Ссылки

Новость часа

"Российская экспансия в Беларуси идет полным ходом, и Лукашенко там места нет". Политолог Валерий Чалый – о последствиях "признания" Крыма


Впервые после аннексии 2014 года Александр Лукашенко назвал Крым российским. В интервью РИА Новости он сказал: "Крым де-факто, я тогда еще сказал, де-факто – это российский Крым. Тогда, по-моему, еще и был не был референдум, я не помню. После референдума и де-юре Крым стал российским".

Ранее Лукашенко неоднократно комментировал события в Крыму. Сначала он утверждал, что полуостров – это "российская территория" и от факта непризнания российской аннексии мировым сообществом "ничего не изменится". Затем говорил, что аннексия – "это неправильно", но надеяться на возвращение Крыма не стоит. Несколько раз Лукашенко подчеркивал, что Беларусь никогда официально не признает российскую аннексию полуострова, ведь это будет нарушением Будапештского меморандума.

Почему сейчас Александр Лукашенко вдруг сделал такое заявление и что последует за его словами, в эфире Настоящего Времени прокомментировал Валерий Чалый, дипломат, посол Украины в США в 2016-2019 годах.

Политолог Валерий Чалый – о Лукашенко и последствиях его "признания" Крыма российским
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:15 0:00

– Прежде всего я услышал комментарий представителей белорусской оппозиции [Павла Латушко – см. ниже]. Я думаю, не надо им спешить давать советы, потому что у нас ситуация самая сложная, после них, конечно. Они сейчас теряют страну под российской ползучей аннексией. И Лукашенко, к сожалению, этому способствует – у них сложная ситуация. Но у нас не легче ситуация: у нас есть угроза той гибридной операции на севере, там, где уже действующая белорусская власть не может проконтролировать, имея на своей территории пункты постоянного пребывания российских войск. Поэтому для нас теперь уже вопрос стоит очень серьезно в сфере не просто каких-то международно-правовых, политических решений, а именно в сфере безопасности.

Что касается реакции – я сейчас не представляю официальную позицию, но что, я думаю, было бы правильно сделать – это отреагировать согласно Договору о дружбе, партнерстве и сотрудничестве между Украиной и Беларусью, который уже более 23 лет действует. В этом договоре есть статья 3, в которой четко указано, что в случае каких-то действий одной из сторон, направленных против суверенитета другой стороны, идут консультации. Но для этого мы должны все-таки получить какую-то внятную официальную позицию по поводу Крыма, потому что я прочитал вашу цитату, которую вы приводите, послушал даже самопровозглашенного президента Беларуси. У него какой-то странный поток мысли: он называл Крым, что это его Крым.

– И вспоминал, как он там купался и в первый раз море увидел.

– Ну ок, можно, конечно, поехать через украинскую территорию, нет проблем. Насчет полетов, самолетов – это сложнее история, потому что санкции уже действуют и тут есть международно-правовые решения. Все-таки нужно понять, какая же позиция, на что, собственно, претендует самопровозглашенный президент. Это одна часть четко юридическая. Тут не обойдешься без какой-то официальной позиции, поэтому мы не понимаем, как относиться к Александру Лукашенко на самом деле, что он контролирует вообще-то в последнее время и куда это зайдет.

По-моему, он теряет, каждую неделю я вижу, как теряет свое влияние на решения в самой Беларуси, поэтому для него, мне кажется, более угрожающая ситуация – это российская экспансия. Она идет полным ходом, и ему там места нет. Я думаю, что он это прекрасно понимает.

Мне очень жаль, что он потерял эту возможность в свое время остаться все-таки реальным белорусским политиком, а сейчас он фактически выступает уже не самостоятельно. Мы это понимаем, поэтому спектр действий у нас может быть большой, но мы бы не хотели, чтобы это ударило по белорусскому народу.

Поэтому я не думаю, что [нужны] резкие движения помогать Путину с экспансией в Беларуси, ползучей аннексией Беларуси, превращение Беларуси в третью республику. У нас есть такие на востоке – псевдо маленькая территория "ДНР" и "ЛНР", а теперь еще будет БНР? Мы не хотели бы. Мы видим, как там относятся к людям, мы очень не хотели бы, чтобы Беларусь превратилась в такой же, не знаю, как это назвать, в российский анклав.

Но, конечно, мы серьезно воспринимаем изменение позиции. Я все-таки думаю, что это изменение позиции, потому что когда заявлялось раньше, Александр Лукашенко так никогда не говорил.

– Он всегда пытался на двух стульях усидеть. Кстати, скажу, что с вами солидаризируется, по всей видимости, Дмитрий Кулеба [министр иностранных дел Украины]. Дам его цитату, что он сегодня сказал: "Нет смысла оценивать каждое проявление потока сознания, которое осуществляет Александр Лукашенко регулярно", – и так далее.

– Честно говоря, я не видел это заявление, как-то пропустил, но, помимо этого заявления, я тоже обратил на это внимание, все-таки МИД – это официальный орган, там нужно запросить официальную позицию Беларуси. Конечно, это может как-то ускорить обострение ситуации, что не хотелось бы, но без этого прояснить мы можем только конкретными официальными действиями, а не заявлениями на российских пропагандистских телеканалах.

– Накануне президент Турции Эрджеп Тайип Эрдоган вызвался взять на себя посредническую миссию, об этом сообщило агентство "Анадолу". Он сказал: "Наша позиция по ситуации в Украине общеизвестна. Турция выступает за обеспечение мира с акцентом на положение крымских татар. Мы неоднократно обсуждали этот вопрос с дружественной Россией. Контакты продолжаются. Надеемся, что регион не превратится в зону боевых действий и воцарится мир. Анкара выступает за позитивное развитие процессов. Турция готова к посредничеству. Готова обсуждать этот вопрос со сторонами". Валерий, как вам такой посредник?

– Я считаю, такие инициативы не стоит игнорировать, там четко говорилось, что речь идет о первой стадии, гуманитарных вопросах. Я скажу, что президент Турции сыграл значительную роль в освобождении пленных, наших украинских граждан из Крыма. Я думаю, что если об этом будет идти речь в первую очередь, то, не подменяя другие механизмы, в том числе и многосторонние, я думаю, что это очень полезно. И мне кажется, что Украина, я опять же не говорю официально, но с нашей точки зрения, мы очень благодарны за такие инициативы и Турции, у которой складываются с нами хорошие отношения. Кстати, и с Россией личные отношения Путина и Эрдогана неплохие. Поэтому в принципе почему бы нет, но для этого нужно, чтобы Россия соглашалась идти навстречу. Пока это все как бы в одни ворота. Поэтому мы не отбрасываем таких идей. Другое дело, что Россия прибегает к силовому аргументу, тут вы даже говорили о ядерном оружии, это пугает. Эти всякие заявления, действия, они очень настораживают.

– Валерий, но при этом Путин, например, говорит об Эрдогане, что это "человек слова", что он держит свое слово. При этом и Зеленский очень лестно отзывается об Эрдогане и говорит о том, насколько важно для Украины такое сотрудничество. И мы видим по ряду шагов, которые предпринимаются и Киевом. Мой вопрос вот в чем: Эрдоган, по вашему мнению, кому больше друг и партнер – Путину или Зеленскому?

– Я был раньше членом совета высшего уровня Украины и Турции, поэтому могу подтвердить, что президент Турции держит свое слово, это правда. Что касается всех дальнейших вопросов, какие отношения у него сейчас сложились, я не хотел бы комментировать, это лучше знают участники этого трио. В данном случае мы же смотрим не только на личные отношения, мы же смотрим на то, как это может дополнять или усиливать возможности. Честно говоря, я думаю, что даже папа римский сейчас бы Путина никак не успокоил, потому что, мне кажется, там уже настолько это все вышло за рамки – восстановление этой империи, какая-то тоска по Советскому Союзу, – что тут уже ни Эрдоган, ни папа римский не поможет. Это мое личное мнение. Поэтому так в принципе я считаю, что это было бы возможно сейчас – какое-то разблокирование ситуации, если бы на это ответила Россия. Но вы видите, Россия-то молчит.

"Лукашенко получает минимальную цену"

Если бы в прошлые годы Александр Лукашенко пошел на признание Крыма частью России, он получил бы многое, а сейчас ситуация для него безвыходная, считает Павел Латушко, член президиума Координационного совета белорусской оппозиции. По его мнению, Лукашенко это делает для того, чтобы дальше Россия хоть каким-то образом продолжала поддерживать функционирование его в той должности, на которой он находится. "Сейчас он получает минимальную цену".

"Для России Лукашенко тоже является токсичным, это тактическая игра России: он нужен до тех пор России, пока он контролирует Беларусь, загнав фактически под асфальт белорусов. И второе – пока он идет на уступки. Поэтому торг минимальный", – об этом Павел Латушко рассказал в эфире Настоящего Времени. Он также высказал свое мнение о новом пакете санкций, о том, стоит ли ждать Украине военной агрессии со стороны Беларуси и что могут сделать украинские власти в ответ на заявление Лукашенко о Крыме.

Павел Латушко – о новом пакете санкций в отношении белорусских властей и заявлениях Лукашенко
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:11:34 0:00

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG