Ссылки

Новость часа

"Сочувствие хабаровчанам превышает отторжение от того, что они делают". Как Россия и Москва смотрят на происходящее в Хабаровске


Акция в поддержку арестованного экс-губернатора Хабаровского края Фургала. 25 июля 2020 года. Фото: ТАСС

83% россиян знают о протестах в Хабаровске, выяснили социологи "Левада-Центра". 26% опрошенных внимательно следят за происходящим на Дальнем Востоке. Почти 45% респондентов относятся к участникам акций "скорее положительно".

Политолог Константин Калачев в эфире Настоящего Времени рассуждает о влиянии Хабаровска на настроения жителей других регионов России, а также о том, почему отсутствие лидера и "народный протест" в Хабаровске – одновременно сильная и слабая сторона происходящего там.

Политолог Константин Калачев объясняет, как Россия и Москва смотрят на происходящее в Хабаровске
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:04 0:00

– По опросам "Левада-Центра", более 80% россиян знают о протестах в Хабаровске, и более половины от этих людей хорошо относятся к протестующим. А могут ли эти протесты в Хабаровске повлиять на протестные настроения россиян в других регионах?

– Давайте начнем с того, что есть лидеры, а есть уже сложившиеся настроения. Когда были события на Болотной, я работал в Ульяновской области и имел возможность проводить опрос, удовлетворить свое любопытство за счет заказчика. Мы сделали опрос об отношении к событиям на Болотной. Во время событий на Болотной в Ульяновской области [мнений] здесь примерно поровну, с небольшим перевесом в пользу протестующих.

Сегодня у нас ситуация другая: 45% из тех, кого опросили из "Левада-Центра", кто поддерживает протестующих, 17% – не поддерживают. Все, остальные цифры можно не рассматривать: только 45% за и 17% против. Количество тех, кто против протестующих, с момента событий на Болотной уменьшилось в разы. Это о многом говорит. Неважно, как люди будут действовать, потому что протестные настроения и протестные действия – это не одно и то же. Можно держать свой протест внутри и не выходить на улицу. Во время Болотной в Ульяновске никто на улицу не вышел. Но в любом случае сочувствие, которое сейчас вызывают хабаровчане, намного превышает отторжение от того, что они делают. И это означает, что страна поменялась.

– Власти по-прежнему не разгоняют протест, полицейские ведут себя довольно корректно. Но уже есть административные аресты, а исполняющий обязанности губернатора говорит о неких провокаторах и оппозиционерах среди протестующих. Это уже такая стратегия федеральных властей?

– Оппозиционеры туда действительно приехали, "Открытая Россия" там присутствует, наверное, ваши корреспонденты, но не они делают погоду. Они создают для власти удобный фон для возможности говорить: вот, смотрите, Андрей Пивоваров из Санкт-Петербурга в Хабаровск приехал. Проблема только в том, что хабаровчане не знают, кто такой Андрей Пивоваров. Максимум, что он может делать, – это снимать и постить то, что там происходит.

Безусловно, это народный протест, безусловно, там оппозиционеры играют вторичную роль. И сейчас кто бы ни хотел присоединиться – "Яблоко", "Открытая Россия" или кто-то еще, – это лишь присоединение к тому, что уже есть. Это производная от той политики, которую в отношении Дальнего Востока проводят последние 20 лет. В 90-е годы Дальний Восток считал себя брошенным. Они выстроили свою собственную жизнь, свои маленькие бизнесы, которые были построены на том, что мы ездим в Китай, Южную Корею, Японию – привозим машины, что-то продаем, что-то покупаем. А теперь федеральный центр пытается ввести там свои порядки. Что это означает? Были свои банки, были свои сетевые магазины, были свои губернаторы, были свои мэры. Теперь им предлагают федеральные банки, федеральные магазины и федеральных губернаторов. Людям это не нравится.

Проблема не в Фургале, проблема в том, что столкнулись унитаризм и федерализация – два принципа. Унитаризм – такой самый что ни на есть централизованный, либо какая-то федерализация, или хотя бы децентрализация. Столкнулись эти два принципа, а Фургал был только запалом.

– Вы видите каких-то явных лидеров протеста? И вообще, это важно?

– Нет, в этом все и дело, что не с кем вести даже переговоры. Вся организация горизонтальна, нет никаких лидеров протеста, нет никаких групп людей, которым протестующие отдали бы полномочия вести переговоры. Да, может быть, люди из команды Фургала как-то разгоняли через его инстаграм, его пресс-секретарь бывший или кто-то там. Но на самом деле это самоорганизация людей, и это проблема для федерального центра. И в этом плюс для федерального центра, потому что раз нет организаторов, значит, все само собой рассосется. Походят, походят и разойдутся. Осталось подождать. Время, когда все это можно было жестко купировать, пропустили, теперь количество протестующих не позволяет использовать силу, потому что себе дороже. В общем, игнорировать и ждать, когда оно все рассосется. И надеяться на то, что новый врио – либо тот человек, который займет его место, – перестроит систему работы избиркомов в Хабаровске и в Хабаровском крае и что в дальнейшем при любом голосовании результат будет таким, как надо.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG