Ссылки

Новость часа

"Никакого приступа либерализации не будет. Будет только ужесточение". Николай Халезин – о том, можно ли принудить Лукашенко к переговорам


Ситуация Александра Лукашенко и его окружения будет ухудшаться – и особенно это будет зависеть от последнего раунда санкционных действий, считает Николай Халезин, руководитель Белорусского свободного театра. По мнению Халезина, сейчас, в отличие от 2011 года, когда также были введены внешние санкции, ситуация более сложная, потому что цена Лукашенко гораздо выше: он должен уйти. Об этом Николай Халезин рассуждал в эфире Настоящего Времени.

По всей Беларуси 25 марта прошли акции, посвященные 103-й годовщине независимости Белорусской Народной Республики – первого национального государства белорусов, в котором официальным флагом был бело-красно-белый, гербом – "Погоня", государственным языком – белорусский. На 22:00 известно как минимум о 130 задержанных в Минске и 48 – в других городах Беларуси.

Николай Халезин – о том, можно ли принудить Лукашенко к переговорам
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:18 0:00

– Я прошу прощения за вопрос, который, возможно, вам покажется немножко наивным. Если вы смотрели нас буквально три-четыре минуты назад, у нас в гостях по телефону была жительница Минска, которую зовут Алина, ей 18 лет, она студентка. И она спряталась в книжном магазине, пыталась увернуться от задержания. Как вы вообще можете охарактеризовать происходящее?

– Я как-то уже эту историю очень много раз охарактеризовал, поскольку сам в ней был, наверное, сотни, может быть, раз. То есть это бесконечный процесс последние 26 лет, просто сейчас это стало таким громким, потому что большинство белорусов уже в этой ситуации. А на протяжении всех этих лет это все происходило, и все были эти аресты, посадки и так далее. Я сам четыре или пять раз арестовывался, посидел в тюрьме, но это абсолютно такая норма для белорусов. То, когда аномалия стала нормой. Она появилась в 1995 году. То есть в 1994 году белорусы избрали "это", и "это" сделало уже на следующий год жизнь невыносимой. Поэтому это четверть века, это просто такая норма жизни, что, конечно, печально.

– Как вы оцениваете призыв Светланы Тихановской, я напомню нашим зрителям из других стран, что несколько дней назад она призвала жителей Беларуси проголосовать за переговоры оппозиции с властью. Как вы думаете, каковы перспективы этого предложения?

– Это была согласованная позиция всех ведущих групп, которые занимаются протестом и участвуют в общественной жизни. И поэтому я не увидел таких ярких противников этого процесса. Это такая объективная реальность, которую необходимо достигать.

Другое дело, что не все элементы пока этого процесса готовы включиться в общий концепт, но на самом деле это было сделано правильно, и это было сделано своевременно. И сейчас просто получается так, что мы должны мобилизовать все силы самых разных направлений, которые бы сошлись в одной этой концепции, и тогда власть будет вынуждена на эти переговоры пойти.

– Ну вот оппозиция Беларуси называет нынешний сезон протестной весной. Как вы думаете, какой у вас прогноз того, что может происходить? Я понимаю, что политика в Беларуси довольно-таки непредсказуемая и гадать, что произойдет через месяц, сложно. Но какие у вас, по крайней мере, ожидания?

– Сейчас целый ряд новых факторов, которые начинают работать активно, поэтому ситуация из абсолютно непредсказуемой становится предсказуемой хотя бы в краткосрочной перспективе. Нам сложно говорить о среднесрочной, долгосрочной, поскольку любое появление новых игроков, новых действий может смешать все карты. Но на сегодняшний день приблизительно понятно, что будет происходить дальше.

Лукашенко усугубляет свое положение политически: сегодняшние акции, что мы видим на улицах, это один из этих элементов, когда всему миру понятно: нет, никакого приступа либерализации не будет. Будет только ужесточение. А это значит, что горячая точка в центре Европы уже есть априори.

Второй элемент – это его атака, с одной стороны, на интеллектуальные центры, я говорю об издательствах, писателях, об интеллектуальной какой-то элите, и второе – это атака на СМИ. И сейчас добавилась атака на национальные меньшинства, я говорю о польском национальном меньшинстве. Безусловно, все это катализирует очень мощные движения, поддерживающие протест извне.

Уже сегодня Польша заявила о том, что готова с Литвой и Латвией рассмотреть вопрос о прекращении товарных потоков, это может быть очень мощным ударом.

Экономически Лукашенко не выдерживает подобных ударов категорически, потому что просто нет тех ресурсов у него, даже ЗВР, золотовалютные ресурсы, уже на минимуме. И на самом деле вот тем людям, которые задерживают нормальных мирных граждан и которые работают по указке Лукашенко, – им будет все тяжелее выплачивать зарплату, плюс инфляционный процесс.

Поэтому я думаю, что ситуация его и его окружения будет ухудшаться. И особенно это будет зависеть от того, каков будет последний раунд санкционных действий. И если он будет эффективным. А пока наши партнеры в ЕС и США нам это обещают, но мы скептически к этому всегда относимся и ждем конкретики в этом вопросе.

– Павел Латушко, член президиума Координационного совета Беларуси, недавно говорил: "Да, Евросоюз, США вводят санкции, но эти санкции не совсем эффективны, по крайней мере они не такие, какими бы их хотелось видеть".

– Безусловно. Я тоже критиковал третий раунд санкций очень сильно. В итоге четвертый раунд был задержан, он должен был выйти в феврале, был задержан до марта, теперь это переносится на апрель. Но то, что делают власти, это несколько повысило наш шанс при переговорах с ЕС и США. То есть мы объясняем, что это должны быть блочные санкции, когда группы бизнесменов, которые поддерживают Лукашенко, объединены в блоки и наносится удар по ним, когда по экономически важным субъектам приостанавливается сотрудничество с цивилизованным миром. Сейчас они стали обсуждать с нами гораздо более подробно эти темы и выяснять все-таки, какие экономические удары более эффективны, чего не было перед третьим раундом санкций.

– Скажите, что в итоге может заставить Александра Лукашенко пойти на переговоры с оппозицией? Именно экономические санкции, о которых вы говорили? Или что-то еще, или вместе: и экономические санкции, и другие виды давления?

– Я считаю, что единственный вариант, при котором это принуждение к переговорам может состояться, это синхронизированное давление извне и изнутри. Только в этом случае механизм работает, тогда это давление не выдерживает ни один режим. Потому что Северную Корею устроить невозможно, как и Венесуэлу, собственно, в центре Европы. А вот это давление с двух сторон, безусловно, приводит к успеху, и это в том числе было продемонстрировано и в 2011 году, когда были введены внешние санкции и одновременно шла волна протестов внутри, экономическая ситуация ухудшалась и Лукашенко должен был всех до единого политзаключенных освободить досрочно.

Сейчас ситуация гораздо сложнее, потому что его цена гораздо выше: он должен уйти. И, естественно, это уже требует от нас гораздо более скоординированной и жесткой работы.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG