседания: что делать первым делом? Повесить зачинщиков, потом то, потом это. И у них, конечно, “баг системы” абсолютный, потому что зачинщиков как не было, так и нет. И власти в некотором ужасе: что им делать? Но и людям проще от этого. Я думаю, что здесь "win-win" для протеста. Во-первых, никого не сажают. Во-вторых, российская история протеста такова, что, если появляется какая-то фигура, которая руководит протестом (мы не Грузия, где вокруг нее объединяются, мы не Армения, где есть Пашинян), у нас обязательно, если какой-то лидер протеста появляется – появляются десятки людей, которые недовольны этим лидером. Поскольку в Хабаровске такого лидера протеста нет, соответственно, не из-за кого ругаться. Толпа людей выходит и выходит. Время и место определили вместе и выходят тоже вместе. Это определенный плюс для Хабаровска.

Сейчас, конечно, социологи будут сравнивать этот протест с Шиесом, но даже в Шиесе, насколько я знаю, были разные организации типа "Поморье – не помойка", были еще какие-то, они ругались между собой. В Хабаровске такого нет, и это плюс.

— За то время, пока вы были в Хабаровске, что самого интересного, самого важного попало в объектив вашей камеры?

— Я никогда не забуду, хотя это было не самое мое заметное видео, что была встреча с Дегтяревым, и когда эта встреча закончилась, Дегтярев вышел в окружении этих накачанных молодых людей и потом довольно быстро скрылся. Он рассчитывал, что там будут только свои и они вопросы ему зададут, а тут прибежали мы, представители штаба Навального. Я попытался задать ему какие-то вопросы, Леша Ворсин попытался задать вопросы, но Дегтярев скрылся. А его многочисленные накачанные ребята то ли потому, что им не сказали, куда нужно деться, то ли для того, чтобы поддерживать порядок, в огромном количестве на площади остались. Их было так много, а людей так мало. Они ходили, играли мускулами, внешне терроризировали, подходили к ментам, советовались с ними, что делать дальше. И становилось ясно, что у Дегтярева есть силовой блок и как только хабаровчан станет мало на улицах и протест будет схлопываться, они придумают, что с этим делать, они закрутят эти гайки. Но пока хабаровчан много, они не дают им развиться. Я узрел это все, эти угрожающие силы, мы их транслировали: вот люди, которые, если что, будут вас бить, бойтесь! Но не бойтесь, если вас много.

— Какое впечатление произвел на вас Михаил Дегтярев? В вопросе, который мы видели перед нашим включением, одна девушка сказала: “Ну просто шут”. Как бы вы его охарактеризовали?

— Другой молодой человек сказал: “Буратино”. Я еще позавидовал, что не я это придумал. Он производит впечатление загадочное, потому что я слежу за ним с 2013 года, когда он был кандидатом в мэры Москвы. Его тогда Олег Кашин окрестил "пацанчиком", потому что он, будучи выходцем из интеллигенции, изображал из себя гопника для того, чтобы быть ближе к народу, разыгрывал такой имидж. И с тех пор он таким и остается. Казалось бы, уже все сцены отгремели, потухли рампы, и можно выйти из образа. А он из образа не выходит. Я до сих пор смотрю не него – да, он человек из интеллигентной семьи, у него было отличное образование, но ведет он себя, как какой-то то ли приблатненный, то ли безумный человек. Я пытаются понять, сумасшедший он или нет. И когда я общался с ним вживую, я пришел к выводу, что он так долго изображает из себя какого-то полубандита-полукомика, что уже сросся с этим образом.

— Были ли провокаторы на акциях? Вы лично наблюдали какие-то такие моменты?

— Да, я видел провокаторов. Они не ведут себя, как провокаторы, на мой взгляд. У них несколько другая тактика: когда они слышали лозунги против Путина и какие-то очень радикальные, они брали мегафон и зачитывали минуты по две, по три какие-то громкие петиции и таким образом заглушали протест. И мы между собой называли их провокаторами, потому что они [таким образом снижали градус протеста].

— Мы знаем, что в Хабаровске на вас напали неизвестные. Вы были избиты, получили травмы и напрямую связали это с тем, что вы освещали эти протесты. Идет ли расследование этого уголовного дела? Есть ли какие-то результаты?

— Результат – это то, что уголовное дело возбуждено. В последний день перед отъездом я успел зайти в полицию, мы очень быстро все сделали с девочкой-дознавателем, я везде расписался, и она сказала, что возбудила дело по статье 116. Пока это единственное достижение. Я знаю, что у полиции есть видео с камеры видеорегистратора друга, который меня подвез, и камеры соседнего дома, где пробегали эти люди. Второе видео они мне так и не показали. Я знаю, что какое-то следствие ведется. По крайней мере, в тот день, когда я уезжал, [в полиции] мне сказали, что от начальства пришло [распоряжение] серьезно за это взяться. Это было для них очень важно.

— Дмитрий, собираетесь ли вы вернуться в Хабаровск?

— Конечно, я мечтаю вернуться в Хабаровск, это самый лучший город на земле. Вы, москвичи, смотрите трансляцию и видите, как у нас там красиво. Я мечтаю работать и жить там. А что касается протеста, то я поставил для себя задачу, что, если протест будет длиться долго, я постараюсь вытребовать, выпросить, вымолить для себя еще одну командировку – может быть, даже за свой счет. Съездить и с удовольствием поснимать это все.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG