Ссылки

Новость часа

"Задают вопрос об оппозиции – и он переходит фактически на крик". Политолог анализирует интервью Лукашенко журналисту BBC


Кадр из интервью Александра Лукашенко журналисту BBC Стиву Розенбергу

Александр Лукашенко изложил свое видение миграционного кризиса и происходящего в стране в целом в интервью журналисту BBC Стиву Розенбергу. Эту беседу обсуждают как редкий случай, когда корреспонденту удалось вывести Лукашенко из себя и настоять на том, чтобы он отвечал на заданные вопросы. Что вызвало ярость Лукашенко и можно ли считать его ответы "заочной перепалкой" с Владимиром Путиным – об этом мы спросили белорусского политолога Валерия Карбалевича.

Валерий Карбалевич об интервью Лукашенко журналисту BBC
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:06 0:00


— Что для вас самым важным стало в этом интервью или новым?

— Да, действительно, интервью очень знаменательное. Лукашенко считает себя прекрасным полемистом и смело дает интервью западным журналистам, западным медиа. Он уверен, что всегда их переиграет, потому что сам жанр интервью ведь журналисту дает ограниченные возможности вступать в полемику. В данном случае Лукашенко свой сценарий осуществить не мог, фактически ему его навязал журналист BBC. Он короткими репликами, вопросами сбивал Лукашенко – и в результате на экране появился очень агрессивный, очень нервный, очень раздраженный руководитель Беларуси. Вот такого Лукашенко, например, я давно не видел, может быть, и никогда не видел.

— Лукашенко в этом интервью заочно ответил Владимиру Путину, который до этого призвал Лукашенко к диалогу с оппозицией. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков попробовал разъяснить эти слова Лукашенко – мол, так Лукашенко заявил о категорической невозможности говорить с оппозицией. А вам, Валерий, как показалось, что кроется за этими словами, стоит ли в них искать какой-то подтекст "заочной перепалки" с Владимиром Путиным?

— Белорусские журналисты давно заметили: как только разговор заходит об оппозиции, Лукашенко выходит из себя. Спокойный, уравновешенный человек дает интервью, спокойно даже шутит, но как только ему задают вопросы об оппозиции, он мгновенно меняется и переходит фактически на крик. Потому что [оппозиция] – это же люди, которые претендуют на власть, а власть – это его власть. Это вообще святотатство, как он считает, претендовать на власть в Беларуси еще кому-то кроме него.

А за этой полемикой с Путиным, да, кроется некое напряжение, которое возникло. И я думаю, что тут два фактора: первый – это референдум и вопрос о транзите власти в Беларуси, который проходит совсем не по тому сценарию, по которому Путин и Лукашенко договорились больше года тому назад, и это вызывает недовольство Путина. Второй момент, я думаю, – это тот самый миграционный кризис. Возможно, Путин что-то пообещал руководителям Германии, Франции, которые его просили, а Лукашенко, видимо, – опять же, версия – отказался следовать настойчивым рекомендациям из Москвы. Ну и это вывело Путина из себя, появилась эта реплика о необходимости вести переговоры с оппозицией. Путин нажал на самое болезненное место Александра Лукашенко.

— Которое уже, в свою очередь, вызвало раздражение у Лукашенко?

— Да, понятное дело, что это вызвало раздражение – и вот его эмоциональная реакция.

— Но мне, честно говоря, показалось, что даже более эмоциональным был ответ Лукашенко на вопрос о том, как к нему обращалась Ангела Меркель: "президент" или просто "господин Лукашенко". Уже несколько дней об этом говорят, и комментария со стороны команды немецкого канцлера нет.

— Я не стал бы сейчас пытаться гадать, как его называли, но тут интересна реакция Лукашенко: она очень нервная и очень агрессивная. Вот почему-то этот вроде невинный, на первый взгляд, вопрос вызвал, скажем так, такую возбужденную реакцию Александра Лукашенко. Это говорит о том, что да, для него эта тема достаточно болезненна.

— И последнее: он признался, по сути, в том, что на Окрестина избивали людей. Почему он это сделал? Он не боится, что его даже сторонники осудят за это?

— Видите, журналист настолько его вывел из себя, что он не побоялся сбросить с себя маску, что ли. Маска есть у любого политика, когда он общается с медиа. Политик всегда хочет выглядеть перед средствами массовой информации, перед публикой лучше, чем он есть на самом деле. В данном случае журналист настолько вывел Лукашенко из себя, что он сбросил маску – и ему действительно уже все равно, как он будет выглядеть. Он выглядел очень натурально. И натурально он выглядит, скажем так, не очень приятно и не очень красиво. Но это мастерство журналиста, мне кажется. То есть [Лукашенко] после таких вопросов уже даже неинтересно, что о нем подумает аудитория: и белорусская, и международная.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG