Ссылки

Новость часа

"Лукашенко использует политзаключенных только для торговли". Когда могут отпустить Виктора Бабарико на свободу


О возможном выходе на свободу незарегистрированного кандидата в президенты Беларуси Виктора Бабарико на прошлой неделе говорил член Координационного совета Павел Латушко, ссылаясь на свои источники: якобы отца и сына Бабарико могут отпустить, если они уедут из Беларуси. Адвокаты Бабарико и его семья эту информацию опровергли. По их словам, предложений об освобождении из СИЗО КГБ под какие-либо условия политику и бизнесмену не поступало. Виктор Бабарико вместе с сыном Эдуардом находятся под стражей с середины июня: экс-председателя правления ОАО "Белгазпромбанк" обвиняют в отмывании денег, уклонении от уплаты налогов и во взяточничестве, его сына – в уклонении от уплаты налогов. Ни Виктор, ни Эдуард вину не признают.

Могут ли эти слухи иметь долю правды и способен ли Лукашенко выпустить политзаключенных из тюрьмы, в эфире Настоящего Времени прокомментировал координатор гражданской кампании "Европейская Беларусь" Андрей Санников.

Андрей Санников – экс-замминистра иностранных дел (1995-1996), экс-кандидат в президенты Беларуси на выборах 2010 года. После выборов был признан виновным в организации беспорядков и приговорен к 5 годам лишения свободы в колонии усиленного режима. Подал прошение о помиловании на имя президента, был освобожден досрочно в 2012 году. Вскоре получил политическое убежище в Великобритании.

Андрей Санников – о том, может ли Лукашенко отпустить политзаключенных на свободу
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:54 0:00

— Есть непреложное правило: такую информацию просто запрещено выдавать в эфир, делать публичной. Наверное, людям, которые не сидели, этого не понять.

— Я уточню, какую информацию вы имеете в виду: то, что его могут потенциально отпустить?

— Да. Утечки такой информации делаются сознательно, чтобы Бабарико не выпустили и даже не думали выпускать. Если что-то и происходило, ни в коем случае нельзя было об этом говорить.

Я хочу сослаться на одну историю, которая произошла в сентябре 2011 года. Тогда была утечка информации. Я тогда сидел в тюрьме. К Лукашенко приезжал министр иностранных дел Болгарии Николай Младенов, который договорился о том, что нас выпустят в обмен на то, что Лукашенко начнет переговоры. И вы знаете, мы действительно, даже находясь в СИЗО КГБ, я и мои друзья, вели речь о том, что мы готовы вступить в переговоры, для того чтобы избежать кризиса, для того чтобы избежать дефолта. И, наверное, что-то где-то сработало.

Но потом почему-то через польский МИД прошла такая информация, что Младенов договорился о том, что нас будут выпускать. На тот момент сидело два кандидата в президенты – Николай Статкевич и я. Потом эту информацию подхватил любимый поляками политик Александр Милинкевич. И все заглохло. И потом просто начались пытки.

Поэтому это запредельно – выпускать такую информацию, когда человек в тюрьме. Когда человек, политик в тюрьме, его объявили политзаключенным, надо говорить о том, что должны все сделать, чтобы его освободить. Должны быть фотографии, плакаты Бабарико, Статкевича, Северинца, Тихановского. А не такие вот подленькие утечки, которые свидетельствуют, наверное, не о совсем далеком разумении ситуации.

— Ведь об этом сказал все-таки Павел Латушко.

— И что такое Павел Латушко? Павел Латушко – это человек системы, который работал на Лукашенко. Он ни дня не сидел, Павел Латушко не знает, что такое находиться в СИЗО КГБ. Я знаю. Поэтому я вам говорю, как есть на самом деле.

— Почему я так акцентирую, что Павел Латушко, – потому что, казалось бы, это сторонник Бабарико.

— Нет, сторонников Бабарико что-то я сейчас не вижу вообще. Я как-то не слышу его фамилии. Потому что это действительно был очень яркий кандидат, который очень много сделал для того, чтобы в стране начались эти все процессы, протесты в том числе. Хотя он говорил, что не оппозиция и будет делать все по закону. И за это поплатился.

Я сейчас почему-то не слышу ни его фамилии, ни фамилии Тихановского, ни тем более Николая Статкевича, Павла Северинца, Евгения Афнагеля. У нас было непреложное правило и оно остается: когда люди сидят в тюрьме, особенно лидеры политических процессов, их имена должны звучать каждый день. Сегодня я такого не наблюдаю.

И если они выйдут – тогда можно начинать процесс переговоров. Если они будут сидеть в тюрьме – даже думать ни о каком диалоге, ни о каких переговорах не стоит.

— А шанс, что Лукашенко кого-то отпустит, есть?

— Если будет давление. Не хватает элемента международных санкций. Как только начнут вводить экономические санкции, [тогда появится шанс]. Например, есть такая норвежская компания – Yara. Если бы Yara, которая закупает калийные удобрения у "Беларуськалия" ("Беларуськалий" сейчас прессует всех рабочих), сказала, что мы уходим с вашего рынка, пока вы не восстановите на работе всех, кого вы уволили, и перестанете душить забастовщиков, то мы с вами прерываем все сотрудничество. Даже вот это помогло бы освободить политзаключенных в Солигорске.

Если бы были приняты международные экономические, торговые, финансовые санкции, это помогло бы освободить политических лидеров Беларуси, которые сегодня в тюрьме. Да, конечно, Лукашенко выпускает. Но он сам никогда не выпустит, он сам использует политзаключенных только для торговли.

— Тихановская подтвердила, что в будущем у нее состоится встреча с избранным президентом США Джо Байденом. Может ли она на этой встрече додавить, и вообще значит ли это, что США ее признают избранным президентом Беларуси?

— Вот опять же, нет никакой подтвержденной встречи. Вы разговариваете с человеком, который проработал в дипломатии достаточно долго, я никогда не могу ссылаться на неточную, неправильную информацию.

— Я ссылаюсь на Тихановскую, которая заявила это "Белсату".

— А я вам говорю, что вы проверьте информацию, нет никакого ни приглашения, ни подтвержденной встречи. Я очень хотел бы, чтобы она состоялась, потому что это действительно важно было бы для нас. Но я не знаю, почему [циркулируют] эти слухи про Бабарико, про встречу с Байденом. Зачем это надо и кому это надо? Я не совсем понимаю, какие цели преследуются.

Потому что сегодня, я все время это повторяю, главный субъект политики в Беларуси – это народ, который протестует. И все нужно делать для того, чтобы как-то облегчить его участь. Опять вчера под 500 человек задержали, опять пытки, опять избиения. Сегодня уже дошли до того, что брали своих, в общем-то, бабушек и дедушек, даже не родителей. Вот об этом сейчас нужно думать.

Я не понимаю, почему эти какие-то вбросы создают дымовую завесу и уводят нас от главного. Да, с Лукашенко надо расставаться, он уже не имеет не то чтобы права, он даже не имеет никаких возможностей оставаться правителем Беларуси, чего он так хочет. Да, он и отпустит политзаключенных, если будет давление, и уйдет в отставку, если будет давление. Тут и Россия могла бы помочь, но вот, к сожалению, последний визит Лаврова был настолько странным, что я даже не знаю, как его оценить.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG