Ссылки

Новость часа

"Закончится миграционный кризис – начнется наркотический". О чем Европа может договариваться с Лукашенко


Канцлер Ангела Меркель 17 ноября вновь обсудила с Александром Лукашенко ситуацию с мигрантами на белорусско-польской границе – это был их второй разговор за три дня. Однако позиция Европы в отношении Лукашенко жесткая, и торговаться с ним лидеры ЕС не намерены. Атака провалилась, и нужно отматывать назад, считает Анатолий Котов, бывший заместитель заведующего отделом в Управлении делами президента Беларуси. В разгар прошлогодних протестов и их жесткого подавления он ушел в отставку, сейчас находится в Варшаве.

В эфире Настоящего Времени Анатолий Котов прокомментировал телефонные разговоры Меркель и Лукашенко, а также рассказал, о чем, на его взгляд, Евросоюз может договариваться с последним.

Анатолий Котов – о чем Европа может договариваться с Лукашенко
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:29 0:00

– Анатолий, согласно вашей экспертизе или, как думаете, о чем договариваются Лукашенко и Меркель?

– Сложно говорить о каких-то договоренностях. У каждой стороны есть своя позиция, и позиция Германии вполне жестко, кратко, емко выражена в двух твитах, которые были посвящены первому и второму разговору. И, кстати, если уже про разговор говорить, то сегодня немецкое издание Bild подтвердило слова эстонского министра иностранных дел о том, о чем попросил Лукашенко. Со ссылкой на источники в канцелярии канцлера Меркель подтверждены все абсолютно тезисы этой стороны [белорусской]: все очень просто – признайте, снимите санкции, еще лучше дайте денег. И эта тема прозвучала в сегодняшнем разговоре, [деньги] на какие-то мифические лагеря для афганских беженцев.

У другой стороны, у Германии, решить вопрос с международным правом – это либо предоставить статус беженца мигрантам на территории Беларуси, либо оказать им помощь в трансфере их в страны, из которых они, собственно говоря, прилетели, ну а до этого момента обеспечить хоть какие-то более или менее человеческие условия, чтобы люди не в лесу жили.

– Кто, по вашему мнению, на какие уступки может пойти?

– Европа обозначила, что никаких уступок в плане начала торга, начала диалога, начала признания они не собираются делать. И опять-таки, если очень внимательно посмотреть на заключительную часть сообщения о сегодняшнем разговоре, там черным по белому по-немецки написано: "Мы продолжим контакты по теме миграции". И на этом как бы точка, то есть ни по каким другим темам Ангела Меркель, Жозеп Боррель не планируют контактировать: локальный кризис и не более того, и то из соображений гуманизма.

КАК ЧИТАТЬ НАС В БЕЛАРУСИ >>>

– Анатолий, мне тогда вот что непонятно: если Европа не готова идти на уступки, почему тогда Лукашенко должен идти на уступки? Просто боясь очередного пакета санкций? Может, тогда уступками будет непринятие новых санкций?

– На самом деле пятый пакет санкций, который будет опубликован в ближайшие дни, скорее всего – завтра, вполне возможно – в пятницу, является ответом на те действия, которые были совершены несколько месяцев назад. Здесь никаких уступок со стороны Евросоюза, оснований для них не рассматривается. В Европейском союзе прекрасно понимают, что начинать торг из-за данной конкретной миграционной проблемы абсолютно бесперспективно, потому что появится другая проблема.

Сегодня уже пообещали проблему с наркотиками, очень открыто пообещали проблему с наркотиками, которые будут трафиком через Беларусь в Европу поступать. Закончится миграционный кризис – начнется наркотический. Не решается проблема вообще никак, если вычленить отдельный ее аспект: мигранты, наркотики, это не решает проблему политзаключенных, это не решает проблему возникновения таких кризисов в последующем. И в Европе это прекрасно понимают, поэтому сам по себе звонок нужно рассчитывать как снисхождение и уступку.

– Но на это снисхождение, на эту уступку, как я понимаю, все-таки сподвиг как раз этот миграционный кризис?

– Да, сподвигло бедственное положение людей, которых просто используют в качестве инструмента гибридных действий в отношении Европейского союза. Не останавливаясь на том, каким образом, какими мотивами они сами руководствовались, приезжая на границу Польши и Беларуси, Литвы и Беларуси, Латвии и Беларуси, они все равно люди, и они все равно заслуживают человеческого отношения, более или менее комфортных условий и права на жизнь.

– Я просто не могу понять все-таки, что должно заставить Александра Лукашенко пойти на попятную: просто само наличие этого звонка?

– Нет, на самом деле на попятную может заставить пойти только жесткая позиция Европейского союза, и она продемонстрирована.

– Угроза шестого пакета санкций в таком случае?

– Угроза шестого пакета санкций, демонстрация того, что миграционная атака на восточные рубежи Европейского союза провалилась, план не сработал. Выстрелов на границе, как бы там кому-то в Минске ни хотелось, с польской, литовской или какой-то другой стороны не прозвучало. Не было того, что можно было бы квалифицировать как акт агрессии, хотя именно об этом уже месяц как говорится в Минске от, условно говоря, официальных лиц до самых различных государственных и окологосударственных медиа: что все идет к тому, что там начнут стрелять или уже стреляют поверх голов и так далее и тому подобное. Но это все разбилось о достаточно жесткую позицию: никого не пускать.

А второе: реагировать на все крайне сдержанно. Поэтому атака провалилась, и нужно отматывать назад.

***

Президент Польши Анджей Дуда накануне заявил, что Польша не признает договоренностей по решению миграционного кризиса, которые будут достигнуты без ее участия. Пресс-секретарь польского МИДа Лукаш Ясина объяснил Настоящему Времени позицию польских властей.

Пресс-секретарь МИД Польши – о непризнании договоренностей Лукашенко с Европой без участия польских властей
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:08 0:00

— Когда ты говоришь с диктатором, когда ты говоришь с лжецом, когда ты говоришь с человеком, который поместил свою нацию и всех журналистов в тюрьмы, этот человек не скажет тебе правды, и договариваться тебе с ним, по-нашему, не надо. Лукашенко есть такой, как есть. Когда он услышал от Запада, что они хотят компромисса, что они будут с ним говорить, он почувствовал, что они слабые и показал им, что он думает. Лукашенко ведет себя как гангстеры: когда они видят, что другие слабые, то доказывают им, что будут делать больше и больше.

Когда Ангела Меркель звонила Лукашенко и обращалась к нему "господин Лукашенко", в ее речи он был господином Лукашенко, а не президентом. Его легитимность в Европе никто не признал. Будут новые санкции, а не снятие старых санкций. Это поддержали также и немцы во время сессии с Советом министров иностранных дел Евросоюза.

Мечты Александра Григорьевича пока не исполняются. Никакого открытия нашей границы не будет – только легальный переход через наши пограничные переходы. Никаких коридоров. Варианты, которые мы поддерживаем, – это возвращение мигрантов домой. Мы поддерживаем вместе с Ираком, Иорданией, с Ливаном и другими государствами Ближнего Востока вариант [депортации].

Если какие-то страны Евросоюза, например, Германия, хотят взять этих людей на себя, это не делает для нас никаких проблем. Но никаких коридоров открывать [мы не будем].

Все, кто живет в Восточной Европе, и мы говорим это нашим друзьям на Западе, в Беларуси ничего не может происходить без поддержки Российской Федерацией, без поддержки Владимира Путина и его людей. Там российские силовики, там российские военные. Очень сильно поддержал Лукашенко Сергей Викторович Лавров в своей речи. По-нашему, Россия поддерживает Беларусь, Россия стоит за Беларусью. Страной, которая может поддержать компромисс между Евросоюзом и Лукашенко, Россия, по-нашему, не будет, потому что они стоят за диктатурой Лукашенко и участвуют в этом.

Когда там находятся агрессоры, нам тоже нужна помощь на всякий случай. Будет поддержка – будут прибывать в Польшу военные из НАТО. Они прибывают и теперь – например, на польской границе [сейчас находятся] королевские [подразделения] из Великобритании. НАТО тоже нас поддерживает и будет поддерживать, пока Лукашенко не деэскалирует этот конфликт.

Министерство информации Беларуси заблокировало доступ к сайту телеканала "Настоящее Время" на территории страны. Официальной причиной названо "распространение гиперссылок на материалы, признанные экстремистскими". Жители Беларуси могут читать и смотреть материалы Настоящего Времени через VPN, в телеграме и других соцсетях, а также с помощью зеркала.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG