Ссылки

Новость часа

Тысячи мигрантов остаются у границы Евросоюза, а зима все ближе. Что будет дальше – отвечают евродепутат и белорусская правозащитница


Зеленые фонари в окнах и чрезвычайное положение: как Польша встречает мигрантов с белорусской границы
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:48 0:00

Зеленые фонари в окнах и чрезвычайное положение: как Польша встречает мигрантов с белорусской границы

Помогать ли мигрантам, которые пытаются попасть в Евросоюз с белорусской границы, и если да, то как – одна из самых популярных тем в Польше. Днем температура в приграничных районах – меньше десяти градусов тепла, а ночью падает до нуля. В таких условиях под открытым небом мигранты ночуют в белорусском лесу с 8 ноября.

"С белорусской стороны идет подготовка к созданию большого лагеря для мигрантов на границе с Польшей. Белорусские службы доставляют необходимые материалы", – сообщило 12 ноября польское министерство внутренних дел. Из этого лагеря мигранты пытаются попасть в Евросоюз. Им недостаточно прорваться через железный забор с колючей проволокой – по ту сторону границы действует чрезвычайное положение, а значит, усиленные меры безопасности.

Корреспондент Настоящего Времени оказался в Польше, в шести километрах от границы. Дальше могут подъехать только местные жители, полиция и армия. Журналистов и волонтеров, которые везут гуманитарную помощь, в зону ЧП не пускают. Волонтерам остается ждать, когда власти позволят передать помощь на границу. Того, что предоставляет Минск, людям катастрофически не хватает.

"У нас здесь одежда, обувь, спальные мешки, коврики, на которых можно лежать и не замерзнуть. Мы собираем все эти вещи для беженцев, поскольку в Польше многие не согласны с действиями властей, они хотят помочь тем, кому нужно убежище", – говорит глава фонда Ocalenie ("Спасение") Петр Быстрянин.

"Мы получаем от мигрантов сообщения, они пишут нам, что боятся смерти. И мы не можем ничего сделать, мы не можем помочь им, пока они находятся на границе. Прежде всего они просят еду, воду, медицинскую помощь", – делится волонтер Алиция.

Мигранты сожгли сотни белорусских берез в приграничной полосе для обогрева лагеря
Мигранты сожгли сотни белорусских берез в приграничной полосе для обогрева лагеря

Сочувствующие мигрантам поляки зажигают в домах зеленые лампы, которые видно с улицы. Это знак для мигрантов: хозяин готов предоставить ночлег и еду. Но так поступают далеко не все жители восточных воеводств: один из хозяев выставил стол, протянул электрический удлинитель и приготовил чай – для полицейских.

"Я думаю, что нужно выслать их назад, – говорит местный житель. – Принимать их здесь нет смысла, это будет бесконечная борьба".

"Выслать их назад, – предлагает другая жительница. – Если они хотят сюда попасть, то пусть делают это нормально через границу. А не так, как они это делают. Они могут идти в Германию, если хотят, но – нормально. В Польшу они не хотят. Я ничего против них не имею, потому что это люди. Но так не делается. Из-за них может начаться война".

"Может быть, гуманитарную помощь им дать, хотя бы воду, еду, какую-нибудь теплоту... все-таки люди", – говорит работник пилорамы на русском языке.

Пока в польском обществе спорят, что делать с мигрантами, приближается зима. Кроме холодов опасность для мигрантов представляют власти Беларуси. Волонтеры сообщают, что силовики избили и ограбили троих беженцев из Ирака и Сирии. За время кризиса на границах по разным причинам погибли не менее десяти человек.

КАК ЧИТАТЬ НАС В БЕЛАРУСИ >>>

Сценарии приграничного кризиса: от "зеленого света" мигрантам до войны

Как помочь мигрантам на границе – об этом мы поговорили с правозащитницей из белорусской команды Human Constanta Настой Лойкой и членом Европейского парламента от Литвы Пятрасом Ауштрявичюсом. Мы попросили экспертов выбрать наиболее реалистичный и устраивающий все стороны сценарий.

Четыре сценария на границах Беларуси и Евросоюза – комментируют белорусская правозащитница и депутат Европарламента
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:12:56 0:00

Сценарий № 1. Польша и Литва пропускают мигрантов

Ауштрявичюс: Я бы сказал, что нет решения, куда пускать. Литва может принять, я бы сказал, определенное количество мигрантов, но, наверное, не всех, кто появляется на границе, и мы точно не знаем, сколько их. А куда они пойдут? Я не слышу никаких оптимистических сигналов со стороны Германии или, скажем, других западноевропейских стран, поэтому этот сценарий мне не кажется реалистичным.

Лойка: Я могу согласиться, что, возможно, это и не случится в ближайшее время. В то же время мы в своих заявлениях обращаем внимание на то, что есть все-таки Конвенция о статусе беженцев, есть нормы. Если кто-то из этих людей подходит к любому пограничнику и говорит: "Я прошу международной защиты", – то это обязанность впустить таких людей и рассматривать их ситуации. Никакие военные положения на границе не отменяют эти нормы.

Понятно, что этих людей целенаправленно используют белорусские власти. Понятно, что часть из них говорят, что они все-таки хотят в Германию. Дублинские соглашения (регламент, определяющий какое государство – член ЕС несет ответственность за рассмотрение ходатайства просителей убежища – НВ) иногда противоречат Конвенции ООН о статусе беженцев, люди не до конца понимают правовые нормы и про первые безопасные страны.

Мы здесь в Минске пробуем им это объяснить, но это сложно из-за специфического понимания права, с одной стороны, и, с другой стороны, из-за определенного культурного кода, связанного с Германией. Мы настаиваем на том, что такая возможность для этих людей должна быть, просто исходя из правовых норм, от которых никто пока не отказывался публично. Мы ждем этого решения – откажутся либо хотя бы часть людей должны пустить.

Сценарий № 2. Польша и Литва оставляют границы на замке

Ауштрявичюс: Вы знаете, очень неопределенная ситуация по этому поводу. Никто не знает, что будет происходить в лагерях, которые разбиты на границе. Могут быть разные сценарии. Скажем так, Ирак или посольство Ирака в Москве возьмется за более организованные действия по возвращению своих граждан назад в Ирак. Это возможно. Но я думаю, что эта неопределенная ситуация будет продолжаться, потому что я не вижу никаких действий со стороны Минска, чтобы выйти из этой ситуации.

Это значит, что мы тут говорим уже не о днях, а о еще большем промежутке времени. И в этом сценарии я предвижу, наверное, только одну возможность: что только часть беженцев сможет попасть в Литву или в Польшу по гуманитарным соображениям.

Пятрас Ауштрявичюс – член группы Renew Europe в Европарламенте, член правления Европейского фонда за демократию
Пятрас Ауштрявичюс – член группы Renew Europe в Европарламенте, член правления Европейского фонда за демократию

Лойка: У меня опять же нет позитивных сценариев. Мы сейчас обсуждаем две стороны этой проблемы. Одна сторона – это чтобы новые люди в таком количестве не приезжали в Беларусь. Сейчас количество, по нашим наблюдениям, поменьше, потому что закрыто генеральное консульство Беларуси в Ираке, то есть виз стали давать меньше.

Если "Белавиа", как обещают, не будет перевозить людей с определенным гражданством (то же самое касается и Turkish Airlines), тогда будет меньше людей приезжать, но все равно останется проблема: что делать с теми людьми, которые находятся в Беларуси, прямо на границе. У нас есть большое опасение, что они там загнаны в ловушку, что им не дают оттуда выехать, потому что раньше они пробовали приезжать, польская сторона могла даже сломать у них телефон, выдворить их назад в Беларусь, они приезжали в Минск, отогревались и опять пробовали попасть на границу. Сейчас, по нашим наблюдениям, у них нет возможности оттуда выехать. То есть какое-то время их как заложников, заложниц будут удерживать белорусские власти, просто шантажируя живыми лицами, живыми детьми, может быть, началом смертей, так что все-таки на это отреагируют.

Из реакций, кстати, видела, что Мюнхен готов принять какую-то часть людей, но я думаю, что это еще не общее решение всей Германии, то есть они обсуждают эти моменты. Но у меня нет, к сожалению, оптимистичных прогнозов, исходя из понимания целей белорусских властей, что эти люди просто пушечное мясо для давления на Европейский союз, и вряд ли очень легко белорусские власти от этого откажутся. В какой-то момент они, возможно, скажут: "Смотрите, какие плохие польские пограничники, не пускают, а мы не такие звери, мы, так уж и быть, вернем их назад", – и организуют просто вместе с иракским представительством коллективную высылку. Определенный опыт такой уже есть, и такой сценарий тоже возможен. Более чем уверена, что остаться в Беларуси им не разрешат. Мы знаем уже, что несколько человек подаются на защиту здесь, в Беларуси, мы будем очень рады, если люди будут так делать, но пока это единичные случаи; вероятность, что этот статус предоставят, небольшая.

Наста Лойка защищает права иностранцев и лиц без гражданства в Беларуси
Наста Лойка защищает права иностранцев и лиц без гражданства в Беларуси

Сценарий № 3. Столкновения на границах

Ауштрявичюс: Это самый рискованный сценарий, самый неблагоприятный и тот, который может взорвать региональную безопасность. Но действия, за которые взялась Российская Федерация, то есть маневры, которые были не объявлены заранее, в пяти километрах от границы с Литвой и 15-20 километрах от границы Польшей, – я рассматриваю как большую провокацию, которая все-таки показывает, что втягивание российской стороны становится все более и более реальным.

Зная, какие вообще отношения теперь между Западом и Россией, вероятность такого радикального развития кажется мне ненулевой. И, кстати, я не знаю, насколько контролирует ситуацию сам Лукашенко. По-моему, он уже просто стал игрушкой в этой игре. Это еще повышает меру риска в этом сценарии, поэтому это самое плохое, что может случиться, надо делать все возможное, чтобы и Москва, и Минск поняли, с каким огнем они играют.

Лойка: Это политологический вопрос, стратегический. Я все-таки больше специализируюсь в сфере прав человека. Понятно, что есть Женевские конвенции, которые регулируют военные конфликты, очень не хотелось бы, чтобы до них дошло. Я вижу нагнетание, соглашусь с этим, но очень надеюсь, что пока нет прямых интересов ни белорусских властей, ни российских на военное вторжение, развязывание прямо войны. Но нагнетать ситуацию, еще больше ее обострять, возможны какие-то провокации – это я могу допустить. Тут очень важно, конечно, не поддаваться на эти провокации, но и в то же время помнить про людей, которые оказались заложниками.

Знаете, у меня эти люди на границе вызывают ассоциации с белорусскими политическими заключенными, потому что они сейчас играют похожую роль. Они как будто бы стали предметом торга с двух сторон. И то же самое сейчас происходит с этими людьми на границе, и очень жаль, что это рассматривается не в одной плоскости, хотя в общем мне кажется, что это похожие ситуации.

Кризис возник несколько месяцев назад – сначала мигранты направлялись главным образом в Литву, сейчас главное направление для них – Польша, а конечная цель – ФРГ
Кризис возник несколько месяцев назад – сначала мигранты направлялись главным образом в Литву, сейчас главное направление для них – Польша, а конечная цель – ФРГ

Сценарий № 4. Мигранты покидают Беларусь

Ауштрявичюс: Я думаю, что это возможно. Я не могу предвидеть, какое количество этих людей может попасть в этот сценарий. Я думаю, что не все будут заинтересованы в возвращении на свою родину. Но те, что сравнительно долго находятся в Беларуси и увидели все своими глазами, почувствовали, я не знаю, как тут сказать, гостеприимство Лукашенко, что значит быть так называемым культурным туристом в Беларуси, они, наверное, думают о возвращении домой. Но не все, наверное, потому что не у всех есть куда возвращаться. По-моему, люди, которые заплатили 10 тысяч и больше долларов за свою поездку в Минск, – они как бы на льду. Поэтому они будут стараться всеми силами остаться.

Кстати, один из сценариев, который я мог бы предложить к рассмотрению, – это часть мигрантов отойдет к белорусско-украинской границе и попытается перейти в Украину, а там уже смотреть, как сложатся дела. Поэтому я думаю, что одного решения по отлету и возвращению не будет.

Лойка: Я думаю, возможно, что их силой заставят это сделать. А сейчас, когда прозвучал украинский сценарий, я тоже подумала, что не хочется подсказывать белорусским властям, но, учитывая отношения с Украиной, такое тоже возможно: их просто выдворят в любую сторону, лишь бы они не оставались в Беларуси. Но про добровольное возвращение у меня есть сомнения, что часть людей согласятся. Мы спрашивали, и части из них действительно угрожает опасность, им физически тяжело находиться в Ираке, и они будут искать другие варианты, может быть, они согласятся на Беларусь, на Россию и на что угодно.

  • Белорусские власти во главе с Александром Лукашенко отрицают свою роль в переброске мигрантов на границы с Евросоюзом. Ранее Лукашенко говорил, что его страна служила барьером на пути переброски нелегальных мигрантов и наркотиков в Литву, а теперь: "Будете сами их есть и ловить".
  • 12 ноября белорусская авиакомпания "Белавиа" заявила, что прекращает перевозку граждан Ирака, Сирии и Йемена на рейсах, следующих из Турции в Беларусь. Аналогичное заявление сделала компания Turkish Airlines.
  • Президент России Владимир Путин сказал, что отношение польских пограничников к мигрантам на границе с Беларусью не соответствует декларируемым Евросоюзом ценностям гуманизма. Про Беларусь он подобного заявлять не стал.

***

Министерство информации Беларуси заблокировало доступ к сайту телеканала "Настоящее Время" на территории страны. Официальной причиной названо "распространение гиперссылок на материалы, признанные экстремистскими". Жители Беларуси могут читать и смотреть материалы Настоящего Времени через VPN, в телеграме и других соцсетях, а также с помощью зеркала.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG